Роберт Крейг «Грязные танцы»




PDF просмотр
НазваниеРоберт Крейг «Грязные танцы»
страница127/127
Дата конвертации04.09.2012
Размер1.42 Mb.
ТипДокументы
1   ...   119   120   121   122   123   124   125   126   127

слов, до того как он ушел. Она поблагодарила его за
прошедшее свидание, а он сказал, что с кем бы она ни
встречалась, он желает ей счастья.
– Ты что снова с Джоффри? – спросила Анна, как
только Джейк ушел. – Когда ты успела?
– Нет, я ни с кем не встречаюсь, – заявила Наташа.
Времени, чтобы разбираться во всем этом, у Анны
не было, им пора уже было двигаться на работу, а На-
таша была еще не одета.
На автобусной остановке Наташа ничего не сдела-
ла, чтобы прояснить подруге ситуацию. Она сказала,
что  у  нее  не  было  никаких  контактов  с  Джоффри,  и
вряд ли они ожидаются в будущем.
– Но вообще-то я ясно сказала тебе, что больше не
хочу видеть Джейка.
–  Я  знаю,  но…  –  начала  было  Анна,  но  останови-
лась, задумавшись, почему она решила, что Наташа
даст Джейку еще один шанс.
Они  приехали  на  работу  с  опозданием  на  семна-
дцать минут. Джерард Петере был взбешен, что они не
появились на работе ни в пятницу, ни в субботу, самый
напряженный день для магазина, и что опоздали сего-
дня, так что он пригласил их в свой кабинет, несмотря
на то, что знал о нехватке персонала.
– Ты уволена, – сказал он Анне.
– А ты получаешь последнее предупреждение, – за-
явил он Наташе.
 
 
 


Не прошло и трех минут, как подружки появились в
магазине.
– Я уволена? – переспросила Анна.
– Да, – ответил Джерард. Большая жирная улыбка
расползлась по его лицу. – Именно.
Анна начала прикидывать, какие бы привести дово-
ды, какую тактику для уговоров выбрать… Она знала,
что все, что бы она ни сказала, падет на глухие уши.
– Ты – кусок дерьма, – бросила она.
Это не было оправданием, которого он ждал, так что
улыбка потухла.
Анна собралась уходить, но Наташа остановила ее.
– Ты уволил ее? – начала Наташа. – Это несправед-
ливо. Будь справедливым и уволь нас обеих. Я тоже
думаю, что ты – кусок дерьма.
И обе вышли из кабинета, причем Наташа шла пер-
вой.
Анна остановила подругу в дверях магазина.
– Черт, что произошло?
– Мы теперь без работы, – ухмыльнулась Наташа.
– Нас уволили! – завизжала Анна.
Наташа взяла ее за руку, широко улыбаясь:
– Мы остались без этой дерьмовой работы. Так что
теперь мы можем выбрать любую другую дерьмовую
работу, какую захотим. Что меня заботит, так это вы-
ходной.
Они уже вышли из магазина. День был яркий, и солн-
 
 
 


це ослепило их. Наташа спрятала лицо в тень, а когда
глаза привыкли к яркому свету, она заметила Дерека.
– Я должен был тебя увидеть, – начал он. – Ты мне
нравишься, Наташа, и я хочу с тобой встречаться. Я
думаю, нам будет хорошо вместе, если ты не будешь
такой ревнивой. Выслушай же меня!
Наташа потянулась к ближайшей полке, схватила ту-
флю и, взяв ее за носок, саданула Дерека прямо в ухо.
Туфля была на шпильке, Дерек завопил от боли. Анна
с Наташей пустились наутек.
– Дерек, – крикнула Наташа, убегая. – Неужели ты до
сих пор не понял, что меду нами все кончено? Каждый
раз, как мы встречаемся, ты получаешь взбучку? Разве
это не ключ к разгадке?
– Что будем делать?
– Давай подумаем о том, каким будет наш следую-
щий ход, как мы проведем остаток жизни?
– Будем заниматься чем-нибудь, что нам нравится.
– А чем зарабатывать на жизнь? Ничего не могу при-
думать.
– Откроем обувной ларек на рынке.
– Нам нужен стартовый капитал, которого у нас нет.
Нам нужно место, подходящий ларек, нам нужен то-
вар.
– Нам нужен инвестор.
– Нам нужно чудо.
Подруги вернулись домой и проболтали весь день.
 
 
 


Целую  неделю,  наполненные  растущим  возбуждени-
ем,  девушки  были  заняты,  составляя  запросы,  про-
чесывая обувные рынки, делая подсчеты. Анна лишь
один раз поговорила с Ричардом по телефону, и до суб-
боты Наташа ни разу не упомянула о Джоффри. Она
все еще планировала пойти и встретиться с ним, объ-
яснить, что ей больше не нужен мужчина с деньгами.
Или еще лучше сказать что-то, более откровенное и
близкое к ее истинным мыслям. Джоффри был нужен
ей. Или что-то в этом роде, но не так отчаянно.
Несмотря на то, что наступил вечер субботы, Анна
настояла, чтобы Ричард пошел на ранее запланиро-
ванную встречу с приятелями. Ей хотелось побыть од-
ной, пока Наташа отправится к Джоффри.
Наташа наконец решила, что она скажет. «Все что
ты хочешь, Джоффри». Она спросит его, что он ждет
от  нее,  затем  согласится.  Если  он  не  захочет  боль-
ше ее видеть, пусть будет так. Если он скажет, что хо-
чет, чтобы она к нему переехала, в эту отвратительную
комнатушку, она согласится. Она предусмотрела лю-
бую откровенную глупость. Ей нужно было продемон-
стрировать ему раскаяние. У Анны был Ричард, а у На-
таши будет Джоффри, любой ценой.
Она не увидела его машины, но это ее не насторо-
жило, возможно, она просто развалилась на части. Де-
вушка вошла в здание, взобралась по ступенькам и по-
стучала в дверь. Никакого ответа. Ни единого движе-
 
 
 


ния. Она ушла. По мобильнику она вызвала такси, за-
тем пересчитала деньги в кошельке. У нее было ровно
столько, чтобы добраться в то место, где она думала,
Джоффри может быть. Назвать адрес таксисту было
все равно, что снарядить бочку для спуска по Ниагаре.
Назад дороги не было.
Наташа попросила таксиста подождать и побежала к
дому, спокойная до тех пор, пока не постучала в дверь,
решая, как лучше объяснить, кто она такая.
Дверь открыла Мелани.
– Я встречалась с Джоффри, – начала Наташа. – Я
знаю, что вы его друзья. Видите ли, я ищу его. Я была
у него дома…
– Вы, наверное, Наташа? – улыбнулась Мелани, но
затем улыбка исчезла. – Он уехал. Хотите войти?
Наташу все еще наполняло облегчение оттого, что
Мелани поняла, кто она.
– Я не могу, меня ждет такси… А куда он уехал?
– Вернулся в Америку.
– Вернулся? В Америку?!
– А вы не знали, что он жил в Америке? – спросила
Мелани.
Наташа  рассеянно  огляделась  по  сторонам,  будто
она ошиблась и попала не в тот дом. Мелани продол-
жала:
– Он взял на работе отпуск на год, чтобы написать
роман.
 
 
 


– Роман? Он писатель?
– Нет, он…
Спешка заставила Наташу снова прервать Мелани,
она все еще пыталась оставаться спокойной, обеспо-
коенная своим слишком резким тоном.
– Простите, какая работа? Он безработный.
– Он инженер-химик. Работает в Америке, разраба-
тывая топливо для… В общем, он работал над проек-
том космических шаттлов.
–  Химик…  Космос…  –  Наташино  замешательство
нарушило ее способность говорить связно.
Мелани была разочарована тем, как мало Наташа
знала о Джоффри.
– Вы что, не разговаривали между собой?
– Мы все время говорили, просто очень много гово-
рили. Но… когда он уехал?
– Мой муж как раз повез его в аэропорт, – Мелани
оглянулась назад, чтобы взглянуть на часы, что висели
в холле. – Вы его уже не догоните, я думаю.
– Мне надо попытаться. Даже несмотря на то, что
я – по-видимому – совсем ничего про него не знаю, я
уверена, что люблю его. Разве такое возможно?
– Конечно.
– Мне еще следует извиниться перед вами. Я оста-
вила письмо здесь…
–  Не  стоит  извиняться.  Зато  теперь  Стюарт  знает,
что его ждет, если он попытается гульнуть.
 
 
 


Таксист погудел.
Несмотря  на  смущение,  Наташа  вынуждена  была
попросить:
– Понимаю, что вы меня совсем не знаете, но мне
нужно попасть в аэропорт. Вы не могли бы одолжить
мне немного денег?
Оказавшись в аэропорту, Наташа не имела никакого
понятия, куда сперва пойти. Она поглядела на табло,
чтобы найти ближайший рейс на Америку. Она подо-
шла к стойке этой авиакомпании. Девушка за стойкой
отказалась сообщить, был ли Джоффри на этом рейсе
или нет, но зато уверила, что самолет заполнен до от-
каза.
Наташа  не  знала,  что  еще  спросить.  Вместо  это-
го она пошла в кафе и взяла кофе. Затем проводила
взглядом готовящийся к взлету самолет, в котором, ве-
роятно, был Джоффри. Интересно, где Джоффри мо-
жет сидеть и видит ли он ее? Девушка наблюдала, как
самолет набирает скорость и отрывается от земли. В
воздухе самолет развернулся, набрал высоту и исчез
из вида. От безысходности она помахала исчезнувше-
му самолету рукой и повернулась, чтобы идти.
И тут она увидела Джоффри, ссутулившегося в кре-
сле.
Наташа вспомнила о примирении Анны с Ричардом,
их счастье и совместимости.
Она заметила, что Джоффри выпрямился, и, вздрог-
 
 
 


нув, отвернулась, чтобы он ее не заметил. Она не мо-
гла говорить с ним, пока не найдет подходящих слов.
Ей стало любопытно, не передумал ли он уезжать –
может быть, он хотел бы встретиться с ней и помирить-
ся. А может быть, у него просто был билет на более
поздний рейс.
Наташа  отправилась  домой,  так  и  не  поговорив  с
ним. Как только она встретила его, она поняла, что все,
что она намеревалась сказать, было основано на том,
что он первый заметит ее и подаст ей знак, что хочет
поговорить. В идеале она надеялась поймать Джоф-
фри буквально за несколько минут до посадки в само-
лет, и тогда он сам бы говорил, а ей не пришлось бы
вымолвить ни слова.
Наташа  решила,  что  напишет  Джоффри.  Письмо
можно  отредактировать,  слова  подобрать  аккуратно,
дабы  избежать  неверной  интерпретации  и  двусмы-
сленности, или, наоборот, намеренно сделать некото-
рые  фразы  рискованными.  Наташа  могла  задать  во-
просы, которые потребовали бы ответа. И сказать ему
что-то, не боясь быть прерванной.
Как только Наташа вошла в квартиру, Анна, которая
до этого выглядела грустной, повеселела.
– Не застала дома?
– Он улетел в Америку.
– Господи Иисусе, если парни хотят от тебя сбежать,
они подходят к делу серьезно.
 
 
 


– Ты думала о Ричарде, когда я вошла?
– Он прислал мне сообщение. Хотел прийти попоз-
же. Но я сказала – нет.
–  Ты  сказала  ему  нет?  Думаю,  этому  богатому
ублюдку еще никто так не досаждал.
Они  включили  обогреватели  и  телевизор,  зажгли
везде свет и принялись болтать до тех пор, пока это их
не утомило.
Квартира перестала быть их домом, и радость вер-
нулась – они просто здесь на короткое время, на при-
вале, просто временное приключение перед началом
взрослой жизни.
– Я не думаю, что влюблена в Ричарда. Я его просто
люблю. И это гораздо лучше.
Утром Анна обнаружила Наташу в гостиной, та что-
то  писала,  подложив  под  бумагу  подушку.  Несколько
листков уже лежали в стороне, исписанные мелким по-
черком.
– Что это такое? – спросила она, беря один.
Наташа выхватила его из рук подруги.
– Ничего. Это письмо. Тебе нельзя его читать, это
для Джоффри.
– Почему ты пишешь такими мелкими буквами?
– Потому что авиапочта дорогая.
– Просто меньше пиши.
Наташа хотела было высмеять подругу, но затем на-
чала перечитывать письмо и поняла: Анна оказалась
 
 
 


права. Слов было слишком много. Наташа начала за-
ново.
– Я пойду с тобой сегодня к твоим родителям, – объ-
явила Анна.
Ручка выскользнула из рук Наташи.
 
 
 


 
Глава сорок шестая
 
Когда Билли Перстон записывал партию органа для
альбома «Битлз» «Let it be», музыканты, которые до
этого постоянно ссорились, демонстрировали пример-
ное поведение, – частично, чтобы выступить единым
фронтом против пришельца со стороны, а частично –
чтобы он почувствовал себя расслабленно и понял, что
они настроены дружелюбно. Похожая ситуация сложи-
лась, когда Анна пришла с Наташей на традиционный
воскресный обед. Наташина мать воздержалась от по-
стоянных нападок на мужа, правда, при этом она не
говорила с ним вообще, а он, вопреки обычному сво-
ему молчанию, нарушил тишину вежливым вопросом,
обращаясь к Анне:
– Помочь тебе снять пальто?
– Если тебе что-то не понравится, скажи.
Никто не удивлялся тому, что Бренда и Кит за три не-
дели до свадьбы не разговаривают друг с другом. Воз-
можно, они и стремились к разговору, но им нечего бы-
ло сказать – это было просто не высказать. Еда была
подана под аккомпанемент разговора Анны и Наташи,
и наконец Наташа, устав прятаться в кустах, объявила:
– Нас в понедельник уволили с работы. Но это не
все хорошие новости. У нас есть идея, над которой мы
 
 
 


сейчас работаем.
При общем молчании она объяснила, что они с Ан-
ной намериваются арендовать ларек на рынке. Она на-
деялась, что ее отец, применив свое мастерство, обо-
рудует  ларек  полками,  позже  они  компенсируют  ему
потраченное время и расходы на древесину. И они так-
же  рассчитывали,  что  Кит  согласится  инвестировать
деньги в их идею, чтобы у них был капитал для покуп-
ки товара. Они также спросили Бренду, сможет ли она
освободить субботу для того, чтобы помогать им в са-
мый напряженный день до тех пор, пока они не наймут
кого-то на постоянную работу.
– В обычной ситуации я бы с радостью одолжил вам
денег,  –  начал  Кит,  первый,  кто  оправился  от  шока,
вызванного Наташиным заявлением, – но скоро наша
свадьба, и у меня просто нет свободных денег.
– Это чепуха, – сказала ему Бренда. – А если это
правда, то давай отложим нашу свадьбу. Она не так
важна. Я согласна помогать им.
– Тебе надо будет сообщить мне размеры ларька,
милая, чтобы я мог прикинуть, что к чему, – произнес
Наташин отец.
Это было самое длинное предложение, которое он
высказал за эту неделю.
– Так ты одолжишь им денег или нет? – настаивала
Бренда.
Кит  оглядел  стол,  слишком  сконфуженный,  чтобы
 
 
 


начинать здесь ссору.
– Да или нет? – потребовала ответа Бренда. – Если
ты скажешь нет, то свадьбы не будет.
– Ты так говоришь, будто это меня сильно волнует, –
произнес Кит. – Но я не сказал «нет». Я сказал, что сей-
час это будет трудно. Я полагаю, что если это выгод-
ное вложение и если будет подписан надлежащий до-
говор… и еще также это зависит от того, сколько денег
вы хотите…
– Нам сперва надо многое разузнать, – заявила Ан-
на.Затем последовал самый живой и радостный обед
из всех, что семья могла припомнить, когда Анну и На-
ташу засыпали вопросами и они обнаружили, что на
многие  не  могут  ответить,  все  больше  понимая,  что
быть  предпринимателями  далеко  не  так  просто,  как
они поначалу надеялись.
Главной трудностью в первую неделю было обслу-
жить покупателей в том хаосе, который создал Ната-
шин отец, сооружая полки и стенды. Подруги оправды-
вали небольшой выбор моделей и недостаток различ-
ных размеров ограниченным пространством, где они
могут выставить товар.
Обувь, которую они приобрели на свой вкус, быстро
заканчивалась, так что каждое утро, пока Наташа об-
служивала покупателей, Анна отправлялась с выруч-
кой от предыдущего дня за новым товаром. Весь обо-
 
 
 


рот пускался на покупку новой обуви, так что ее коли-
чество день ото дня росло.
Наташин отец закончил оформлять магазинчик ве-
чером в пятницу. Они рано закрылись, чтобы обзаве-
стись новым товаром.
Наташа  писала  Джоффри  с  завидной  регулярно-
стью. Первое письмо она адресовала его друзьям, с
просьбой переслать его Джоффри в Америку. Получив
послания, он начал писать Наташе каждый день. При-
ходя  домой  с  работы,  первым  делом  она  проверяла
почту.
Анна наблюдала за подругой, которая, сидя на ди-
ване, подобрав ноги и грызя ногти, читала и перечиты-
вала письма.
– Что в них такого увлекательного?
– Они интересны только мне.
– Они романтические?
– Очень. А ты небось завидуешь?
– Письмам? Можешь считать меня старомодной, но
я считаю, что гораздо более романтично, когда люби-
мый живет с тобой в одной стране.
К  разочарованию  Анны,  Наташа  не  ответила.  Она
продолжала читать.
Анна могла позвонить Ричарду и встретиться с ним
в любое время, когда пожелает. Это было более пред-
почтительно.
Субботним утром, когда Анна и Наташа приехали на
 
 
 


рынок, Бренда уже ждала их возле ларька. Ей не тер-
пелось приняться за работу.
– Это гораздо лучше, чем сидеть дома, – сказала она
сестре.
В первый час дела шли не очень, так что они расста-
вили туфли по полкам и ознакомили друг друга с раз-
ными имевшимися у них моделями, на случай если по-
надобится использовать какой-то торговый жаргон.
– Если я теперь работаю на себя, – спросила Анна у
Наташи, – значит ли это, что мне надо быть вежливой
с покупателями?
–  Начни  с  малого,  –  сказала  ей  Наташа.  –  Чудес
ждать не приходится.
День шел, и девушки не заметили, как пропустили
ланч. Затишье наступило только к закрытию рынка.
Из-под прилавка Наташа вытащила обувную короб-
ку, в которую они складывали деньги, когда перепол-
нялась  касса.  Полки  были  опустошены,  работа  шла
без остановки, настроение было превосходное. Короб-
ка переполнилась банкнотами, и три девушки устави-
лись на нее с трепетом.
– Сколько там? – спросила Анна.
Наташа пересчитала.
– Ого, – удивилась Анна.
– Не стоит обольщаться, – предупредила Наташа,
в  том  числе  и  себя  саму.  –  Во-первых,  жалованье.
Мы должны заплатить себе по крайней мере не мень-
 
 
 


ше,  чем  получали  в  магазине,  так?  Затем  долг  Киту,
зарплата Бренды, то, что мы должны заплатить папе,
арендная плата. И должна еще остаться наличность,
чтобы закупить новый товар.
– Да, конечно, но все равно мы молодцы!
Наконец Наташа ухмыльнулась:
– Еще бы!
– Я думаю, в конце концов вы заработаете больше,
чем Кит, – сказала Бренда про своего будущего мужа. –
Вот он взбесится!
На  следующей  неделе  девушки  рискнули  и  дали
объявление о наборе персонала. Им нужен был все-
го один помощник, но в результате они взяли на рабо-
ту двух подруг. Торговые агенты заходили к ним часто,
и девушки начали понимать, как им в будущем увели-
чить  прибыль.  Через  две  недели  после  открытия  им
пришлось доверить свой едва оперившийся бизнес но-
вым продавщицам, так как подругам нужен был выход-
ной, чтобы пойти на свадьбу к Бренде.
Анна и Наташа вместе приехали к родителям Ната-
ши. Ее мать носилась по комнате все еще в бигуди и
халате.
Наташа прочитала некоторые открытки с поздравле-
ниями, выставленные в комнате на стеллаже, который
соорудил  отец.  Она  не  знала  большинства  авторов
этих посланий, а поздравления были столь кроткими,
что она не стала утруждать себя чтением их вслух Ан-
 
 
 


не.  Поразительно,  что  пожелания  счастливой  семей-
ной жизни не были наполнены сарказмом.
– Может быть, нам стоило тоже послать поздравле-
ние? – спросила Наташа у Анны.
– Мы прибережем его для развода.
– Ты не хочешь подняться наверх и увидеться с се-
строй? – справилась мать.
– Я буду только мешать, – ответила ей Наташа. Мать
вышла из комнаты.
– Интересно, какое у нее платье? – бросила Анна,
чтобы что-нибудь сказать.
– Предсказуемое, я полагаю.
Наташе пришла мысль в голову, что однажды ей то-
же придется выбирать свадебное платье. Она еще не
видела  такого,  чтобы  ей  понравилось.  Лучше  уж  не
ввязываться во все это.
– Были ли мы хоть на одной свадьбе, которая бы нам
понравилась? – осведомилась она у Анны.
– Обычно удовольствие получаешь от приема. Му-
зыка. Кайф. Парни. Знакомые.
– Сегодня нам надо очень-очень сильно напиться,
причем как можно быстрее, – сказала Наташа. – Иначе
это будет кошмар.
– Ты права. Плохо, что мы не можем напиться пря-
мо во время церемонии. Как ты думаешь, твоя сестра
будет счастлива?
–  Нет,  если  узнает,  что  мы  собираемся  лишить  ее
 
 
 


сегодняшнего жалования.
Регистрация брака Кита и Бренды напоминала пере-
говоры по выдаче заложника, где каждое «да» звучало
с неохотой, окропленное тревожным потом. Чиновник
торопил дело, возможно, инстинктивно чувствуя, что в
любой момент кому-нибудь хватит чувства юмора пре-
кратить эту пантомиму.
После церемонии друзья и родные собрались в клу-
бе рабочих, чтобы найти утешение в спиртном. Сва-
дебный  прием  задал  тон  будущему  браку:  каждый,
присутствующий  на  этом  суровом  испытании,  желал
бы быть сейчас где-то в другом месте.
– И долго нам тут оставаться? – спросила Анна.
– Пойдем, когда Бренда покажется нам счастливой.
– А десерт тут будет?
Часа  через  три  музыка  стала  громче,  но  танцпол
оставался пустым. Как диджей ни старался, ничто не
могло заставить гостей встать на ноги. Из профессио-
нальной гордости он уже раздумывал, не включить ли
сигнал пожарной тревоги, но боялся, что, как только
гости получат возможность покинуть здание, уже ничто
не заставит их вернуться обратно.
Постепенно разрыв между группками людей все ши-
рился. Те, кто ушел, чтобы отвести домой детей, так и
не вернулись. Прибывшие позже к вечеру купили вы-
пить, «отметились» и вскоре исчезли. Субботним вече-
ром можно было найти гораздо более интересные раз-
 
 
 


влечения.
В  пять  часов  Анна  позвонила  своим  сотрудницам.
Сегодня их выручка оказалась рекордной за все время
существования ларька. Она сказала Наташе:
– Кажется, девушки прекрасно справились без нас.
Нашему бизнесу нет еще и месяца, а мы в прибыли.
Наташу и Анну отловила Энджела Уотсон, знакомая
из их старого района. Она говорила не переставая о
своем парне, с которым жила уже четыре года. С Тони
у нее уже было двое детей, и он в последние два го-
да постоянно бросал ее, а теперь ушел окончательно.
Правда, периодически появлялся.
– Я ему сказала, – поведала им Энджела, – что он,
наверное, думает, что я дура, раз не знаю, что он ко
мне приходит, только когда ему нужно потрахаться. Ка-
ждый субботний вечер он гуляет со своими приятеля-
ми, валяет дурака, заводится, а потом стучится в мою
дверь в три часа утра, вот сволочь. Спорим на что хо-
чешь, что он опять придет сегодня. Я не знаю, за кого
он меня держит. А в воскресенье утром – его уже нет.
Он даже не утруждается, чтобы сказать «привет» де-
тям. А когда он жил со мной и напивался как свинья,
ничто не могло его заставить вылезти из постели в вос-
кресенье. Этот гад говорит мне одно и то же каждый
раз: «Посмотри мне в глаза и попробуй скажи, что ты
меня уже не любишь!»
Лоррейн  Бэйтс,  близкая  подруга  Энджелы,  сидела
 
 
 


рядом и слушала. Она заговорила с Анной.
– Я ей твержу, что она не права. Что ей на самом де-
ле надо – так это собраться, пойти куда-нибудь, подце-
пить кавалера и привести его домой, чтобы, когда при-
дет Тони, у него случился бы шок.
– Я этого не сделаю, – отозвалась Энджела. – Я не
хочу, чтобы Тони думал, будто я шлюха.
В половине восьмого музыка замолчала, дабы Кит
и Бренда смогли попрощаться с гостями. Диджей объ-
явил  всем,  что  новобрачные  хотят  пораньше  лечь
спать, так как столь волнующий день их жизни оказал-
ся утомительным.
– Нет сомнений, что как только молодые вернутся
домой, то прямиком запрыгнут в постель, – неприлично
пошутил он.
Люди похлопали и грубо засвистели вслед уходящей
паре.  Некоторые  пожилые  гости  проснулись  от  этого
шума.
Молодожены  дружно  состроили  счастливые  лица.
Но Наташа знала, что на протяжении всего дня они не
обмолвились ни словом. Молчание продолжалось и по
пути домой, и когда они легли в постель. Их первыми и
последними словами за день были свадебные обеты.
Отвязавшись  от  Энджелы  Уотсон,  Наташа  ушла,
чтобы посидеть вместе с матерью и отцом. Свадьба
дочери напомнила матери о ее собственном бракосо-
четании. Раздумывая о том, что за этим последовало,
 
 
 


она пребывала в скверном настроении. Беседуя с На-
ташей, мать то и дело безжалостно нападала на отца.
– Разводитесь тогда, – сказала Наташа, потеряв тер-
пение от этих бесконечных нападок.
Алкоголь и все эти лицемерные сантименты на про-
тяжении дня толкнули девушку опрометчиво высказать
вслух мысль, терзавшую ее на протяжении многих лет.
– Я бы никогда не осталась с кем-то только ради сек-
са, если в этом все дело.
– Секс? Неужели ты думаешь, что у нас все еще мо-
жет быть секс? В последний раз это случилось, когда
ты еще жила дома.
Алкоголь развязал язык и Наташиной матери.
– Мы слишком старые, чтобы разводиться, – доба-
вила она так, словно прочла надпись на надгробии.
Наташе захотелось взорваться и наорать на мать.
Однако она молчала, жалея, что недостаточно пьяна,
чтобы забытье освободило ее от реальности.
– Давай отсюда сматываться, – прошептала ей Ан-
на.– Как можно быть слишком старым для того, чтобы
желать счастья? – воскликнула Наташа.
– Нам надо уходить, – повторила Анна.
Она встала и потянула Наташу за собой.
– Мы пошли, мам, – сказала Наташа.
Мать не обратила на нее никакого внимания.
Анна продолжала:
 
 
 


– Мы деловые женщины! Работодатели. Мы зараба-
тываем неплохие деньги. Давай отпразднуем это в на-
шем любимом месте…
Руководство  клуба  решило  сделать  последний  ве-
чер в «Аполлоне» чем-то вроде праздника. При вхо-
де посетителям раздавали хлопушки, с которых стер-
ли надпись «Счастливого Рождества»; на стойке бара
стояли блюдца с рассыпанными на них крупинками со-
ли, чтобы каждый думал, будто пропустил раздачу бес-
платных орешков; три воздушных шарика валялись на
танцполе – выжившие из той дюжины, что слетела на
танцующих с потолка.
Наташа оглянулась вокруг, желая запомнить обста-
новку, чтобы в будущем вспоминать былые деньки с
подругой.
– Надеюсь, сегодня случится драка.
– А как же без этого. Мы ведь в «Аполлоне».
После  свадебного  приема  их  настроение  могло
только улучшиться. Подруги продолжили быстро хме-
леть, словно запасаясь дешевыми напитками «Апол-
лона» на будущее. Впервые в жизни никто не пытался
их закадрить.
– Может, мы стареем? – предположила Анна.
– Может быть, мужчины каким-то образом распозна-
ют, что у нас есть друзья?
– Да, как будто это может остановить их! Так значит,
Джоффри твой парень?
 
 
 


– Сама на себя удивляюсь. В жизни не думала, что
способна на роман в письмах. Я думала, это будет что-
то вроде переписки с другом, с легким налетом флир-
та. Или что-то в этом роде.
– Разве можно флиртовать в письме?
– Очень даже.
– Когда вернемся домой, дашь почитать хоть одно
письмо?
– Даже не надейся.
– Что он такое пишет, что тебе стыдно показать?
– Это личное.
– А, что-то непристойное! Вот ведь чертов извраще-
нец!
– Вовсе даже не непристойности, а комплименты.
– Все равно – извращенец.
– Может быть. Но я очень надеюсь, что, даже если
Джоффри вернется когда-нибудь и мы будем вместе,
он все равно будет писать мне письма.
– Думаю, он согласится. Для него это будет предпо-
чтительнее, чем разговаривать с тобой. Так ты дума-
ешь, он когда-нибудь вернется?
– Он никогда не затрагивал эту тему, а я не спраши-
вала.
– А ты бы хотела?
– Да.
– Хорошо, – сказала Анна заботливо. – Я надеюсь,
что Джоффри вернется. Надеюсь, что ты… Ну, мы же
 
 
 


обе это знали – разве нет? Мы знали, что мы не смо-
жем всегда жить вместе.
Наташа  согласилась,  хотя  она  и  не  предполагала
этого.
– Я вообще-то мечтаю купить дом, – произнесла Ан-
на.– Ты хочешь сказать, что переезжаешь?
– Да нет, пока это только протекты. А тебя это уди-
вляет?
–  Собственный  дом?  Конечно,  удивляет.  Это  как
гром среди ясного неба, почему ты раньше об этом не
говорила?
– Потому что до сих пор… Я делилась с тобой мечта-
ми, которые никогда бы не осуществились. А эта воз-
можность всегда существовала, хоть и отдаленная. Так
что мы не будем больше жить вместе.
– Я как-нибудь это переживу, Анна.
– Ты останешься в квартире?
Наташа ответила, даже не раздумывая:
– Эта квартира – наш дом, мне одной он не подойдет.
Найду что-нибудь другое.
– Может быть, Джофф вернется и… Как ты счита-
ешь?
– Может быть, однажды мы будем с ним жить вме-
сте.  Мне  нравится  идея  побыть  немножко  независи-
мой, тем более что теперь мы – деловые женщины.
– Я деловая женщина и покупаю собственный дом! –
 
 
 


сказала Анна и, похоже, сама удивилась.
– Может быть, поэтому нас и не пытаются склеить, –
предположила Наташа. – Мы выглядим слишком дело-
выми.
Они пили голубой ликер, смешанный с портвейном,
одна из девушек, которых они наняли на работу, ска-
зала, что это очень вкусно.
Наташе потребовалось много времени, чтобы объ-
яснить барменше, чего она хочет. Подружки выпили по
два коктейля и потанцевали. И ушли задолго до закры-
тия, не забывая – хоть и не напоминая об этом друг
другу – что они покидают «Аполлон» навсегда.
 
 
 


 
Глава сорок седьмая
 
Постепенно девушки поняли, какие качества необ-
ходимы хорошим боссам, управляющим и просто хо-
рошим работникам. Анна ненавидела обслуживать по-
купателей.  Но  теперь  приходилось  терпеливо  ждать,
если  кто-то  не  мог  сделать  выбор,  быть  более  ве-
жливой с трудными покупателями, более настойчивой,
если они колебались. Ей пришлось узнать, что хороше-
му бизнесу не способствует грубое обращение с кли-
ентами.
Подруги по очереди закупали товар, но постепенно
эта  обязанность  перешла  к  Анне.  Наташе  пришлось
признать, что вкусы Анны шли в ногу со вкусами поку-
пателей. Единственное, что залежалось у них со вре-
мен открытия, это модели, выбранные Наташей. Тогда
как Аннин товар сметали с полок.
Несмотря на годы работы в розничной обувной тор-
говле, Наташа только сейчас распознала в себе при-
родный талант к расстановке обуви. У них было огра-
ниченное  пространство,  но  она  умудрялась  показать
весь товар так, что в магазине не становилось тесно.
В те же дни, когда товара становилось мало, она рас-
ставляла туфли так, что они выглядели более эксклю-
зивными, как будто они специально стояли так обосо-
 
 
 


бленно, чтобы более разборчивые клиенты могли их
лучше рассмотреть.
На удивление оказалось, что Анна лучше разбира-
ется со счетами. Наташа умела все подытожить, но Ан-
на понимала, как лучше распределить деньги. Они от-
крыли кредит в нескольких крупных торговых точках и
имели различные банковские счета. Анна всегда зна-
ла, по каким счетам платить вперед, какую минималь-
ную сумму заплатить поставщикам, чтобы те не оскор-
бились и чтобы у них осталось на черный день.
Меньше чем через три месяца они отложили доста-
точно денег, чтобы расплатиться с Китом. Анна полага-
ла, что пока достаточно выплатить ему лишь половину
суммы, пусть он еще подождет. Но в этот раз Наташе
удалось уговорить ее.
– Я хочу, чтобы он от нас отвязался, – сказала Ната-
ша, хотя вообще-то Кит не разу не упоминал про долг.
– Может быть, нам ему еще что-то подарить в бла-
годарность?
– Туфли.
– Туфли?
– Пожалуй, хватит и тапочек. Не будем слишком рас-
щедриваться.
– Да, и давай подберем ему неправильный размер.
Он мне никогда не нравился.
Ричард и Анна встречались не так часто, как на заре
их отношений; случалось, что несколько дней они про-
 
 
 


водили в разлуке. Тем не менее, когда Анна отправля-
лась к Ричарду на квартиру, она оставалась там две
или три ночи подряд, не возвращаясь домой. Вскоре
она поняла, что не одна Наташа считала ее неряхой.
Ричард  придирался  гораздо  сильнее.  Но  хуже  всего
было то, что, находясь в квартире Ричарда, Анна изо
всех сил старалась, чтобы все выглядело прибранным
и чистым, – но он как будто не замечал.
– Тебе надо встречаться с Наташей, а не со мной, –
сказала она как-то. – Вы меня оба пилите за неряшли-
вость, так что вы были бы идеальной парой.
– А твои родители ругали тебя за это?
– Мои родители? Ты, наверное, шутишь. После того,
как они умерли, в доме нашли пустые бутылки из-под
сидра, купленные еще на старые деньги. Если бы ро-
дители сами организовывали собственные похороны,
то их бы просто свалили в какой-нибудь карьер в чер-
ных мусорных мешках. Им наплевать было на порядок.
Все, что их беспокоило, – так это, где открывалка для
бутылок.
– И где она была?
– Обычно в моей комнате. Я им приносила, когда они
кричали.
Разговоры Анны и Ричарда извлекали на свет все
больше правды о каждом из них. Так что в конце концов
Анна призналась, что жизнь с Наташей оказалась не
таким приятным опытом, как она когда-то надеялась.
 
 
 


– Тогда живи со мной, – сказал ей Ричард.
– Мудрая мысль, Ричард. Может быть, тебе стоит об-
думать ее чуточку более серьезно?
– То, что я сказал это между прочим, не означает,
что это только что пришло мне в голову. Я думаю, мы
будем вместе счастливы.
– Может быть, – ответила Анна. – Не исключено, что
мы  будем  счастливы.  Я  обязательно  перееду  и  буду
жить у тебя.
Когда Анна отправилась на встречу с консультантом
по  ипотеке,  она  рассчитывала  на  кредит  в  тридцать
пять тысяч фунтов, так что ей будет по карману один
из бывших муниципальных домов в ее районе. К ее ра-
дости, девушке разрешили взять куда более крупный
заем.
–  Я  видела  домик  неподалеку  от  того  места,  где
живет твоя сестра! Как думаешь? Это будет хорошим
щелчком по носу Киту.
– Он будет просто уничтожен, – пошутила Наташа. –
Если ты станешь их соседкой, то их дом сильно упадет
в цене.
Наташа проявляла интерес к покупке дома, всегда
сопровождая Анну, когда бы та ни отправлялась смо-
треть недвижимость. Анна жаловалась, когда Наташа
вмешивалась, но, оглядываясь назад, была благодар-
на ей за дельные советы. На Анну большое впечатле-
ние производили декор или стильная мебель, в то вре-
 
 
 


мя как Наташа оценивала практические стороны – ка-
чество строения или его расположение.
Время от времени девушки посещали дома, купить
которые было бы им под силу, если бы они взяли со-
вместный  кредит.  Подруги  осматривали  каждую  ком-
нату, обсуждали, как это может быть оформлено или
отремонтировано. Но ни одна открыто не предложила
продолжать жить вместе.
Наконец  Анна  нашла  дом,  который  полностью  ей
подходил. Это было здание с тремя спальнями и вели-
колепно оснащенной кухней. Когда Наташа оглядела
ее вместе с Анной, она заявила:
– Если ты купишь этот дом, пропадет такая прекрас-
ная кухня!
Запрос Анны в агентстве приняли и установили дату,
когда она сможет переехать.
Успех их торгового предприятия привел к тому, что
девушки начали строить планы перебраться в настоя-
щий магазин в одно из множества пустующих помеще-
ний в Брэдфорде. В результате у них оставалось мало
свободного времени. Анна виделась с Ричардом неча-
сто, и он больше не предлагал ей жить вместе. Ната-
шины письма к Джоффри стали менее личными, она
была полна энтузиазма насчет магазина и рассказыва-
ла, как помогает Анне обустроить ее новый дом.
Все письма Джоффри Наташа собирала вместе. Их
растущее количество демонстрировало, как долго он
 
 
 


отсутствует. А то, сколько раз она перечитывала их, го-
ворило о том, как сильно Наташа на самом деле им
увлечена. Когда она писала Джоффри ответ, то часто
не могла поспеть за собственными мыслями.
Однако Наташу раздражали в его письмах постоян-
ные извинения, на случай если он слишком ей доса-
ждает, и его чрезмерная скромность и стремление ума-
лить собственное достоинство. Чтобы повысить его са-
мооценку и гарантировать, что письма будут приходить
и впредь, Наташа призналась, что любит его. В первый
раз, когда она написала признание, то передумала его
отправлять. И начала письмо заново. Потребовалась
еще несколько писем, чтобы Наташа собралась с ду-
хом и послала слова любви, при этом, правда, грубо
отчитав его за постоянные извинения.
Джоффри позвонил в тот же день, как получил пись-
мо.Впервые Наташа слышала его голос, с тех пор как
Джоффри покинул страну.
– Ты меня любишь? – спросил он.
– Да.
– Я возвращаюсь в Англию.
– Хорошо. Но я не для того это написала.
– Все равно, это причина, по которой я возвраща-
юсь.
Наташа  написала  письмо,  в  котором  предложила
ему,  вместо  того  чтобы  снимать  очередной  мерзкий
 
 
 


угол, пока он будет искать работу, занять бывшую ком-
нату Анны. А она пока начнет обставлять ее мебелью
и декорировать.
Это письмо было у Наташи в кармане, подруги на-
правлялись к дому, который купила Анна. Всего за три
дома от Анниного им попалась на глаза табличка «Про-
дается».
– Кажется, соседей уже сдувает как ветром, раз ты
вселяешься, – пошутила Наташа.
Девушки остановились возле дома, чтобы сравнить
его с тем, что купила Анна.
– Он требует ремонта.
– Твой папа помог бы тебе, – сказала Анна.
– Мне? Ты думаешь, мне стоит купить его?
– Было бы здорово! Запомни имя агента по недви-
жимости и подумай над этим.
Больше ничего не было сказано, но Наташа не по-
слала письмо Джоффри.
 
 
 


 
Глава сорок восьмая
 
Прошло две недели, и наступил последний день со-
вместного проживания Наташи и Анны. Это была суб-
бота.
«Аполлон» уже закрыли, «Бартокс» отпадал, потому
что туда пошел Ричард с приятелями, и обе девушки
решили, что они просто пропустят стаканчик-другой в
«Шипли», а там видно будет.
Наташа приняла душ первой, затем Анна постучала
в дверь и спросила, готова ли она. К тому времени как
подружки вызвали такси, они уже сожалели о том, что
собрались куда-то.
Они заметили, что слишком много говорят о работе,
и решили, что так нельзя. Оставшаяся часть их диало-
гов была наполнена ностальгией. Все же они хорошо
проводили время, так что стоит иногда повторять свои
вылазки, может быть, даже часто.
Анна спросила о Джоффри, потому что думала, что
Наташа захочет о нем поговорить. Он должен был вер-
нуться в Англию через месяц, и к этому времени Ната-
ша начнет ремонтировать свой новый дом.
Наташа спросила о Ричарде, потому что теперь она
смирилась с тем, что это была самая важная персона в
жизни'Анны. Каждая девушка говорила о своем парне
 
 
 


коротко, зная, что другая не очень-то заинтересована.
– Плохо, что «Аполлон» уже не работает, – сказала
Анна, сделав последний заказ.
– Так что, мы не идем в ночной клуб?
– Конечно, идем! Но нам надо раскрепоститься! Ты
слишком скованная.
– Это ты скованная, а не я. Я праздную! В конце кон-
цов у меня есть своя квартира, в которой всегда будет
прибрано и чисто!
Веселые, но не пьяные, они взяли такси до центра
и нашли ночной клуб, в котором никогда до сих пор не
бывали. Быстро покончив с тремя коктейлями, девуш-
ки начали флиртовать. Они веселились, но в то же вре-
мя предавались воспоминаниям.
Вскоре Анна покинула Наташу. Ее пригласили тан-
цевать, и она оказалась на танцполе, с трудом пере-
двигая ноги, шевеля только верхней частью тела, так
как парень, который пригласил ее, держал Анну за ло-
коть и что-то говорил ей в прямо ухо. Ее сосредоточен-
ность, страдальческий вид, а затем кивок головой не-
впопад продемонстрировали кавалеру, что девушка не
слышит ничего из того, что он вещает.
Словно заботливая мамаша, Наташа оказалась са-
мым главным свидетелем того, как Анна достигла жен-
ской  зрелости.  Но  она  видела  подругу  каждый  день,
так что у нее не было возможности пристально изучить
это, взглянуть свежим взглядом. Но сейчас эти пере-
 
 
 


мены были заметны даже замутненным глазом, даже в
этом переменчивом освещении. Анна стала полностью
взрослой женщиной: четко выражающей свои мысли,
уверенной в себе, зрелой.
Заметив, что Наташа смотрит на нее, Анна прижала
руки к своим грудям и покрутила их, что заставило На-
ташу хохотнуть.
Мужчина  остановился  возле  Наташи,  тыкая  своим
стаканом в Анну.
– Я попробую угадать. Твоя подруга свободна, а ты
замужем.
Наташа взглянула на него, прямо и яростно, чтобы
обескуражить. Он был слишком тощим, а стакан, кото-
рый он держал, был шириной почти что с него. Парень
был лохматый и слегка косой, но Наташа не стала его
обвинять в этом. Она не посмела: в это время суток у
нее тоже могли быть косые глаза.
– С чего это ты решил?
– Она танцует, а ты нет.
– Ее пригласили. А меня нет.
Парень поставил свой напиток на стол.
– Не желаешь ли…
– Нет, – бросила она ему и улыбнулась, чтобы он не
уходил.
Ей хотелось поговорить, разобраться, что заставило
его предположить, что она замужем.
– Я не замужем.
 
 
 


– Так ты свободна?
Наташа не смогла удержаться от сарказма: это же
было очевидно.
– Железная логика, детектив. Да, свободна.
– Обручена? С кем-то живешь? Встречаешься?
– Ничего подобного на данный момент.
– Правильно. Это хорошо, – ухмыльнулся он.
– Но у меня кое-кто есть, – сказала Наташа.
Теперь, когда наступило прозрение, ей уже не хоте-
лось болтать с этим незнакомым мужчиной. Она осо-
знала бесповоротно, что у нее и у Анны, у обеих, есть
кто-то  другой,  они  сами.  Ей  захотелось,  чтобы  Анна
оставила своего танцора и пришла поговорить с подру-
гой.Оставив идею очаровать ее разговором, партнер ре-
шил потрясти Анну своими танцевальными па. Он да-
же оставил бутылку – это было серьезно. Танцевал па-
рень  так,  будто  разучил  все  движения  заранее,  и  ни
иная мелодия, ни смена ритма или скорости не видо-
изменяли его трактовки. Его руки летали вокруг, так что
Анне  пришлось  поймать  их,  дабы  избежать  синяков.
Парень неправильно это понял и подмигнул ей.
Наташа  знала,  что  она  всегда  останется  подругой
Анны. И она знала, что ей всегда будет нужен Джоф-
фри.
–  Вы  еще  здесь?  –  усмехнулась  Наташа  тощему
мужчине.
 
 
 


Он принял это за расположение и сморщил губы.
– Не волнуйся, я здесь.
Анна  поймала  Наташин  взгляд,  и  обе  посмеялись
над шуткой, понятной только им одним.
 
 
 


Document Outline

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцать
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Глава двадцать шестая
  • Глава двадцать седьмая
  • Глава двадцать восьмая
  • Глава двадцать девятая
  • Глава тридцатая
  • Глава тридцать первая
  • Глава тридцать вторая
  • Глава тридцать третья
  • Глава тридцать четвертая
  • Глава тридцать пятая
  • Глава тридцать шестая
  • Глава тридцать седьмая
  • Глава тридцать восьмая
  • Глава тридцать девятая
  • Глава сороковая
  • Глава сорок первая
  • Глава сорок вторая
  • Глава сорок третья
  • Глава сорок четвертая
  • Глава сорок пятая
  • Глава сорок шестая
  • Глава сорок седьмая
  • Глава сорок восьмая

1   ...   119   120   121   122   123   124   125   126   127


Похожие:

Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Т. Кийосаки, Шэрон Л. Лектер “бизнес-школа. Для тех, кому нравиться помогать другим. Восемь ценностей сетевого маркетинга, не связанных с деньгами”
Подробно изучив работу многих компаний сетевого маркетинга, Роберт передает
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Кийосаки Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу?
«Прочтя книгу, все что я увидел и прочувствовал в своей рабочей жизни, откликнулось – наконец то! Роберт дал мне надежду и пробудил...
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconВ этой книге Роберт Т. Кийосаки освещает восемь скрытых ценностей бизнеса сетевого маркетинга а они годятся не только для того, чтобы делать
В этой книге Роберт Т. Кийосаки освещает восемь скрытых ценностей бизнеса
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Т. Киосаки, Шарон Л. Лечтер “бизнес-школа. Для тех, кому нравиться помогать другим. Восемь ценностей сетевого маркетинга, не связанных с деньгами”
Главная причина того, что люди испытывают финансовые трудности, заключается в том, что, потратив годы в школе, они ничего не узнали...
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Т. Киосаки, Шарон Л. Лечтер “бизнес-школа. Для тех, кому нравиться помогать другим. Восемь ценностей сетевого маркетинга, не связанных с деньгами”
Главная причина того, что люди испытывают финансовые трудности, заключается в том, что, потратив годы в школе, они ничего не узнали...
Роберт Крейг «Грязные танцы» icon«Сказка ложь, да в ней намек»
Роберт Стоун небесная 911. Как обращаться за помощью к правому поkушарию мозга
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconФитнес развивается в городе очень активно. Растут как сетевые клубы, так и небольшие одиночные предприятия. Постоянно появляются новые фитнес-услуги, которые
Популярны также вечные йога, цигун, пилатес, аквааэробика, танец живота, тай-бо, степы. Всё более завоёвывают свою нишу в фитнесе...
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер
Мы посвящаем эту книгу Дэйву Стивенсу, преподавателю средней школы в Индианаполисе, штат Индиана
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Т. Кийосаки и Шарон Лечтер
Эта книга о финансовых познаниях. Богатые люди много лет назад освоили некоторые
Роберт Крейг «Грязные танцы» iconРоберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер
Мы посвящаем эту книгу Дэйву Стивенсу, преподавателю средней школы в Индианаполисе, штат Индиана. Причина
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница