Книга посвящается Стивену и Барбаре




PDF просмотр
НазваниеКнига посвящается Стивену и Барбаре
страница115/115
Дата конвертации04.09.2012
Размер1.31 Mb.
ТипКнига
1   ...   107   108   109   110   111   112   113   114   115

просов является ответственным и творческим, и за это
мы приносим свою благодарность. Он откашлялся. –
Тем ни менее, в бизнесе остаются свои проблемы. Не-
которые из начальников отделов, подчинявшиеся Лео,
имеют большой стаж работы и за многие годы доказа-
ли свою приверженность студии. Все эти люди накопи-
ли опыт, гораздо больший, чем ваш, вот почему я от-
казываюсь предоставить вам право увольнять и заме-
нять их по собственной воле.
– Спасибо, Гарри, – сказал на это Майкл. – То, что
вы сказали, истинная правда. Многие из них работают
здесь уже давно и компетентны в своих сферах дея-
тельности. И все они, тем ни менее, не рады перспек-
тиве работать со мной. И, коль скоро они не смогут из-
менить свое отношение к моим методам в кратчайшие
сроки, я буду вынужден считать их несоответствующи-
ми занимаемым должностям.
–  Еще  одно,  –  продолжил  Джонсон.  –  Назначение
Марго  Глэдстоун  во  главе  оперативного  управления
мы  рассматриваем,  как  скоропалительное  решение.
Мадам Глэдстоун была секретарем у многих главных
руководителей, но ее опыт явно недостаточен, чтобы
руководить административными службами студии.
– Гарри, я разделяю ваши сомнения, но Марго зна-
ет гораздо больше о работе студии, чем любой из нас,
включая и меня. Она – глубоко интеллигентна, и я все-
гда находил ее суждения исключительно верными. Ко-
 
 
 


нечно, она будет отчитываться передо мной, и в любую
минуту в случае несогласия, я смогу отменить ее ре-
шения.
– Годовая зарплата в миллион долларов, плюс бе-
нефиты женщине, еще недавно работавшей секрета-
рем? – спросил Джонсон.
– Если она подходит для этой должности, – возра-
зил Майкл, – а она, как я уже сказал, подходит, то ее
компенсация вполне умеренна по стандартам нашей
индустрии.
Джонсон попытался возразить, но тут Майкл поднял
руку.
– Гарри, я не хотел бы вступать в дебаты, но Совет
должен принять единственное простое решение. Руко-
водить мне студией или нет. Позвольте мне высказать-
ся яснее. Я возьмусь за эту работу при условии, что
буду иметь те же полномочия, что и покойный Лео. Мой
контракт лежит перед вами. Он предоставляет мне все
полномочия.  И  я  представляю  вам  контракт  с  Марго
Глэдстоун исключительно из соображений порядочно-
сти. Если Совет одобрит мой контракт, то в свою оче-
редь, первым делом, я подпишу контракт с ней. Если
Совет предпочтет другое решение, тогда я освобожу
свое рабочее место в течение получаса. Полагаю, что
будет лучше, если я покину вас, пока вы все спокойно
обсудите. Джентльмены, решение за вами.
Майкл повернулся, чтобы уйти.
 
 
 


– Майкл, – позвал Джонсон.
– Что?
– Не думаю, что вам стоит уходить. Я снимаю вопрос
с повестки.
Майкл окинул взором стол. – Все «за»?
– Да, – дружно откликнулись все присутствующие.
– Против?
Молчание.
– Джентльмены, – сказал Майкл, – распускаю наше
собрание до очередной встречи через месяц.
Майкл вошел в офис, где его поджидала Марго. Он
подошел к своему столу, подписал четыре экземпляра
ее контракта, и один из них вручил ей.
С сегодняшнего дня ты глава оперативного управле-
ния Центурион Пикчерс.
Марго просияла и поцеловала его.
– А сейчас, – добавил он, – отправляйся к главе фи-
нансовой части и дай ему расчет.
– Есть, сэр, – коротко ответила Марго.
 
 
 


 
ГЛАВА 58
 
Майкл сидел в роскошном Мерседесе, доставшем-
ся ему в наследство от Лео, и наблюдал, как реактив-
ный самолет Гольфстрим IV шел на посадку в аэропор-
ту Санта Моника. Казалось, для такой громадины по-
садочная полоса была немыслимо короткой, но вско-
ре приземлившийся самолет уже съезжал по рулежной
дорожке и приближался к тому месту, где находился
Майкл.
Майкл приветствовал Томми Про у трапа, затем уса-
дил в Мерседес, пока шофер клал в багажник его вещи.
– Как тебе нравятся подобные транспортные услу-
ги? – спросил друга Майкл. Надеюсь, полет не утомил
тебя?
– Утомил меня? Хотелось бы почаще так утомлять-
ся. Он нашел нужную кнопку и поднял стекло, отделя-
ющее их от водительского места. Шофер вез их в на-
правлении к Малибу.
– Он может слышать нас разговор? – спросил Томми.
– Вовсе нет. Лео приобрел стандартный шестисотый
седан с двенадцати цилиндровым двигателем и пере-
делал его, увеличив длину. И сделал его совершенно
звуконепроницаемым.
Томми включил телевизор. – Он принимает переда-
 
 
 


чи CNN?
– Нет, Томми. Для этого нужен кабель или спутнико-
вая антенна.
– Но он принимает каналы, где передают новости?
Майкл  подался  немного  вперед  и  переключил  ка-
нал.  –  Мы  здесь  поймаем  пятичасовые  новости.  На
экране возникло лицо диктора Тома Брокова.
– Добрый вечер, – произнес телеведущий. – В се-
годняшних новостях очередная конфронтация с Сад-
дамом Хуссейном по вопросу инспектирования его во-
енных приготовлений, у президента глубокий полити-
ческий кризис по поводу скандала с Иран – Контрас,
и, – на экране возникла фотография мертвого челове-
ка, лежащего на нью-йоркской мостовой, – серьезные
перемены в руководстве мафии.
Томми глубоко вздохнул.
– В чем дело? – поинтересовался Майкл. – В газетах
ничего не было.
– Если немного повезет, то можно сказать, что этот
бедняга на мостовой – Бенни-Нос.
– Бенни? Кто, по-твоему, набрался смелости зава-
лить самого Бенни?
– Ты смотришь прямо на него.
– Ну, Томми, ты даешь! Давай, выкладывай все по
порядку.
– Ш-ш-ш-ш, – сказал Томми, показывая на экран.
Броков вновь появился на экране.
 
 
 


–  После  полудня  два  высокопоставленных  члена
нью-йоркской мафии были застрелены при выходе из
дверей ресторана в Манхэттене. Эти убийства опро-
вергли теорию ФБР, утверждавшую, что после смерти
Бенито Карлучи, власть перешла к четверке его при-
ближенных без обычной борьбы. Полиция считает, что
двое из них решили избавиться от конкурентов с целью
консолидации власти.
– Соображаешь теперь, почему я прилетел к тебе? –
сказал  Томми.  –  Самое  время  находиться  подальше
оттуда.
– Так кто же остался? – спросил Майкл. – Кто ведет
все дела?
– Остались Эдди и Джо Фунаро, а я веду все дела.
– Боже, Томми! Как ты сумел все устроить?
– Старик устроил все, вернее мы вместе с ним. Он
призвал всех четверых и дал новую установку и велел
Эдди и Джо подчиняться мне. Теперь они занимаются
уличным бизнесом, а я всем остальным. Они делают
свои дела, а я отмываю бабки в легальном бизнесе.
– Стало быть, ты управляешь всем?
– Всем. Томми явно был доволен собой.
Майкл откинулся к спинке сидения. – Стало быть, ты
– Дон?
Томми ухмыльнулся. Да, я – Дон.
Ближе к закату Майкл с Томми прогуливались вдоль
пляжа  колонии  Малибу.  Майкл  был  в  обычной  кали-
 
 
 


форнийской одежде, а Томми в закатанных до колен
брюках, шелковой безрукавке и свободно болтающем-
ся галстуке. Они только что поужинали и теперь гово-
рили о новых обязанностях Томми, и о его необъятной
власти.
– Винни, ты просто везунчик, – заметил Томми.
– Не знаю, не знаю.
– Везучее, чем сам себе представляешь.
– Что ты имеешь в виду?
– Если бы Дон прожил еще одни сутки, ты уже был
бы мертв.
Майкл остановился как вкопанный. – Что?
– Я удерживал его изо всех сил, а потом он умер.
– Старик хотел меня убрать?
– Винни, ведь ты дважды предал его.
– Томми, погоди, я не понимаю.
– Некоторые даже сказали бы, что ты дважды пре-
дал меня.
– Томми…
–  Ты  отговорил  Джонсона  и  Гелдорфа  от  продажи
студии японцам, что означает, нам и японцам.
– Томми, этого не следовало делать. По крайней ме-
ре, тогда.
– Отчего же не тогда? Я все устроил. Гелдорф вме-
сте с Джонсоном были у меня в кармане, Голдмэн –
умер, а ты был у руля.
– Томми, выслушай меня. Мне в руки досталась ки-
 
 
 


ностудия. Центурион Пикчерс! Знаешь, что это такое?
– Это означает черте какую сумму денег, вот что.
– Нет, гораздо больше. Я могу делать любой фильм,
подчеркиваю, любой , какой пожелаю. Могу нанять лю-
бую  кинозвезду.  Любого  директора,  любого  сценари-
ста. У меня в руках кнопка с зеленым светом. Понима-
ешь, я владею кнопкой.
– Черта с два ты владеешь. Ты работаешь за зар-
плату.
– Но мой контракт обеспечивает мне право получать
два процента от проката до тех пор, пока фильм рен-
табелен.
– Два процента в год? Ты говоришь мне, что предал
Дона,  Семью  и  меня  за  несчастные  два  процента  в
год?
– Томми, я не собирался никого предавать. Ты не по-
терял ничего.
– Старик видел все совершенно в ином свете, и если
бы не я, ты бы теперь кормил собой рыбу в Тихом океа-
не. Для усиления эффекта Томми указал рукой на вод-
ную гладь перед собой.
– Томми, я высоко ценю…
– Ты ни хрена не ценишь, Винни. Да знаешь ли ты,
что он велел мне сделать? Он приказал мне уничто-
жить тебя, а я не сделал этого. Впервые за всю жизнь я
проигнорировал распоряжение моего Дона. Ты не це-
нишь, Винни. Ты был вскормлен Семьей и так отпла-
 
 
 


тил за добро.
– Томми, то был мой шанс, можешь ты это понять?
– Твой шанс предать друзей?
– Мой шанс управлять своим делом, распоряжаться
своей жизнью и не быть под ногтем кого бы то ни было.
– Нет, тебя растили не так. Винни, черт подери, мы
все под ногтем друг у друга. И своей работой мы обя-
заны друг другу. А ты подумал, что мог забраться в кре-
сло Лео Голдмэна и никому не быть обязанным?
– Томми, я прекрасно знаю, что я у тебя в долгу. И
я сделаю все, чтобы отплатить тебе с лихвой. Только
скажи одно слово. Ты получишь все, что захочешь.
– Ты что, думаешь, что киностудия – это что-то вро-
де игрушки, да? Это нечто вроде гигантской игрушки, с
которой тебе угодно играть, не позволяя другим дотро-
нуться до нее? Ты так и не понял, что это не что иное,
как машина для печатания денег.
– Томми, просто скажи, чего ты хочешь.
– Я хочу шестьдесят процентов акций Центурион Пи-
кчерс. Это как раз то, что имеется у Гарри Джонсона, а
также фонд Аманды Голдмэн – фонд, которым распо-
ряжается Норман Гелдорф. Остальное я добуду сам.
– Томми, если я лишь заикнусь об этом, то сам се-
бе  перережу  горло.  Я  буду  отстранен  от  управления
студией. Мне вновь придется горбатиться на кого-либо
еще, разве ты не понимаешь?
– Винни, позволь мне рассказать тебе одну историю.
 
 
 


Помнишь Коротышку?
– Коротышку? У него что-то было с ногами, а у Дона
он был мальчиком на побегушках?
– Именно. Ноги не держали его, но он садился в ка-
талку на роликах и объезжал на ней окрестности, вы-
полняя поручения Дона.
Винни засмеялся. – Чего только не вытворял он на
этой доске-каталке!
– Верно, вытворял, и знаешь что? Дон доверял ему.
– Дон доверял Коротышке? Я и не знал, что он ко-
му-то доверял.
– Мало кому, но Коротышке он верил. И знаешь по-
чему?
– Почему?
– Ты не в курсе, но еще до нашего с тобой рождения
у Коротышки был самый богатый похоронный дом во
всей Литтл Итали.
– Нет, этого я не знал. Как же случилось, что он ока-
зался прикованным к своей каталке?
– Благодаря Дону. Дон ссужал его деньгами, не брал
проценты, помогал ему в бизнесе. Понимаешь, что я
хочу сказать? И единственная услуга, которую он дол-
жен был оказывать Дону, это хоронить кого-либо для
него. Дон присылал ему трупы, и тот должен был хо-
ронить их в могиле, по двое вместо одного официаль-
ного покойника.
– Что же было дальше?
 
 
 


–  Коротышка  испугался  копов  и  агентов  ФБР.  Они
крутились поблизости, и однажды он так перепугался,
что, когда Дон прислал ему очередного покойника, от-
казался его хоронить, сославшись на копов, которые
могли что-то пронюхать.
Томми остановился и повернулся к Майклу лицом. –
Однажды ночью вскоре после этого похоронная конто-
ра сгорела дотла. А еще через пару дней явились двое
и сломали бизнесмену ноги. Так Эдуардо Минелли, бо-
гатый и всеми уважаемый хозяин похоронной конторы,
превратился в Коротышку.
Майкл взглянул в глаза Томми, и ему явно не понра-
вилось то, что он в них увидел.
– Зато после этого, – продолжил Томми, – Дон всегда
доверял  Коротышке.  Он  доверял  ему  ответственные
поручения, которые помогли самому Дону подняться
еще выше. И все потому, что он твердо знал, что Коро-
тышка уже никогда его не предаст. Томми посмотрел
Майклу в глаза. – Винни, тебе следует запомнить эту
историю.
После этого Томми повернулся и пошел по напра-
влению к дому. И, как маленький щенок, Майкл поплел-
ся вслед за ним.
 
 
 


 
ГЛАВА 59
 
Майкл  и  Аманда  Голдмэн  стояли  под  струей  горя-
чего душа, размазывая друг на дружке мыльную пену.
Аманда встала на колени и уже собралась захватить в
рот его член, как Майкл заставил ее подняться на ноги.
– Нет, только не сейчас. Я больше не могу.
– Не могу насытиться тобой, – сказала она, обняв
его и намыливая мылом ему спину. Они стояли, цело-
вались до тех пор, пока струя не смыла мыло, и после
этого Майкл выключил воду. Он шагнул за занавеску,
взял два халата и протянул один ей.
– Я бы съел яичницу, – сказал он. – Приготовить тебе
тоже?
– Неплохая мысль. Займись этим, а я пока просушу
волосы.
Майкл отправился в кухню и принялся за дело. Он
взял немного бекона, заложил в тостер пару англий-
ских булочек, взбил шесть яиц с молоком и дожидал-
ся, пока шматок масла растает на сковородке. Доба-
вил немного соли, потом на маленьком огне поджарил
омлет, и когда в кухне появилась Аманда, на столе сто-
яли большие тарелки с омлетом, беконом и английски-
ми булочками.
– Ах, какой чудесный запах, – проворковала она. Я
 
 
 


понятия не имела, что ты умеешь готовить.
– Считай, это единственное блюдо, которое я умею
готовить, – сказал он, откупоривая бутылку вина.
–  Мое  любимое  Шампанское,  –  сказала  Аманда,
сделав глоток. – Как ты узнал?
– Мне не раз случалось сидеть с тобой за одним сто-
лом. Я просто подметил это, только и всего.
Она качнула головой, и ее золотистые волосы рас-
сыпались по плечам.
– Знаешь что? – спросила она, нанизав на вилку ку-
сок омлета.
– Что?
– Я думала, что смерть Лео надолго выбьет меня из
колеи, но вот прошли две недели, и я чувствую себя
такой раскованной и освобожденной.
– По-моему, многие должны чувствовать себя имен-
но так после смерти близких, но только мало кто в этом
признается.
– Пойми, я по-своему любила Лео, но вместе с тем
так рада, что, наконец, свободна.
– Не совсем свободна. Помни, в каком небольшом
городе мы живем. Ты должна какое-то время побыть
вдовой.
– Я и не против, если при этом смогу встречаться с
тобой.
– Можешь видеться со мной, когда пожелаешь, – по-
обещал он. – Но мы должны подождать год или чуть
 
 
 


больше  прежде,  чем  станем  официально  вместе  по-
являться на приемах.
– Что ж, я могу и переждать, если мы будем доста-
точно часто заниматься сексом.
– Что значит, достаточно часто?
Она рассмеялась. – А вот и не скажу!
– Дай мне придти в себя, тогда мы займемся этим
вновь.
Она приложила к его щеке ладонь. – Прости, доро-
гой. Я не имела в виду довести тебя до полного изне-
можения.
Майкл набрал в грудь побольше воздуха. – Слушай,
мы должны поговорить о делах.
– Ладно, давай.
–  Я  хочу,  чтобы  ты  сказала  Гелдорфу,  что  хочешь
продать весь пакет акций, который находится на сче-
тах траста.
Она посмотрела на него дикими глазами. – Ты сошел
с ума? Я думала тебе необходимо мое прикрытие, что-
бы ты мог управлять студией.
–  Поверь,  сейчас  самое  время  продать.  Японцы
вновь стучатся в наши двери, и сейчас мы в такой фор-
ме, что можем запросить большую цену.
– А как насчет акций Лео?
– Скажи Гелдорфу, чтобы он их продал тоже.
– А пакеты остальных директоров?
– Когда они увидят, что большая часть продана, они
 
 
 


тоже поторопятся, дабы не опоздать на поезд.
На мгновение она задержалась взглядом на своей
тарелке.
– Майкл, помнишь, я рассказывала тебе, какую роль
в нашем браке играл Лео?
– Думаю, что да.
– Я говорила, что могла заполучить любого на свои
званые обеды, помнишь?
– Да, помню.
– Так вот, причина, по которой мои желания испол-
нялись, заключалась в том, что Лео руководил самой
главной студией.
– Я это помню, но Лео умер.
– Но, когда мы поженимся, я хочу, чтобы ты руково-
дил студией.
Первый раз между ними был затронут вопрос о бра-
ке, и Майкл с трудом удержался, чтобы не выглядеть
озадаченным. – Не волнуйся, я и так буду руководить
студией, поменяются владельцы, только и всего.
– Да, но я буду абсолютно в этом уверена только,
если останусь распорядительницей своего пакета ак-
ций.
– Но… однажды, перед смертью Лео ты сказала, что
хочешь продать свой пакет. Он потянулся к ней, и по-
гладил ладонями ее лицо. – Аманда, я хочу, чтобы ты
доверилась мне в этом. Это то, что сейчас самое вре-
мя сделать, поверь мне. Японцы предлагают мне зо-
 
 
 


лотой контракт.
– Но они же в любой момент могут и выкупить его. В
нашем городе это происходит постоянно. Когда от тебя
устают и хотят перемен, тебе выписывают крупный чек
и гонят взашей. Лео часто твердил мне об этом.
Нетерпение  неожиданно  выплеснулось  наружу.  –
Черт возьми, Аманда, в конце концов, делай, что я те-
бе говорю.
Она поднялась с места. – Думаю, ты забываешься,
с кем разговариваешь.
С этими словами она вышла из дома.
Майкл, в халате, надетом на голое тело, не мог пре-
следовать ее.
Позднее, во второй половине дня в его офисе появи-
лась Марго.
– Майкл, – усевшись, сказала она ему, – я перечиты-
вала свой контракт и обнаружила, что меня могут уво-
лить в любое время по любому поводу, поставив в из-
вестность за девяносто дней.
Майкл оторвался от сценария, который читал перед
этим. – Марго, я назначил тебя шефом по оператив-
ным вопросам. С какой стати мне придет в голову тебя
увольнять?
–  Я  знаю,  что  ты  этого  не  сделаешь,  поскольку  я
знаю о тебе слишком много. Но, давай предположим,
что с тобой что-нибудь случится. Совет выбросит меня
на улицу, и у меня будет всего три оплаченных месяца.
 
 
 


– Марго, – Майкл был уязвлен, – ты уже заработала
свою пенсию. В случае столь маловероятного события
у тебя останется то, что было до того, как я оформил
твое повышение. Этого должно быть достаточно.
– Нет, мне этого недостаточно. Я сейчас нахожусь в
центре финансовых игр. И мне они по душе. Я не же-
лаю попасть в положение, из которого меня могут вы-
швырнуть за ворота. Можешь это понять?
– Хочешь сказать, что не полагаешься на мое слово.
– Если ты формулируешь это именно так, то не по-
лагаюсь.
Майкл едва не сорвался. Сегодня женщины как буд-
то поставили целью вывести его из себя, и это было
уж слишком.
– Твой контракт останется без изменений. А если ты
не доверяешь мне, то пошла на …
– Марго до неузнаваемости побледнела, затем под-
нялась со стула. – Я рада, что узнала, чего стою, – хо-
лодно произнесла она. После чего вышла из кабинета,
резко захлопнув за собой дверь.
Майкл вернулся к чтению сценария, но уже не мог
сконцентрироваться. Наконец, он поднялся из-за сто-
ла и отворил дверь в соседний офис. – Марго, – позвал
он. – Прости меня. Я … Он огляделся. Комната была
пуста.
 
 
 


 
ГЛАВА 60
 
Майкл стоял перед зеркалом и со знанием дела за-
вязывал черный галстук. Зазвонил телефон, номер ко-
торого знали всего несколько человек.
– Алло?
– Это Томми.
Майкл почувствовал недовольство в его голосе.
– Эй, Томми, как дела?
–  Не  слишком  хороши.  Только  что  мы  выпивали  с
Норманом Гелдорфом.
– И что?
– Он не собирается продавать акции фонда.
– Постой, я же сказал Аманде, чтобы она приказала
ему продать все, включая акции Лео.
– Она не поняла.
– Хорошо, Томми, я могу все исправить.
– Винни, я думаю, что ты тоже не понимаешь.
– Слушай, она сделает все, что я ей скажу. Считай,
она у меня в кармане. Более того, скажу тебе, она хо-
чет, чтобы мы поженились.
–  Гелдорф  сообщил  мне,  что  она  хочет  сохранить
свою долю, чтобы иметь власть над тобой.
– Томми…
– Если выражаться яснее, то у Гелдорфа сложилось
 
 
 


впечатление, что ты подкидываешь ей идеи, чтобы она
именно так и поступала.
– Томми, это совсем не так. Я …
– До свидания, Винни, – сказал Томми. – Или, может,
мне следует сказать до свидания, Майкл? Ибо сейчас
ты стал Майклом, не так ли? Он повесил трубку.
– Томми… Майкл швырнул трубку. «Черт побери»!
заорал он, ни к кому не обращаясь. И схватил пиджак.
Он  уже  опаздывал  на  званый  ужин  в  отеле  Биверли
Хиллс.
Он сбежал вниз по ступенькам в гараж и увидел сво-
его шофера, копающегося в двигателе. – Какого дьяво-
ла? – крикнул он ему.
– Простите, мистер Винсент. Не могу запустить стар-
тер. По-моему, повреждена проводка.
–  Ладно,  я  поеду  сам,  –  сказал  он,  направляясь  к
Порше.
Он вылетел из гаража, ослепив фарами охранника,
который едва успел раскрыть ворота, и направился в
сторону шоссе, заставляя себя держаться на восьми-
десяти милях в час, чтобы не нарваться на штраф. Се-
годня в Голливуде его ожидало награждение за под-
держку кампании по борьбе со СПИДом, и он вовсе не
желал опоздать на это мероприятие.
 
 
 


 
* * *
 
Стоя в очереди за джином и тоником перед началом
ужина, он болтал с теми, кто подходил к нему. Сего-
дня здесь были все самые известные личности – гла-
вы студий, солидных агентств, лучшие актеры, их аген-
ты, продюсеры. В толпе, насчитывающей около пяти-
сот гостей, было не более пятидесяти женщин.
Одной из них была Марго Глэдстоун. Она подошла
к нему, когда он беседовал с одним агентом, и ждала,
когда он взглянет на нее.
– Привет, Марго. Я хотел поговорить с тобой…
– Все кончено , – резко сказала она.
– Он огляделся и попытался выжать улыбку, не же-
лая, чтобы кто-нибудь заметил враждебность в их раз-
говоре. Он взял ее за руку. – Слушай, давай потолкуем
после. Приезжай ко мне и…
–  Все  кончено  ,  –  жестко  повторила  она.  –  Един-
ственная причина, по которой я здесь, это чтобы прямо
тебе сказать. Мое заявление об уходе у тебя на столе.
Она вырвала руку. – Ставок больше нет , – добавила
она и улыбнулась. Прощай, Майкл. Она повернулась и
сквозь толпу направилась к выходу.
Майкл кинулся, было, за ней, но тут рядом раздал-
ся чей-то голос. – Леди и джентльмены, прошу всех за-
 
 
 


нять свои места. Один знакомый глава студии взял его
под руку и повел к столу.
Поздно вечером, уже после многочисленных речей и
вручения ему награды, Майклу удалось, наконец, вы-
рваться из рук поздравляющих и покинуть бал. Он вы-
шел из отеля и пять минут ждал, пока с парковки приго-
нят Порше. Дав работнику двадцать долларов на чай,
он уселся в машину и направился на Сансет Бульвар.
Майкл знал, что слегка пьян. В гостиной было душ-
но, а официант без конца подносил джин с тоником. Он
набрал в легкие свежего воздуха, стараясь поскорее
протрезветь.
Ведя машину с предельной осторожностью, не гоня,
Майкл свернул на Сансет и направился к шоссе, кото-
рое ведет в Малибу. Он отпустил рычаг, и крыша маши-
ны опустилась назад. Прохладный ночной воздух осве-
жил его, а запахи цветов вдоль бульвара вновь доста-
вляли радость от пребывания в Биверли Хиллз.
Он был там, где хотел, подумал Майкл. В его руках
сосредоточены нити управления крупнейшей студией,
и  он  может  по  своему  усмотрению  снимать  все,  что
ему заблагорассудится. Завтра он помирится с Томми.
Это всего лишь небольшое недоразумение между за-
кадычными друзьями, не больше. С Марго он тоже най-
дет общий язык. Она непременно вернется. Он, так и
быть, подпишет ей тот контракт, которого она добива-
ется. Лишь бы она была довольна. В конце концов, она
 
 
 


ему нужна.
Слева его нагнал красный корвет, и оказался в опас-
ной близости к его машине. Не будучи в агрессивном
настроении, Майкл дал машине возможность обойти
свою. И тут, неожиданно, корвет резко повернул, явно
с целью протаранить его. Майкл ухватился за баранку.
Он был готов выскочить на тротуар, лишь бы избежать
столкновения с этим маньяком. К счастью, справа воз-
никла улица, и, резко затормозив, он вписался в пово-
рот. Но все оказалось не так уж здорово. Прямо перед
ним возникли две машины, прижатые друг к дружке, и
они перегораживали всю ширину затемненной улицы.
Он нажал на тормоза, готовый закричать на тех, кто си-
дел за рулем. Но в этот момент корвет оказался рядом.
Из него вышли двое и с разных сторон подошли к его
Порше. Майкл уже собирался дать задний ход, как уви-
дел в зеркале, что прямо за ним остановился еще один
автомобиль.
– Руки за голову, – произнес чей-то молодой голос.
Ему в висок уперся ствол пистолета, и он услышал звук
взводимого курка.
Майкл подчинился, потом взглянул в лицо, которое
напомнило ему его самого в юные годы. Он посмотрел
влево  –  еще  одно  похожее  лицо.  Молодое,  суровое,
беспристрастное.  Как  с  ним  могло  случиться  подоб-
ное?
– Это ограбление, – произнес молодой голос. – Бу-
 
 
 


мажник, быстро!
Майкл с облегчением вздохнул. Это не был заказ.
Если бы его заказали, он уже был бы мертв. Он порыл-
ся в кармане и передал юноше бумажник.
– Очень хорошо, – сказал тот. – Спасибо, Винни.
С удивлением он взглянул парню в лицо. – Откуда
вы…
Не успел он закончить вопроса, как юноша перевел
дуло пистолета с его головы в низ живота и дважды
выстрелил.
Майкл закричал. У него в паху как будто разожгли
костер. Он схватился за рану, и тут же убрал руки. Они
были в крови.
Майкл кричал, не переставая. Как в тумане, он ви-
дел, как разъехались автомобили, прежде взявшие его
в кольцо. Он потянулся к мобильнику и набрал 911.
 
 
 


 
ГЛАВА 61
 
Майкл  сидел  за  письменным  столом,  работая  над
бюджетом фильма, который он готовил к производству
в самое ближайшее время. Он пробегал глазами стол-
бики цифр, мысленно сравнивал их с цифрами преды-
дущих работ, делал попутно пометки, чтобы в дальней-
шем обсудить результаты своих расчетов с менедже-
ром по производству.
В дверь тихо постучали, и вошла Марго.
–  Сейчас  должен  состояться  просмотр,  –  сказала
она. – Без вас не начинают.
Майкл взглянул на Марго, спокойную и элегантную,
как всегда. На свою нынешнюю зарплату она могла по-
зволить себе одеваться еще элегантней. Она подошла
к нему и встала позади.
– Могу я…
Майкл поднял руку. – Нет! – рявкнул он. – Я предпо-
читаю сделать это сам. Последнее время он стал еще
более раздражительным, особенно с тех пор, как ли-
шился возможности заниматься сексом. Он ухватился
за ручку управления и развернулся. Кресло отъехало
от стола. Он направил рычаг от себя и кресло покати-
лось к двери. Марго раскрыла дверь перед ним, и он
направил каталку вдоль пандуса, который вел прямо в
 
 
 


кинозал.
Томми Про и мистер Ямамото повернулись, чтобы
приветствовать его.
– Привет, Винни, – обратился к нему Томми, когда
он вкатился в пространство, в прошлом занимаемое
обычным креслом.
– Доброе утро, Томми и мистер Ямамото. Он сделал
небольшой кивок в сторону Ямамото. Как же он нена-
видел этого гладенького маленького человечка!
– Готовы? – спросил Томми.
Майкл вынул телефон. – Макс, включай.
Он сидел и молча смотрел фильм, ужасную крова-
вую картину, в которой то и дело мелькали гонки с пре-
следованиями, и в которой главным действующим ли-
цом был эксперт в борьбе куй фу, в прошлом личный
тренер Томми. А Томми выглядел просто великолепно,
особенно с тех пор, как перенес свои операции в Лос
Анжелес.
Кино  закончилось,  зажегся  свет.  Ямамото  первый
дал свою оценку.
– Оцень каласо, оцень каласо, – сказал он с силь-
ным акцентом.
– Рад, что вам понравилось, мистер Ямамото, ска-
зал Майкл.
Томми склонился к нему. – Винни, слышал про ава-
рию? Я видел ее в новостях – мужик врезался в школь-
ный автобус?
 
 
 


–  Не  думаю,  что  нам  это  пригодится,  –  сказал
Майкл. – Кажется, это уж чересчур.
– А мне нравится. – Вставь этот сюжет в картину.
Майкл сник. – Ну, конечно же, Томми.
 
 
 


 
ГЛАВА 62
 
Майкл  очистил  письменный  стол,  убрал  все  блок-
ноты с записями, ручки положил в компактный пенал.
Удовлетворенный  тем,  что  все  выглядит  вполне  до-
стойно, он оттолкнулся от стола и, положив на коле-
ни  тяжеленный  чемоданчик,  выехал  из  своего  офи-
са к двери, ведущий в конференц-зал для последней
встречи с советом директоров Центуриона.
Как только он занял место в центре длинного стола
(он уже не восседал во главе стола) – теперь это место
занимал Томми Провесано, он почувствовал успокое-
ние, сознавая, что его миссия в Центурионе практиче-
ски завершена.
Определенно, он не испытывал никакой радости от
того, что студия катилась вниз по наклонной плоскости
из-за снижения качества продукции и роста задолжен-
ности. Он уже не принимал близко к сердцу то, что его
имя нынче сделалось притчей во языцех. Он не ощу-
щал ненависти к этим мужчинам и одной женщине, ко-
торые подобно пиявкам присосались к тому, что еще
не столь давно было образцом высокого качества, и
превратили уважаемый бизнес в насмешку над кине-
матографией. Несмотря ни на что, в его душе был по-
кой, поскольку он знал, что скоро все будет кончено.
 
 
 


–  Джентльмены,  –  обратился  к  присутствующим
Томми, – прошу садиться.
Дюжина мужчин и одна женщина заняли свои места
за столом. Томми Про во главе, а Марго – по его правую
руку.
–  Мы  начинаем  наше  очередное  ежемесячное  со-
брание совета директоров Центурион Пикчерс, – объ-
явил Томми. – Вице-председатель корпорации, мадам
Глэдстоун, будет вести записи собрания.
Марго одарила лучезарной улыбкой сначала Томми,
потом всех остальных.
– Наше собрание, – продолжал Провесано, – будет
коротким, так как мы должны уладить всего одно не-
большое дело. Мы…
– Господин председатель? – прервал его Майкл.
Томми раздраженно взглянул на Майкла. – Пожалуй-
ста, давайте придерживаться повестки дня, – сказал
он, и его тон не оставлял места для пререканий.
Господин  председатель,  –  несмотря  на  предупре-
ждение  продолжал  настаивать  Майкл,  –  могу  я  пре-
рвать вас на одну минуту? Совет в курсе, что сегодня
у нашего главы день рождения, и меня попросили ска-
зать в его адрес несколько слов и передать небольшой
подарок.
Томми был слегка озадачен, но тут же улыбнулся. –
Что ж, Майкл, приятно слышать, и я хочу поблагода-
рить вас всех.
 
 
 


– Не стану говорить о возрасте нашего председате-
ля, – произнес Майкл с легкой улыбкой, – но нам всем
известно, что он проявляет большой интерес к разным
видам оружия, используемого в картинах Центурион.
Поэтому я запросил наш отдел спецэффектов изгото-
вить нечто, что будет использовано в картине, которая
скоро  выйдет  в  прокат  под  названием  Вооруженные
силы , в картине, к которой наш именинник проявляет
особый интерес.
Томми откинулся назад в своем кресле и широко за-
улыбался.
– Майкл, что ты приготовил для меня?
Майкл щелкнул замками чемоданчика, лежащего пе-
ред ним? и раскрыл его. Внутри были два сверкающих
автомата с набором аксессуаров. Майкл вынул один
из автоматов и начал навинчивать на него насадки. –
Томми,  это  прототип  нового  автоматического  оружия
по заказу ЦРУ в кооперации с Агентством по борьбе с
наркотиками. У меня была возможность уговорить ди-
ректора Управления позволить нам использовать его в
фильме Вооруженные силы . Он пустил оружие по ру-
кам, чтобы его передали Томми.
– Он заряжен? – спросил Провесано.
Майкл  стал  навинчивать  насадки  на  второй  авто-
мат. – Конечно же, Томми, – но все сделано по зака-
зу нашего отдела спецэффектов. Я хочу заверить, что
будет вполне безопасно, если вы пройдетесь по этому
 
 
 


столу очередью. Он снял с предохранителя свой авто-
мат и показал боссу, как это сделать.
Томми встал с места и поднял автомат. – Майкл, на-
деюсь, вы не возражаете, если в свете предыдущих со-
бытий в этой студии, я не стану целиться в кого бы то
ни было.
Конечно же, Томми, – ответил Майкл. – Попробуйте
вот эту красивую панельную стену. Заверяю вас, это не
причинит никакого вреда.
Все  поднялись  и  отпрянули  в  сторону,  противопо-
ложную той, куда Томми направил оружие. – Хорошо.
Представим  себе,  что  все  нью-йоркские  кинокритики
выстроились вдоль этой стенки. Он направил автомат
на стенку и нажал на спусковой крючок.
Осколки рванули ему в лицо. Началась паника. Кто-
то из уважаемых членов совета нырнул под стол, кто-
то поспешил к Томми на помощь. Марго Глэдстоун вы-
тащила его из-за стола и прислонила к стене.
– Томми, – крикнула она. – Вы живы?
Томми и впрямь был жив, хотя его лицо являло со-
бой жуткое зрелище, а он сам, казалось, пытался из-
дать какие-то булькающие звуки.
– Марго, благодарю вас за столь нежные попытки по-
мочь Томми, – сказал Майкл, после чего дал короткую
очередь в ее сторону. Марго закрутило, отбросило от
стены, и она упала возле Томми, который все еще пы-
тался что-то сказать.
 
 
 


Майкл развернул автомат в направлении группы ди-
ректоров, которые забились в дальний угол помеще-
ния. – А сейчас, мистер Ямамото, – сказал он, – ваша
очередь присоединиться к своим далеким предкам. Он
дал длинную очередь по группе, перебегающей из угла
в угол. В его автомате закончились заряды, и он потя-
нулся за другой обоймой, вставил ее и вновь поднял
оружие. Майкл направил свое кресло в сторону Том-
ми. – Слушай, я не хочу, чтобы ты подумал, что я со-
бирался тебя убить.
В это время в дверь, ведущую в коридор, начали ко-
лотить. Майкл прекрасно знал, что она всегда была на
замке.
Томми проревел что-то, но понять его было невоз-
можно. Теперь уже несколько человек пытались сокру-
шить прочную дверь.
Майкл направил автомат на Томми. – От имени ис-
тинных ценителей кино, получай еще, – сказал он. Он
выстрелил, и тело Томми заплясало под ударами круп-
нокалиберных пистонов. Скоро оружие в руках Майкла
смолкло. Он хотел вставить очередную обойму, когда
попытки  выломать  дверь,  наконец,  увенчались  успе-
хом.  Майкл  спешил,  но  на  сей  раз,  не  успел.  Двое
охранников в униформе разрядили в него свои писто-
леты.
Он едва успел почувствовать, как его сдувает с кре-
сла-каталки.
 
 
 


 
ЭПИЛОГ
 
Майкл  медленно  открыл  глаза.  За  прошедшие  не-
сколько  дней  он  осознал,  какие  героические  попыт-
ки  делались  для  спасения  его  жизни.  Он  находился
в палате интенсивной терапии, в которой обычно бы-
ло шумно и полно людей, но сейчас здесь было тихо.
Он хотел поднять голову, но не смог. Он попытался по-
шевелить кончиками пальцев ног, но мускулы вышли
из повиновения. Он попробывал ухватиться руками за
пружины постели, но у него снова ничего не вышло. Его
охватила паника, и он хотел закричать, но и тут его по-
пытки оказались тщетными.
Несколько минут Майкл потратил на то, чтобы успо-
коиться. Потом обвел глазами пространство вокруг се-
бя, стремясь увидеть как можно больше. Возле крова-
ти стояла тумбочка, на которой лежал прозрачный па-
кет, наполненный какой-то жидкостью. Кроме этого он
мог видеть потолок и ничего больше. Он прикрыл глаза
и несколько минут спустя, задремал.
 
* * *
 
Он очнулся от шума. Дверь отворилась и тотчас же
захлопнулась. Майкл перевел глаза на дверь и поста-
 
 
 


рался вычислить, кто пришел. Перед глазами мелькну-
ло лицо Аманды Голдмэн.
– О, дорогой! – сказала она, – ты очнулся. Она сде-
лала  движение  пальцем  вправо-влево  перед  его  ли-
цом. Его взгляд следовал за движением ее пальца.
– Ты, и впрямь очнулся, не так ли? Я навещала тебя
в течение нескольких недель, и мне говорили, что на-
прасно ожидать от тебя какой бы то ни было реакции.
Меня уверяли, что это связано с повреждением мозга.
Глаза Майкла расширились.
– Ты слышишь меня? – спросила она. – Если да, то
моргни один раз, если нет, то два раза.
Майкл моргнул один раз. Он был способен общать-
ся. А если так, то есть шанс на спасение.
– Можешь двигаться? – спросила Аманда.
Майкл моргнул дважды.
– Боже, ты узнаешь меня, верно?
Майкл моргнул один раз.
– Я хочу, чтобы ты знал, что произошло, – сказала
она. – Японцы завладели студией и сейчас все сосре-
доточено в их руках.
Майкл прикрыл глаза.
– Я взяла на себя все заботы о твоих личных делах.
Майкл вновь открыл глаза.
– Мои адвокаты организовали траст по ведению тво-
их финансов. Кто-то обнаружил завещание, которое ты
оставил, назвав меня своей наследницей, поэтому суд
 
 
 


назначил меня доверенным лицом.
Майкл уставился на нее.
Аманда уселась на его постели так, что он легко мог
видеть ее. – Майкл, со мной все в порядке, но я считаю,
что должна тебе кое-что рассказать. Думаю, что могу
доверять тебе более, чем кому-либо другому.
Майкл моргнул один раз. Ему не терпелось все вы-
яснить. Он искал способ сообщить ей то, что хотел сде-
лать.
Я встретила одного человека, и мы с ним видимся
довольно часто. Он моложе меня, но ты же знаешь, что
это не было бог весть каким препятствием между нами,
верно?
Майкл  дважды  моргнул.  Лучше  согласиться  с  ней,
покуда он что-нибудь не придумает.
– Это человек, которого ты знаешь, с которым ты ко-
гда-то вместе работал. Это Чак Пэриш.
Глаза Майкла широко раскрылись от удивления.
–  Помнишь,  вы  вместе  сделали  пару  кинокартин.
Это удивительно, если учесть, что до недавнего вре-
мени он жил с Ванессой, твоей прежней любовницей.
А она, дорогой, сейчас живет с Бобом Хартом. Можешь
поверить в такое? Она оказалась столь умной штуч-
кой, что сумела утащить его из цепких клешней Сюзан.
В городе только и разговоров, что о предстоящем раз-
воде.
Майкл быстро моргнул. Все посходили с ума.
 
 
 


– Чак – прелесть, – продолжала она. – И хотя в по-
стели – не ровня тебе, но тоже ничего. Он не очень-то
расположен к разговорам о тебе, но я уверена, что ты
рад, что я теперь не с кем-нибудь, а с твоим другом.
Я закрыла мой счет в Центурионе и основала новую
компанию, которая будет реализовывать работы Чака.
Он – необыкновенный директор и писатель, о чем ты и
сам осведомлен, ибо именно ты открыл его талант.
Майкл крепко закрыл глаза. – Как заставить ее за-
ткнуться?
Аманда ненадолго замолчала, потом смахнула сле-
зинку с краешка глаза.
– Догадываешься, почему я пришла?
Майкл уставился на нее.
– Я помню наш разговор, когда Лео лежал в больни-
це. Ты был тогда прав, и я хочу, чтобы ты осознал, что
чувствуешь, находясь в подобном положении.
Все сходятся в едином мнении, что нет никакой на-
дежды  на  твое  выздоровление.  И  боюсь,  единствен-
ное,  на  что  ты  можешь  рассчитывать,  это  провести
остаток  жизни  в  этой  постели,  уставившись  в  теле-
экран.
Майкл быстро сморгнул. Он хотел придумать способ
передать ей свои мысли.
– Дорогой мой, я знаю, о чем ты хочешь попросить,
поскольку  мы  обсуждали  с  тобой  этот  вопрос,  когда
Лео вот так же лежал в постели.
 
 
 


– Ты изменил мою жизнь, – сказала Аманда, и в ее
голосе послышались всхлипывания. – Я у тебя в нео-
платном долгу, но сейчас могу отплатить тебе только
одним.
Майкл увидел, как что-то мелькнуло в поле его зре-
ния, и это что-то было белого цвета.
– Прощай, любимый, – сказала она. – Я тебя люблю.
Его  глаза  закрыла  подушка,  и  все  погрузилось  во
мрак.
Майкл  уже  не  мог  моргать.  Он  бился  с  подушкой
всей силой разума, но ничего не помогло.
Неожиданно  тьма  отступила.  Откуда-то  струился
свет, и – о, чудо! он обрел способность к движению.
Он поднял руку, чтобы заслонить от света глаза, но в
этом не было надобности. Свет был теплый и, каза-
лось, струился вдоль длинного коридора или туннеля.
Майкл пошел по направлению к нему.
Потом в луче света возникла темная фигура, и она
показалась ему знакомой. То был мужчина, и он шел
навстречу. Он протягивал руки к Майклу. А за ним тол-
пились другие люди.
Майкл приблизился к мужчине и внезапно узнал его.
То был Онофрио Каллабрезе, он схватил сына за руки
и не желал его отпускать. И улыбался, как привидение.
Майкл пытался освободиться, но тут его окружили
другие люди, и они стали подталкивать его к свету. Они
все были рады видеть Майкла, и он узнал их всех до
 
 
 


одного. Среди них была женщина, ею оказалась Кэрол
Джеральди. Она буквально повисла на нем. Здесь же
был и Рик Ривера, и о, господи! здесь был Лео. Лео
обнял его за плечи и повлек куда-то вперед. Бенедитто
и Чич шли рядом, и сюда же, выйдя из светлого пятна,
направлялся адвокат Мориарти.
Майкла охватил ужас, он попытался упереться нога-
ми в пол, но ничто не могло затормозить его движения.
Все эти люди втягивали его в бездну света.
И  тут  Майкл  осознал,  что  может  делать  гораздо
больше, чем передвигаться. Он мог кричать.
 
 
 


Document Outline

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • ГЛАВА 36
  • ГЛАВА 37
  • ГЛАВА 38
  • ГЛАВА 39
  • ГЛАВА 40
  • ГЛАВА 41
  • ГЛАВА 42
  • ГЛАВА 43
  • ГЛАВА 44
  • ГЛАВА 45
  • ГЛАВА 46
  • ГЛАВА 47
  • ГЛАВА 48
  • ГЛАВА 49
  • ГЛАВА 50
  • ГЛАВА 51
  • ГЛАВА 52
  • ГЛАВА 53
  • ГЛАВА 54
  • ГЛАВА 55
  • ГЛАВА 56
  • ГЛАВА 57
  • ГЛАВА 58
  • ГЛАВА 59
  • ГЛАВА 60
  • ГЛАВА 61
  • ГЛАВА 62
  • ЭПИЛОГ

1   ...   107   108   109   110   111   112   113   114   115


Похожие:

Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига посвящается Стивену и Барбаре Боччко
После того, как дебют кинофильма, поставленного студентом, становится хитом сезона, нью-йоркский мафиози и фанатик кино Винни Каллабрезе...
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига первая: примус
Все, даже ненамеренные совпадения с нашей реальностью наверняка не случайны. Абсурду правительственных постановлений и финансово-ёмких...
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconЭта книга посвящается моему отцу, который был моим первым наставником в бизнесе
В этой, новой, серии книг Чемпи рассматривает успешные методы наиболее быстро развивающихся компаний. По его мнению, в менеджменте...
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига посвящается родителям всего мира самым главным учителям ребенка. Введение Есть такая потребность Готовит ли школа детей для жизни в реальном мире? «Учись, как следует, получай хорошие знания, и ты найдешь высокооплачиваемую работу с хорошим доходом»
Авторы убеждены, что в школе американские дети не получают нужных знаний о
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconФинансовая академия при правительстве РФ
Светлой памяти А. А. Дроздовой талантливого молодого ученого, коллеги и близкого друга посвящается
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconФгбоу впо «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия» Посвящается памяти
Модернизация в россии: технический прогресс и «социальный жизненный мир» молодежи
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига, которая экономит время, это книга жизни!
«Вимм-Билль-Данн» и др., гендиректор консалтинговой компании «Организация времени»
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига скачена с с
Эта книга о финансовых познаниях. Богатые люди много лет назад освоили некоторые основные принципы
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига, которая экономит время, это книга жизни!
Заработает автор, Глеб. Не столько денег, сколько славы и популярности — и много
Книга посвящается Стивену и Барбаре iconКнига 2 баку 2004 1 Султанов Ч. А. Нашествие (вторая книга), «Нафта-пресс»
Нефть благо, и в то же время, большая политическая и экономическая опасность для
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница