Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002




PDF просмотр
НазваниеШалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002
страница84/84
Дата конвертации07.09.2012
Размер1.19 Mb.
ТипДокументы
1   ...   76   77   78   79   80   81   82   83   84

переключил внимание на оставшихся в наличии союзников. Их было уже четверо.
– Отступники? – предположил я, заглядывая в их мысли.
– Они самые, – ответил за всех ученик. – Мы отдадим тебе все Потерянные Слова, но только после того, как ты решишь возникшую проблему.
Он  махнул  рукой  в  сторону  вражеского  строя.  Осторожность  добровольных  помощников  объяснялась  достаточно  просто.  Если  побеждаю  я,  моя  из-
бранность становится очевидной, и они отдают мне Слова, как и велел Творец. Если же, со «стражьей» помощью, меня одолевает толпа, отступники дела-
ют вид, что и не собирались мне помогать, а просто прогуливались неподалеку от места битвы и продолжают хранить завещанные Создателем сочетания
звуков до конца времен.
– Хитрецы, – я снисходительно усмехнулся. – Придумали вы все, конечно, довольно ловко, но хранители секретов из вас, мягко говоря, никудышные...
Отступники собрались уже в полном составе, и я без труда прочел в их мыслях все двенадцать хранимых ими Слов. Сами крылатые об этом, правда, не
догадывались, ведь я сделал это только мне доступным способом. Союзники по-прежнему стояли рядом со мной с важным видом третейских судей, и мне
стоило большого труда, чтобы удержаться от смеха. Даже эти достаточно прогрессивные, если сравнивать с прочей серой массой времян, крылатые ни-
как не могли признаться себе в том, что Зверь, многие тысячи витков спавший беспробудным сном ленивого растения, способен за считанные шаги не
только стать полноценным мыслящим существом, но и обогнать своих бывших хозяев в развитии на те самые тысячи витков...
Томительные шаги ожидания тянулись, как нагретая жвачка. Чтобы немного успокоить нервы, я заглянул в далекое Пространство и нащупал невиди-
мую нить мысленного контакта с Дашей. Девушка моего присутствия не замечала, поскольку ей было не до того...
 
Найти  майора  оказалось  довольно  непросто,  но  Даше  повезло,  и  она  наткнулась  на  Артема,  который  вместе  с  ребятами  из  группы  Корнилова  и
несколькими солдатами наводил порядок в той самой, расположенной на площади, церкви. Прямо на ступенях храма сидели два десятка закованных в
наручники парней в черной одежде, а напротив них с максимально суровым выражением усталых лиц стояли двое вооруженных десантников. Чуть по-
одаль, положив огромные морды на передние лапы, лежали верные Даше и ее союзникам ротвейлеры. Девушка погладила собак и, махнув рукой солда-
там, прошла внутрь храма. Там шел интенсивный допрос. Корнилов и Боря «обрабатывали» того самого отца Павла, который так бессовестно пытался за-
губить Дашину жизнь, а заодно и свою бессмертную душу.
– Даша? – донеслось откуда-то слева.
Девушка обернулась и увидела, что слева от входа, беседуя с сержантом-десантником, стоит не кто иной, как Андрей, тот самый лейтенант-танкист,
который так вовремя привел свою машину на выручку Зверю.
– Как хорошо, что вы все здесь, – Даша улыбнулась.
– Мы победили! – Андрей тоже улыбнулся. – Благодаря вам!
– Моя роль значительно скромнее, чем вам кажется, – возразила девушка. – К тому же мы еще не победили.
– Разве пришельцы не успокоились? – вмешался сержант.
– Нет, – ответила Даша, – но теперь у нас появился реальный шанс довести дело до конца...
– Та-ак, – протянул, приближаясь к собеседникам, Корнилов. – Что на этот раз?
– Я вернулась, – обнимая начальника, сказала девушка.
– Вижу, – уже не таким суровым голосом ответил майор. – Попрощаться?
– Нет, за подмогой, – призналась Даша.
– Адамов сделал, что обещал? – уточнил Корнилов.
– Он остановил разрушение Времени, – ответила девушка, – но этого мало, и, чтобы победить безликих, ему требуется помощь. Ваша помощь...
– Люди против времян? – Майор усмехнулся. – Заманчиво. Не хотелось бы выглядеть дешевым краснобаем, но... бить крылатых на Земле мы уже на-
учились, так почему бы не сделать это в ином измерении?
– Это невозможно! – крикнул прикованный к стулу Павел. – Попасть в их мир может лишь душа! Вы хотите умереть?
– А ты хочешь жить вечно? – оборвал его Корнилов. – Кто еще желает вечной жизни?!
Он обвел взглядом присутствующих в помещении солдат и оперативников.
– Разрешите, товарищ майор? – снимая с плеча автомат, спросил Андрей.
– Командуйте, лейтенант, – догадавшись, что танкист собирается сделать дальше, ответил Корнилов.
– Выходи строиться! – звонко крикнул Андрей, и эхо от его команды многократно отразилось от сводчатого потолка.
Через пару минут перед зданием выстроился довольно разношерстный, но многочисленный и хорошо вооруженный отряд. Даша и Корнилов встали
на паперти и молча обвели воинство суровыми взглядами.

– Не будет вам прощения... – прошипел один из сидящих здесь же закованных в наручники последователей Очага Истины.
– И не надо, – коротко ответил ему майор.
–  Там,  куда  мы  отправимся,  все  по-другому, –  обратилась  к  строю  Даша. –  Доверяйте  своим  командирам  и  постарайтесь  ничему  не  удивляться.  Я  не
знаю,  вернетесь  ли  вы  назад,  но  очень  надеюсь  на  это...
– Хотя бы честно, – пробормотал стоящий в первой шеренге Боря.
– Зато есть гарантия, что если и застрянем, то на небесах, а не в аду, – с ухмылкой заметил стоящий рядом Артем.
– Веди, – выслушав реплики из строя, приказал Даше Корнилов.
Даша кивнула и, крепко зажмурясь, представила себе, как разрывается Пространство и прямо перед солдатами возникает поверхность спирали.
– Шаг вперед, – от неожиданности слишком громко крикнул лейтенант, – шагом марш!
Строй дружно сделал шаг вперед и без дополнительной команды рассыпался в неровную цепь. На холодном витке Настоящего их никто не ждал, но
стальной мир был достаточно странным, чтобы солдаты еще несколько долгих минут напряженно выискивали цели и испуганно таращились по сторо-
нам через прорези и оптику прицелов. Когда воины немного пришли в себя, Даша приблизилась к тому месту, где из поверхности пружины торчал меч,
воткнутый ею в сталь перед уходом в Пространство, и тихо произнесла:
– За мной, в колонну по одному...
Корнилов, стараясь сохранять профессиональное спокойствие, кивнул и передал приказ танкисту. Когда цепочка воинов потянулась к входу в черво-
точину тайной тропы, майор ободряюще потрепал по плечу крайне растерянного Борю и спросил:
– Цирковые фокусы отдыхают? Я правильно тебя цитирую?
– Почти, – нервно сглотнув слюну, согласился офицер и двинулся следом за остальными.
 
А в застывшем мире Земли в этот момент наступила напряженная тишина. По неопытности Даша сделала слишком широкий разрыв, и поверхность
спирали увидели не только те, кто сидел во дворе храма, но и многие из бродивших поблизости горожан. Дефект пространства никак не желал затяги-
ваться, и диковинное зрелище привлекало все больше и больше народа. Даша построила переход так, чтобы он закрылся лишь после того, как отряд вер-
нется, и, заботясь о своих товарищах, совершенно не волновалась о том, что на пружину взойдет кто-то еще. Смельчаков было немного, но спустя некото-
рое время они нашлись. Ошеломленные люди бродили по витку Настоящего и, глупо улыбаясь, махали руками тем, кто оставался на Земле.
– Опомнитесь! – выбежав на крыльцо храма, крикнул отец Павел. – Что вы делаете?!
Но ему никто не отвечал. Поток любопытных стал расширяться, и через пару минут кто-то оттолкнул священника в сторону. Намереваясь преградить
путь осмелевшим людям, Павел снова вернулся к краю спирали, но напирающая толпа подтолкнула его в спину, и священник упал на поверхность вит-
ка, больно ткнувшись носом в холодную сталь...
 
Отчасти посочувствовав обманутому Сто пятым священнику, я мысленно вернулся к собственным проблемам и обвел взглядом наступающую толпу
безликих.
Вражья стая подкатилась уже совсем вплотную, когда по тайной тропе застучали тяжелые башмаки и передо мной возникла первая группа вооружен-
ных защитников. Возглавлял отряд слегка обалдевших от местных достопримечательностей воинов все тот же майор Корнилов.
– В цепь! – приказал он солдатам и замялся, не зная, стоит ли отдавать следующую команду.
– Окопаться не выйдет, – отвечая на возникшие в его мыслях сомнения, заметил я. – Сталь да сталь кругом... Вы хорошо различаете врага?
– Вижу те же размытые тени, что и в первые часы их нападения на Землю, – признался майор.
– Сейчас исправим, – пообещал я и произнес одно из похищенных у отступников Слов.
Земляне тотчас обрели способность отчетливо видеть истинный облик крылатых, а их одежда превратилась в непробиваемые доспехи. Немного поду-
мав, я произнес еще пару Потерянных Слов, и оружие солдат изменило свои очертания, а заодно и нарастило убойную силу. Я вежливо отнял у одного из
воинов его трансформированный автомат и дал короткую очередь по цепи врагов. Один из членов Совета Равных споткнулся и рухнул на сталь витка.
– Годится, – заявил я вслух. – Держите этих толпящихся граждан на дистанции, майор. Я на вас надеюсь...
– Теперь можете не сомневаться – удержим, – с трудом скрывая удивление, ответил Корнилов.
– Я успела? – радостно спросила Даша, появляясь в самом хвосте колонны земных солдат. – Теперь мы им перья пощиплем!
– Ты настоящая валькирия, – я чмокнул ее в щечку. – Однако вечно стоять «стенка против стенки» мы не сможем...
Я обернулся к обескураженным отступникам.
– Спасибо, граждане, за службу!

– Земляне, вооруженные автоматическим оружием на спирали Времени... Вам не кажется, что это слишком опасный прецедент? – с сомнением спро-
сил один из крылатых.
– Вы же сами отослали Дашу за подмогой! – Я рассмеялся. – Я всего лишь развил вашу идею.
– Вы сжульничали! – недовольно пробурчал один из крылатых. – Вы прочли Слова без нашего согласия и воспользовались некоторыми из них, чтобы
остановить противника!
– Что было, то было, – не стал отрицать я. – Только я не припомню, чтобы мы оговаривали особые правила игры. От меня требовалось остановить на-
ступление – я его остановил. Если это помешало вам убедиться в том, что я избранный, – прошу прощения.
– Мы убедились, – крылатый склонил голову. – Но нашего мнения, похоже, недостаточно...
Я резко обернулся в сторону замершей в нерешительности толпы наступающих и понял, что грозный вид моих солдат не испугал, по крайней мере, од-
ного из врагов...
Страж уверенно шел в нашу сторону, и усиленные пули его не брали.
Я мысленно рассортировал все всплывшие в моей памяти с момента пробуждения и отнятые у союзников Слова, но пришел к выводу, что большин-
ство из них эффективно только в Пространстве. На пружине вся их полезность сводилась к преобразованию оружия или добыче воздуха из пустоты Без-
дны. Такими фокусами стража-Иила не одолеть. Я растерянно обернулся, и тут в поле моего зрения попал неровный край обрыва спирали. Обрыв, исток,
Стена, Потерянные Слова... Вот что мне было нужно! Выиграть схватку со зловещим стражем я мог, только отказавшись от нее! Да, Слова в мире Времени
стоили гораздо меньше, чем в Пространстве, но я еще не пробовал соединить их в полную фразу. Великую фразу из двенадцати Потерянных Слов. Ту са-
мую конструкцию, которую и завещал хранить Творец.
Я радостно оскалился и бросил взгляд на приближающегося Иила. В его бездонном разуме царила знакомая пустота, но она уже не действовала на ме-
ня так, как раньше. Даже наоборот, я почувствовал прилив сил и, набрав в легкие побольше воздуха, пропел первое Слово Потерянной фразы...
 
С моего разума сполз очередной слой окутывавшего память тумана, и я увидел третий из припрятанных в подсознании ящиков Пандоры. Поток ин-
формации вымыл из моей глотки последние, недостающие для правильного исполнения Фразы полутона, и от звуков поплывшей над пружиной музыки
Слов окружающая нас Бездна вздрогнула и заколыхалась. Ее бархатная тишина попыталась проглотить созданный мной мотив, но я не прекращал пе-
ние,  и  она  отступила.  Слова  закружились  над  нами,  выписывая  витиеватые  вензеля  в  загустевшем  воздухе.  Их  следы  напоминали  полосы  от  острых
коньков на свежем льду. Наигравшись в «пятнашки», Слова превратились в стаю огненных птиц и соединились в Мелодию. Пролетев некоторое расстоя-
ние крылом к крылу, они разошлись в разные стороны, описали круг и снова слетелись в горящую стаю. Это было довольно эффектно. Этакий управляе-
мый фейерверк. Наконец они стали голубоватыми, прозрачными и на фоне черноты Бездны почти неразличимыми. Я насторожился. Так Слова выгляде-
ли перед рождением Фразы. Я набрал в легкие максимум воздуха и выдал последнюю ноту.
Великолепная, сверкающая и ошеломляюще мощная конструкция из Слов заполнила собой все видимое вокруг Время. Я почувствовал, как на затылке
у меня встает дыбом золотистая грива, а тело непроизвольно принимает бойцовскую стойку. Фраза была действительно серьезной. В ней ощущалась та-
кая невообразимая сила, что я уже ни секунды не сомневался в ее причастности к постройке минимум одной легендарной Стены. Я вытянул руку и кос-
нулся края Фразы. Слова казались теплыми и почти живыми. Я погладил мягкую поверхность Фразы и, похлопав ее, как послушного коня, резко толкнул
от себя. Искрящийся фантом мгновенно свернулся в метровый клубок, набрал запредельную скорость и исчез в черной дали беспросветной Бездны.
– Зачем?! – спросила Даша, моргая, словно спросонья. – Это было так чудесно...
– Если там действительно есть Стена, мы увидим ее, когда Фраза коснется поверхности, – ответил я и снова уселся на сталь витка.
– Долго ждать? – осторожно спросил подошедший к нам Корнилов.
– Сколько потребуется, – ответил я. – Как там Иил?
– Остановился, но не уходит, – опасливо оглядываясь на противника, ответил майор.
– Это уже неважно, – я вздохнул с облегчением. – Кризис миновал. Спасибо, майор, можете возвращаться на Землю... Отступников я тоже не задержи-
ваю...
– А можно я подожду здесь, с вами? – тихо попросил ученик.
– Тебе можно, – согласился я. – Заслужил...
 
Это был самый волнующий миг с момента сотворения мира, а поскольку при том грандиозном событии я не присутствовал, то лично для меня – са-
мый волнующий без оговорок. Я отчетливо видел вспышку. Это означало, что Слова достигли Стены и пробили в ней брешь. Я поднялся на ноги и огля-
нулся. Даша смотрела на меня умоляющим взглядом, отчаянно не желая отпускать навстречу неизвестности. Она прекрасно понимала, что меня не пере-

убедить, и потому молчала, кусая губы и плача. Пятьсот второй нервно повел крыльями и поклонился. Он думал о том, что у него никогда не хватило бы
мужества отправиться в столь далекое путешествие, да еще неизвестно зачем. Я усмехнулся. Будь безликие так же бесстрашны, как Звери, мы бы оста-
лись без работы еще до создания Времени.
Я принял облик человека и нежно обнял Дашу. Я не чувствовал сожаления или горечи от предстоящей разлуки. Я знал, что скоро вернусь. Хотя, воз-
можно, мы расставались навсегда. И все же меня беспокоило другое. Я не знал, останусь ли я по возвращении тем же легкомысленным Зверем и что для
меня нового будет значить эта хрупкая земная девушка. Пройти через коварную Бездну и остаться прежним не удавалось еще никому. Так же, как не уда-
валось выдержать нужный курс. Слово давно погасло, и я не видел перед собой ни одного ориентира. Только слабое дуновение незнакомой Вселенной из
бреши, пробитой Словом в далекой Стене, могло подсказать мне, правильно ли я двигаюсь сквозь бархат пустоты.
– Ты снова не подумал, как будешь форсировать Бездну? – спросил внезапно объявившийся Ветер.
– А вот на тебе и полечу, – огрызнулся я, понимая, что он прав.
– Там нет воздуха, – с сожалением заметил Ветер, – а значит, нет и меня...
– Что ты можешь предложить? – Я знал, что, не будь у Ветра какой-то идеи, он бы ограничился традиционным бредом.
– Пространство во мне, – шепнул Ветер и, расхохотавшись, умчался прочь.
Я недовольно переглянулся с Дашей и покрутил пальцем у виска.
– Переволновался парень.
– А что он имел в виду? – спросила девушка.
– Не знаю, – я пожал плечами и задумался.
Пролететь  миллион  условных  витков,  оттолкнувшись  от  края  пружины  одним  мощным  движением,  было  нереально.  Псы  или  безликие  в  качестве
транспорта  не  годились  тоже.  Ветер  умыл  руки,  сообщив  об  этом  открытым  текстом...
Нет, все же неспроста он задал свой вопрос. Что же было у него на уме? «Пространство во мне»... Знакомая фраза. Я точно знал, что это были не пустые
слова  юродивого,  а  вполне  определенная  подсказка.  Я  прикрыл  глаза  ладонью  и  попробовал  представить  себя  чудовищем,  проглотившим  целое  Про-
странство. Получилось довольно скверно. Тогда я упростил сюжет до уровня Ветра. Что составляло его суть? Как он воспринимал мир, будучи почти неве-
сомым и невидимым? Как он мог сохранять свою личность, постоянно разлетаясь на молекулы по просторам Земли и виткам Времени?
Вот! Вот где была разгадка безумного ребуса, придуманного моим приятелем! Мне следовало рисковать до предела. Мало того, что путь мой пролегал
сквозь черную Бездну, я еще должен был пройти его, преобразовав собственную суть в поток энергии, в подобную Слову вспышку света, единственную
форму, способную преодолеть расстояние в миллионы условных витков и сохранить при этом память Зверя. Или разлиться по пространству Вселенной
межзвездной пылью и носиться под давлением Солнечного Ветра от туманности к туманности. Второй вариант меня пугал, но зуд предчувствия гранди-
озной авантюры не давал покоя, и я попал под неумолимый каток азарта. Он раздавил всю мою волю и благоразумие, оставив лишь отчаянное желание
броситься вперед.
Я жестом приказал своим провожающим отойти на безопасную дистанцию и замер с раскинутыми в стороны руками. Взглянув внутрь себя, я задер-
жал дыхание и начал трансформировать собственное тело в энергию. Напряжение от усилий было столь велико, что я вспотел. Сквозь полуопущенные
веки я видел, как на кончик носа скатилась капля прозрачного пота. Она не падала, а мелко дрожала, оставаясь на месте и сверкая бледным изумрудом. Я
чувствовал, как следом за каплей начал вибрировать нос, затем губы, потом все лицо. Через секунду все тело затряслось, словно в лихорадке. По рукам и
груди разлился синеватый свет, он спустился к поясу, скользнул ниже, немного потускнел, стек по ногам на поверхность витка и начал разгораться с но-
вой силой. В следующее мгновение я вспыхнул столбом белого пламени и поднялся над пружиной.
Ощущения оказались не такими уж приятными. Я начисто потерял ориентацию, поскольку наблюдал лежащую подо мной спираль с новой точки, да
еще  и  «точка»  эта  получилась  площадью  с  добрый  квартал.  Я  видел  Время,  Бездну,  Дашу,  безликих,  Землю,  продырявленную  Стену,  звезды,  планеты  и
черные дыры... Причем одновременно, поскольку теперь направление моего взгляда не зависело от движения глазных яблок. Я смотрел сразу во все сто-
роны и на любое расстояние. Двигаться было довольно легко, хотя я и не сразу сообразил, как это сделать. Но главное – я мыслил. Я был сгустком чистей-
шей, но разумной энергии. Передо мной лежал старый мир с новыми свойствами и возможностями. Я допускал, что теперь у меня появились и новые
недруги, строящие неведомые козни, но охватившая меня эйфория стерла все сомнения напрочь. Я напоследок коснулся поблескивающей среди Бездны
пружины и бросился в поток тахионов, летящих к дыре в далекой Стене...

Глава 33
БЕЗДНА. ТВОРЕЦ
 
– Смелый, – обрадованно крикнул маленький зеленый светлячок, юркнув сквозь меня.
– Только глупый, – недовольно ответил ему другой, синевато-белый.
Светляки кружились, то обгоняя меня, то отставая. Их было много, но я не чувствовал с их стороны никакой враждебности или предубеждения. Они
просто  удивлялись  моему  иррациональному  порыву  и,  не  понимая  его  причин,  проявляли  неподдельный  интерес.  В  их  суматошной,  но  однообразной
жизни  такие,  как  я,  встречались  раз  в  миллиард  световых  лет.
– Как ты считаешь, он был твердым или жидким в предыдущем состоянии? – спросил зеленого третий, ярко-оранжевый.
– Трудно сказать, – важничая оттого, что к нему обратились с таким серьезным вопросом, ответил зеленый.
Он снова нырнул внутрь меня и, немного полетав между образующими мою суть энергетическими полями, вернулся к приятелям. Выдержав много-
значительную паузу, светлячок подпрыгнул и вынес вердикт:
– Жидким однозначно...
Я мысленно улыбнулся и шлепнул «профессора» по гладкому боку.
– Эй-эй, ты чего это дерешься? – возмутился зеленый и отлетел от меня подальше, не удаляясь, правда, слишком далеко.
Остальные светлячки насторожились и перестали щекотать меня кинжальными рейдами сквозь новое тело. Я проник в их крошечные мозги и веж-
ливо поздоровался:
– Доброго пути...
– Твердым, – заключил оранжевый и вернулся на исходную позицию, – или смешанным. Так?
Он, видимо, обращался ко мне, и я мысленно кивнул.
– А это движение что означает, да или нет? – теперь уже точно меня спросил синеватый. – Да, – ответил я.
– Как интересно! – снова восторженно воскликнул зеленый.
– Да в этой части Вселенной все наизнанку, – ворчливо вмешался в беседу четвертый, темно-красный. – Существа летают в виде чистой энергии – не
успел стартовать этот, как за ним бросился еще один – пространство, где ему вздумается, сворачивается в гравитационные точки невообразимой массы, и
даже струна Времени разорвана и дрейфует какими-то скрученными обрывками то там, то тут...
– Простите, – перебил его я, – как вы сказали – «струна Времени»?
– Струна, струна, – подтвердил красный. – А вы думали, пружина?
– Честно говоря – да, – я заинтересованно подвинулся к светлячку поближе. – А кто полетел за мной? Я почему-то никого не вижу.
– Ой, только не надо нарушать дистанцию, – брезгливо заявил темно-красный и отлетел на прежнее расстояние, – вы для меня ужасно холодный. Мне
это вредно...
– Еще раз простите, это от избытка внимания. Я узнаю от вас так много нового, – я старался говорить как можно более искренне и не переигрывать.
Собеседнику моя лесть пришлась явно по вкусу, и он продолжил:
– Ладно, можете спросить меня о чем-нибудь еще, только учтите, что после первого же глупого вопроса я вас покину...
Я задумался, а остальные светлячки почему-то захихикали и принялись снова донимать меня щекотанием. Это не мешало, но все равно я не мог при-
думать ничего умнее терзавшего меня вопроса о Творце.
– Там, за Стеной... – я замялся. – Там кто-нибудь обитает?
– До свидания, – вместо ответа произнес красный и улетел далеко вперед.
– Не расстраивайся, – утешил меня все тот же весельчак зеленого цвета, – этот умник никогда бы не признался, что твой вопрос достоин ответа. Сво-
лочь еще та...
– Понимаю, – я снова кивнул и спросил теперь уже его: – А вы-то кто такие?
– Мы? – светлячок задумался. – Да кто нас разберет? А зачем тебе это знать?
Я задумался. Действительно – зачем? Разве что из чистого любопытства...
– А что такое «любопытство»? Когда любят пытать, чтобы выведать секреты? – не унимался дотошный светлячок. – Тот, второй, который вас преследу-
ет, жутко заносчивый тип, наверное, большой специалист по таким делам?
– Что-то в этом роде, – согласился я, – только нормальное «любопытство» не имеет определенного объекта пыток...
– Не понимаю, – признался зеленый. – Что можно узнать от неопределенного объекта?

Я окончательно запутался в его вязких умозаключениях и потому промолчал.
– Хватит донимать спутника, – строго сказал зеленому новый персонаж, на этот раз желтый. – Давай-ка полетай там...
Зеленый послушно прыгнул в сторону и смешался с остальными. Желтый остался рядом со мной. Он летел молча, не отставая и не обгоняя меня, слов-
но его приклеили.
– Я могу вас спросить? – не выдержал я.
– Ну, – неохотно согласился светлячок.
– Что там, за Стеной?
– Одиночество, – неожиданно серьезно ответил попутчик и снова замолчал.
– Да, да, – рассеянно ответил я, – знаю...
– Вряд ли, – с сомнением заметил желтый, – а впрочем, вы просто слишком многое не помните...
Предельная загадочность светлячков заинтриговала меня окончательно.
– Может быть, вы поясните мне, что конкретно я не помню?
– Вы все узнаете самостоятельно, гарантирую, – желтый недовольно подпрыгнул, – только в нужное время и в нужном месте. Мы являемся чем-то вро-
де движущегося тротуара, который пронзает Вселенную и перемещает по ней все дрейфующие предметы... и пассажиров, конечно. Вы, с вашим преследо-
вателем, для нас, правда, довольно неожиданные пассажиры, все последнее время приходилось передвигать только грузы, но...
– Давно? – помог я ему закончить мысль.
– Вы имеете в виду, когда мы перевозили предыдущего пассажира?
– Имею, имею, – продолжил подталкивать его к ответу я.
– Боюсь соврать, но весьма давно...
– А кого, если не секрет?
– На этот вопрос я отвечу вам по прибытию...
– Странно. А почему?
Желтый заерзал и промолчал. Я не стал ему докучать, поскольку ясно видел, что светлячок молчит не по собственной воле, а по приказу свыше. Кто-то
решил, что безопаснее будет доставить меня до пункта назначения в полном неведении относительно некоторых интереснейших нюансов пути.
Светлячки продолжали метаться сквозь мое тело, словно прошивая его недостающими нитями. Какая конструкция их устраивала, понять было невоз-
можно, но явно не та, что была раньше. Они словно строили меня заново, перебрасывая на новые места силовые поля и перенаправляя потоки энергии.
– Как вы себя чувствуете? – поинтересовался желтый, заметив мою озабоченность.
– Я опасаюсь, что вы перепутаете какие-нибудь жизненно важные связи моего тела, – признался я.
– Гармония, – многозначительно произнес светлячок. – В прежнем виде вы не могли претендовать на главное знание своей жизни, а чтобы достичь ис-
тинной гармонии, следует знать все.
– Перестраиваете и воспитываете? – я усмехнулся.
– Нет, – вновь до крайности серьезно возразил светлячок, – подготавливаем...
– К встрече с Творцом? – уцепился за его слова я.
– Для начала с тем, кто вас преследует, – желтый стремительно заложил крутой вираж, и я, проследив направление, в котором он улетел, наконец-то
увидел противника.
Как и следовало ожидать, по моему следу шел преобразованный в такой же сгусток энергии страж. Он в своих лучших традициях молчал, и потому без
подсказки светлячков-тахионов обнаружить врага я бы действительно не смог. Проверив, насколько послушно мое преобразованное светлячками тело, я
выбрался из их окружения и развернулся к противнику лицом. Вернее, просто остановил свое движение, поскольку у энергетической субстанции с опре-
делением «лица» существовали некоторые проблемы...
Столкновение наших преобразованных тел было ужасным. Казалось, что адская боль охватила каждую частицу моего существа. Вспыхнувший на ме-
сте нашей схватки ослепительно белый шар был ярче любой сверхновой. Мощнейшая волна чудовищного взрыва отбросила меня на миллионы свето-
вых витков сразу во все стороны, и я увидел, как внутри меня вместилось не только Пространство привычной Вселенной, но и Время, а также разум всех
населяющих ее существ.
Я видел странные вещи. Хороводы галактик в Пространстве и множество разорванных пружин во Времени, провалы в непостижимой глубине Бездны,
миры, лишенные материи, миры, переполненные этим субстратом бытия, но из-за отсутствия времени пребывающие в полной неподвижности. Я видел,
как в никуда уплывают караваны космических кочевников из Будущего и устраивают жестокие схватки непонятные даже для меня формы жизни из да-

лекого  Прошлого.  Я  слышал  нашептывания  звездных  ветров  и  пылевых  течений,  меня  разрывали  штормы  в  газовых  скоплениях  и  кромсали  на  куски
прочнейшие нити суперструн. Несколько раз мои частицы попадали в невыносимо тяжелые объятия точек сингулярности, и лишь убедительные аргу-
менты в затяжных беседах с разумом черных дыр спасали меня от вечного плена. Я был везде и всем...
И вскоре мне это порядком надоело. Возможно, я недостаточно романтичен или имею недоразвитое воображение, но я быстро устал удивляться и вос-
хищаться открывшейся перспективой и начал подумывать, как бы выкрутиться из очередной передряги.
– Ты осознал, насколько интересна твоя Вселенная? – спросил чей-то голос.
– Моя? – пытаясь выиграть время для того, чтобы вычислить источник мысленного вопроса, спросил я.
– Да, – подтвердил невидимый собеседник. – Твоя, потому что моя, например, вмещает и твою и миллионы других, однако и она лишь одна из множе-
ства, принадлежащих тем, кто стоит на следующей ступени развития...
– А над ними стоят другие и так до бесконечности? – предположил я.
– Верно, – согласился невидимка.
– Ты Творец? – робко предположил я.
– Нет, – собеседник усмехнулся. – Твои поиски идут в верном направлении, но я не тот, кто тебе нужен. Однако один совет я все же дам...
– Если ты не Создатель, оставь свои советы при себе, – подозревая, что эта беседа всего лишь тактический ход преследующего меня стража, предложил
я.
– Нет, я не страж, – в ответ на мои опасения сказал неизвестный.
Сам я читал сокровенные мысли прочих существ достаточно легко, однако с обратным явлением встретился впервые, если не считать Дашиного слу-
чая, и это меня крайне взволновало. Ведь девушка являлась, по сути, моей частицей, и я сам подарил ей такую привилегию, а этот невидимка читал все,
что было в моей голове, без зазрения совести и совсем этого не скрывал.
– Хорошо, – неуверенно сказал я, – говори...
– Это касается Земли, – заявил собеседник. – Живущие на ней создания являются образчиком сообразности существ условиям жизни на планете. Это
одна из лучших работ самого талантливого из создателей...
– Одного из многих? – уточнил я.
– Разве я еще не сказал, что количество вселенных не поддается подсчету? И у каждой из них есть свои создатели...
– Если упростить метафору до уровня понравившихся тебе людей, получается, сколько в деревне домов, столько и строителей? – привел я пример.
– В общем, примерно так, – согласился невидимка.
– А какое дело тебе до народного творчества этих многочисленных Творцов? – удивился я.
– Я же сказал, люди уникальны, а значит, эту работу следует сохранить как образец для подражания, – терпеливо повторил собеседник.
– Почему ты просишь об этом меня? – все еще упираясь, но в основном из вредности, спросил я.
– А кого? – удивился незнакомец.
«Верно, – подумалось мне, – стража об этом просить было бы глупо».
– Тебе пора собраться, – напомнил собеседник.
Да, я чувствовал, что он прав. Мне следовало собраться, причем не в переносном, а самом прямом смысле. Мои частицы уже теряли связи между собой,
и через некоторое время я мог просто исчезнуть, смешавшись со звездной пылью и квантами блуждающих энергетических полей. Концентрируя свою
суть в ограниченном объеме пространства, я, недолго думая, прихватил все, что осталось от стража, и, видимо, эта ассимиляция внезапно внесла в мое
сознание новую струю. Я почувствовал, как нехотя и со скрипом открывается дверь в последний из запертых подвалов моей памяти. Уже вливаясь в зна-
комый поток тахионов, я ощутил некий толчок и в который раз оказался в самом центре водоворота новых знаний. Светляки восприняли мое возвраще-
ние как нормальное явление и ничуть не удивились.
– Приготовься, – подлетая ко мне, строго приказал желтый светлячок, – Стена...
Я взглянул вперед и увидел то, что невозможно было описать никакими словами, кроме Истинных. Стену, Перегородившую Вселенную...
Поток  светлячков  впереди  вздрогнул  и,  не  снижая  скорости,  нырнул  в  пробитую  Словом  брешь.  Я  почувствовал,  как  замирает  мое  несуществующее
сердце и слабеют невидимые ноги. Чуть освещенные светлячками-тахионами, края пролома приближались стремительно и неотвратимо. Я трусливо за-
жмурился и нырнул в дыру. В Обитель своего, как выяснилось, «участкового» Творца...

Глава 34
ТОЧКА СОТВОРЕНИЯ
 
Ибыл день первый... Я стоял на покрытой толстым слоем ржавчины поверхности Изначального Времени нашей Вселенной и с восторгом вращал голо-
вой.  У  моих  вновь  материализовавшихся  ног  лежали  настоящие  истоки,  а  над  головой  нависал  недосягаемый,  но  реальный  купол  обители  Творца.
Раньше  я  представлял  себе  ее  немного  по-другому,  чем-то  вроде  райского  сада  или  идиллического  островка  с  горным  пейзажем  посреди  Бездны,  но  те-
перь я видел неухоженный кусок спирали, воткнувшейся в Стену, которая ограничивала сферу расширяющейся во все стороны Вселенной, и млел от сча-
стья. Я дошел, я сделал то, к чему стремился всю свою бессознательную и осознанную жизнь. Моя память окончательно освободилась от оков, а мысли
стали ясными, как горный хрусталь. Я знал все нужные Слова и правду о структуре мироздания. Я видел суть всех компонентов бытия, как материаль-
ных, так и энергетических или виртуальных. Я мог выделить и проследить любую вероятность или изменить любое состоявшееся событие. Если бы по-
требовалось, я мог даже создать новую Вселенную... Я чувствовал в себе силы сделать что угодно, однако все мое существо стремилось к одной цели. Я хо-
тел выполнить поручение высшего разума так сильно, как не хотел никогда и ничего в своей долгой жизни. И, чтобы спасти лучший из созданных в Без-
дне миров, мне оставалось только найти его Творца. Но я не торопился. Обитель была невелика, поэтому я не сомневался в том, что либо сам найду его
достаточно быстро, либо он вскоре заметит мое присутствие.
Я прошелся по ржавчине, и там, где ступали мои босые ноги, поверхность пружины приобретала нормальный стальной цвет. Расчистив таким обра-
зом значительный участок, я немного унял охватившую меня нервную дрожь и попробовал сосредоточиться на вопросах, которые намеревался задать
Творцу. Я тщательно подбирал слова, комбинировал их в сотни вариантов фраз и запоминал наиболее лаконичные и содержательные. Наверняка все вы-
летело бы из головы вмиг, стоило мне увидеть только его тень, но все-таки что-то могло и остаться, а вот без подготовки – шансов предстать перед Ним и
при этом выглядеть не совсем круглым идиотом не было вовсе.
Я  прислушался,  но  ощутимого  результата  это  не  принесло.  Меня  окружала  плотная  завеса  тишины.  Запустение  спирали  было  почти  ощутимым  и
окончательным. Я сделал пару шагов к неровному краю истока и снова прислушался. И снова не услышал ни звука. Здесь не было даже моего вездесуще-
го Ветра, поэтому и шорох шагов и шуршание одежды гасли, едва родившись. Я склонился над истоком и провел рукой по краю пружины. Бахрома ржав-
чины осыпалась в Бездну. Я был на месте, но по-прежнему один. Творец меня игнорировал. Его не могло не быть в обители, значит, я оказался перед еще
одним разрывом? Этот вопрос мучил меня, словно боль от застаревшей раны. Неужели это не реальные истоки, а всего лишь очередной обрывок беско-
нечной спирали? Неужели тот помпезный светлячок был прав, говоря, что все наши пружины лишь дрейфующие в пространстве обрывки растерзанной
струны Времени? Я в отчаянии замотал головой и взревел. От моего крика по пружине прошла волна вибрации. Поднимая в воздух клубы ржавой пыли,
я затопал ногами и бросился к Стене. В припадке ярости я набросился на пыльную и равнодушную поверхность препятствия, словно именно Стена была
повинна во всех моих неудачах. Я колотил по ней с силой парового молота, но облегчения не наступало. Более того, я вновь почувствовал усталость и
страх, как во время первой схватки со стражами. Эти неприятные чувства немного отрезвили меня, и я перестал буйствовать.
Я сделал шаг назад и уставился в очищенную от пыли зеркальную поверхность ненавистной Стены...
Это было простое, но сильное озарение. Содержимое всех раскрытых ларцов моей памяти приобрело окончательно оформленный вид, и я понял глав-
ное. Я даже сел на холодную поверхность витка и потер глаза, словно сомневался, что увиденное в зеркале Стены не сон. Я видел того, кто обитает у исто-
ков. Я видел Творца. Того, кто жил вечно, хранил, проводя через Бездну, свое Время, произносил Слова, создавая миры, и следил за ними, как за детьми...
Я  видел  себя  и  не  удивлялся.  Теперь  очень  многое  встало  на  свои  места.  Моя  власть  над  сутью  вещей,  бессмертие,  непобедимость,  способность  читать
мысли других и внушать им свои, способность преобразовываться в любую форму жизни, от белковой до энергетической... Непонятным оставалось толь-
ко одно: каким образом я оказался в кабале у своих собственных подопечных?
Впрочем, непонятным это оставалось недолго, ведь теперь я помнил все...
Стражи были созданы Высшим Разумом для контроля над всеми творцами, в том числе и надо мной, но славная пятерка теоретически неподкупных и
бесстрастных контролеров не устояла перед соблазном прибрать к рукам мои образцово-показательные миры и просто превысила свои полномочия. Хит-
рейший из всадников, Иил, наобещал своим товарищам добиться если не их перевоплощения в способных к творчеству Зверей, то, во всяком случае, пол-
ного освобождения от обязательств перед Высшим Разумом, и наивные существа ему поверили. Подобными намерениями, как оказалось, была вымоще-
на дорога в никуда. Стражи помогли старцу одолеть моих ассистентов, а затем и меня. Когда же Иил сознался, что не в силах выполнить свое обещание,
было уже поздно. Возникла круговая порука, и вместо контроля над исполнением хорошего дела стражи стали соучастниками экспериментов, в которых
крылатые создания под руководством Иила попытались влезть в шкуру Создателя.
Недаром они так ревностно оберегали эту страшную тайну, не смея стереть ее из памяти поколений вовсе, но и не допуская, чтобы о Потерянных Сло-
вах узнал кто-нибудь из нас, двоих Зверей, оставшихся в этой Вселенной Зверей...

«Будет довольно интересно пообщаться с моими безглазыми детишками по возвращении из дальних странствий, – не без злорадства подумал я. – Что-
то они споют мне теперь?»
В Обители делать было больше нечего. Я поднялся на ноги и почти без подготовки произнес «стенобойное» Слово. Здесь, у истоков, оно образовалось
быстро и естественно. Слово метнулось к черному зеркалу Стены и раскололо его на тысячи осколков. Я шагнул в новую дыру и, сосредоточившись на со-
здании  сути  пружины,  бросил  впереди  себя  тонкую  стальную  нить.  Вращаясь  вокруг  продольной  оси,  она  с  каждой  секундой  утолщалась  и  через
несколько минут приняла вид нормального витка. Я шагнул на теплую пока поверхность новой спирали и продолжил созидание. Впереди лежала Бездна
в миллионы витков и цель – маленькая голубая планета, бегущая юрким волчком вдоль обрывка спирали Времени... Пора было возвращаться к любимо-
му детищу нашего вида, к созданной Первым Зверем Земле...
 
У прошлого нет памяти, это свойство настоящего – помнить о чем-то оставшемся позади. У создаваемого мной прошлого не было не только памяти, но
и образа. Я то и дело заглядывал в бархатистую Бездну за краем спирали, но не видел ни одного призрака ушедших лет. В воссоздаваемые мной времена
Земля еще не имела названия. Она и планетой-то по большому счету не была. Так, некий сгусток межзвездной пыли и только. А у пыли тем более нет па-
мяти, это свойство органической жизни.
Шаг, еще один, новый виток, пустота Бездны, снова шаг... Осталось всего ничего – витков семьсот. Миллионов, я имею в виду...
Еще виток позади... Земля уже бурлит тяжелым Океаном и освещается высекающими кислород молниями непрерывных бурь. Удачная комбинация
азота с углеродом... Так, немного воды и пара хороших электроразрядов... Прекрасно! Это пока не нуклеиновые кислоты, но уже и не «царская водка»...
Память все-таки работает. Я восстанавливаю события в точном соответствии с тем, как это происходило на заре времен, значит, помню, что делал мой
далекий предок. Стоп. А предок ли? Я же как бы бессмертен? Тогда это был я? Нет, все-таки предок. Иначе у нашего вида не было бы самок и способности
продолжать род. Зачем они бессмертным, верно? А мы, видимо, просто долгоживущие, а не вечные, вот в чем разгадка...
Еще виток... Болота, травяные леса, жара парникового эффекта... Восемь хромосом. Все, что пока есть у большинства насекомых. Насекомых крупных,
по метру, а то и больше ростом. Они еще не измельчали и носятся среди хвощей небольшими эскадрильями. Из пересыхающих озер к морям ползут двоя-
кодышащие рыбы. Их вялые плавники еще не могут удержать тело на весу, и за ними остаются неглубокие борозды в мягком песке. Идет отбор. Жизнь
выползает на покрытые стойкими к высыханию водорослями прибрежные скалы и скрывается в чаще болотных лесов...
Скоро эра гигантских рептилий, а это уже спираль безликих. Почему же я не вижу ее впереди себя? Что-то случилось? Пространство передо мной зияет
пустотой и отчужденностью. Неужели я ошибся в расчетах? Нет, не может быть. Я шел точно по тому маршруту, который указали мне светлячки. Только
теперь я двигался не против потока тахионов, а по течению.
Нет, я не ошибся. Далеко впереди блеснул белый огонек отражения света от стали. Это была спираль безликих. Я приближался к ней, ничуть не увели-
чивая темп. На краю разрыва собралась приличная толпа, но я выискивал в ней только одно лицо. Тем более что у прочих вместо лиц были только глад-
кие бледные маски. Я искал Дашу, поскольку чувствовал, что она здесь.
Я  даже  почти  не  заметил  эпохального  момента  соединения  спиралей  в  единую  пружину  Времени.  Словно  это  было  чем-то  обыденным  и  неинтерес-
ным. Только приглушенный вздох толпы подсказал мне, что это свершилось. Я удивленно оглянулся, посмотрел под ноги и, кивнув, шагнул на поверх-
ность пружины безликих. Толпа медленно и словно бы нехотя начала опадать неровной волной. Я сначала не понял, в чем дело, но потом сообразил, что
безликие встают передо мной на колени. Этот факт вызвал во мне легкую волну злорадства. Наконец-то восстановилась истинная справедливость и каж-
дый получил по заслугам. «...На каждого, кто пляшет русалочьи пляски, есть тот, кто идет по воде...» Такое положение вещей меня вполне устраивало.
Толпа стала на метр ниже, и теперь я наконец смог увидеть светлые волосы Даши. Она улыбалась и плакала одновременно. Я принял человеческий
вид и, не обращая внимания на безликих, подошел к ней. Сколько раз она умирала от голода, жажды и отчаяния? Почему она не вернулась на Землю?
– Ты дал мне новую жизнь, – отвечая на мои мысли, произнесла Даша вслух, – но вычеркнул из списков человечества. У меня теперь нет уравновеши-
вающего компонента, как и у тебя... Мы с тобой одиноки, несчастны и обречены на вымирание. Мы представители тупиковых ветвей развития органиче-
ской жизни...
Она уткнулась в мое плечо и окончательно разрыдалась. Я погладил ее по волосам и вздохнул. Без возможности продлить род во вселенскую гармо-
нию мы действительно не вписывались. Впрочем...
– Идем, я покажу тебе будущее, – предложил я и, взяв ее за руку, повел по спирали вперед.
Когда мы остановились напротив текущего времени Земли, она печально заглянула через край Пружины и помахала рукой, словно кто-то мог разгля-
деть ее жестикуляцию.
– Ты исправишь Настоящее? – спросила Даша, обернувшись ко мне.
– Я сделал это, когда восстановил целостность Времени, – я указал вниз и помог ей увидеть то, что творилось на Земле.

Там бурлила обычная неутомимая жизнь, и никто из обитателей планеты не помнил о битве с крылатыми, последующей катастрофе, радужном небе,
кипящих волнах, застывшем огне и повисших в воздухе дождевых каплях. Эта часть витка была смята огромной массой внезапно затормозившей свой
ход стальной пружины и теперь превратилась всего лишь в сжатую частицу истории, помнить о которой было совсем необязательно...
–  Нет,  так  нельзя, –  воспротивилась  моему  решению  Даша. –  Ты  должен  оставить  хоть  какую-то  память  об  исчезнувшем  отрезке  Времени,  иначе  ко-
гда-нибудь  кто-нибудь  обязательно  повторит  все  наши  ошибки.
– Будем помнить мы с тобой, – возразил я.
– Этого мало, – упрямо ответила она.
– Хорошо, я запишу всю эту историю в памяти одного из безликих, – уступил я.
– И одного из людей, – добавила она. – Пусть это будут Пятьсот второй и Корнилов. Я им доверяю...
– Хорошо, – я улыбнулся. – Чуть позже...
Я снова обнял ее за плечи и, сосредоточившись, создал новый виток. Мы шагнули на теплую поверхность и не спеша побрели, огибая его огромную
кривизну по наружному краю.
– Ты так и не ответил мне, как мы будем жить дальше? – начала Даша, но я прижал к ее губам палец и посмотрел в глаза.
– Я вспомнил все нужные Слова, но мне почему-то совсем не нравится идея создания взрослых разумных существ. Слишком уж она похожа на проект
сборочного конвейера. К тому же, теперь я это знаю точно, раса Зверей не вымрет, ведь там, далеко за Стеной, где расположен мой настоящий дом, подоб-
ных тварей даже в избытке. Так что мы создадим наш новый собственный вид и, я настаиваю, естественным путем. Его сутью будет сложнейшая в мире
гармония Создателя и Человека, – я улыбнулся. – В конце концов, Творец я или Зверь безмозглый?
– Творец, – прошептала Даша.
Я наклонился и поцеловал ее в яркие губы...

Эпилог
НАШИ ДНИ
 
Майор Корнилов прошел в комнату и устало опустился в глубокое мягкое кресло.
– С такой работой ты скоро совсем высохнешь, – укоризненно качая головой, сказала жена. – Сегодня опять не обедал?
– До отпуска два дня, – массируя пальцами отяжелевшие веки, пробормотал майор.
– Это я помню, – жена улыбнулась. – Каждый день проверяю, на месте ли билеты и путевки...
– Самолет в восемь? – уточнил Корнилов.
– Восемь тридцать, – жена кивнула.
Майор поднялся с кресла и подошел к большому окну. За окном суетилась беспокойная белковая масса из миллионов жителей, для которой весь мир
был прост и понятен, как стакан с водой.
Корнилов покачал головой и покосился на частично упакованные женой чемоданы.
– Что? – не расслышав реплику мужа, спросила она.
– Я говорил вслух? – удивился майор.
– Да, – с улыбкой подтвердила жена. – Что-то философское...
Корнилов вспомнил свою последнюю мысль и негромко повторил ее вслух:
– Бездна безгранична, Вселенная бесконечна, Будущее возможно...

Document Outline

  •  Prolog ZA TRI GODA DO OSNOVNYH SOBYTIJ
  •  Glava 1 TOCHKA OTSCHETA. NESKOL`KO TYSYACH VITKOV NAZAD
  •  Glava 2 MAJ BUDUSCHEGO GODA. PRISHESTVIE
  •  Glava 3 VREMYA
  •  Glava 4 MAJ BUDUSCHEGO GODA. PROEKT
  •  Glava 5 VREMYA. STRAZHI
  •  Glava 6 MAJ BUDUSCHEGO GODA. ARTEFAKT
  •  Glava 7 VREMYA. OTSTUPNIKI
  •  Glava 8 MAJ BUDUSCHEGO GODA. PODOZRENIYA
  •  Glava 9 VREMYA. RESHENIE
  •  Glava 10 MAJ BUDUSCHEGO GODA. KORNILOV
  •  Glava 11 VREMYA. SOVET
  •  Glava 12 MAJ BUDUSCHEGO GODA. SLEZHKA
  •  Glava 13 VREMYA. ZVER`
  •  Glava 14 MAJ BUDUSCHEGO GODA. MANEVRY
  •  Glava 15 APREL` BUDUSCHEGO GODA – VREMYA. NAKAL STRASTEJ
  •  Glava 16 MAJ BUDUSCHEGO GODA. ZADANIE
  •  Glava 17 MAJ BUDUSCHEGO GODA. SVALKA
  •  Glava 18 MAJ BUDUSCHEGO GODA. KOSVENNYE ULIKI
  •  Glava 19 MAJ BUDUSCHEGO GODA. VOPROSY VERY
  •  Glava 20 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. PREDVARITEL`NOE ZNAKOMSTVO
  •  Glava 21 TOCHKA SOBYTIYA
  •  Glava 22 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. PODGOTOVKA
  •  Glava 23 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. SUT` VESCHEJ
  •  Glava 24 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. DOGADKI
  •  Glava 25 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. DASHA
  •  Glava 26 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. SAMKA
  •  Glava 27 IYUN` BUDUSCHEGO GODA – VREMYA. NADEZHDA
  •  Glava 28 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. MITTEL`SHPIL`
  •  Glava 29 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. SHVATKA
  •  Glava 30 IYUN` BUDUSCHEGO GODA. BITVA ZA ZEMLYU
  •  Glava 31 IYUN` BUDUSCHEGO GODA – VREMYA. PUT` K ISTOKAM
  •  Glava 32 VREMYA. POTERYANNOE SLOVO
  •  Glava 33 BEZDNA. TVORETS
  •  Glava 34 TOCHKA SOTVORENIYA
  •  Epilog NASHI DNI

1   ...   76   77   78   79   80   81   82   83   84


Похожие:

Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconКолонка дежурного по номеру Истории. Образы. Фантазии Личности. Идеи. Мысли Информаторий
В номер включены фантастические произведения: «Плывун» Александра Житинского, «Звезды для дочки» Дэна Шорина, «Однажды в Одессе»...
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconПсихические вирусы ивц «Маркетинг» Москва 2002 Содержание кризис разума 4 смена парадигмы 5
Б 17 Ричард Броди. Психические вирусы. Методическое пособие для слушателей курса. «Современные психотехнологии». Москва, 2002, 192...
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconКриптономикон: act, люкс; Москва; 2004
«Реальная» столица Сети. Рай хакеров. Кошмар корпораций и банков. «Враг номер один» всех мировых
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconКриптономикон: act, люкс; Москва; 2004
«Реальная» столица Сети. Рай хакеров. Кошмар корпораций и банков. «Враг номер один» всех мировых
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconСекрет притяжения. Как получить то, что ты действительно хочешь / Дж. Витале; [пер и редакция А. В. Гарбарука]. //Эксмо, Москва, 2008

Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 icon«Бизнес со скоростью мысли. Изд. 2-е, исправленное»: Эксмо; Москва; 2003 isbn 5-04-006117-Х
Сегодня для того, чтобы сделать свой бизнес преуспевающим, недостаточно иметь
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconЛучшая парочка сезона //Эксмо, Москва, 2006
Варя Тобольцева – девочка-ужас. Ее боится весь дачный поселок. Она грубит, ругается, да еще и ворует огурцы с чужих участков, а потому...
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconЛитвиновы А. и С. Через время, через океан. Чужая тайна фаворита //Эксмо, Москва, 2009
… – и еще. Мне твоя помощь нужна. Не по твоей специальности, конечно, но больше мне обратиться не к кому
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 iconКнига "Кризис есть кризис" основана на интервью, в которых не спрятаться за умные фразы "домашних заготовок", фальшь чувствуется мгновенно.
Кризис есть кризис: Лидеры российской и мировой экономики о путях выхода из кризиса //Коммерсантъ, Эксмо, Москва, 2010
Шалыгин В. Враг внутри. Фантастические произведения //Эксмо, Москва, 2002 icon«Искусство коммуникации в сетевом маркетинге»: Эксмо; Москва; 2006 isbn 5 699 06065 0
Сегодня в мире насчитывается более 3000 таких компаний. Их общий оборот составляет более 100 миллиардов долларов. По мнению многих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница