Что такое неолиберализм?




Скачать 240.46 Kb.
НазваниеЧто такое неолиберализм?
Дата конвертации07.09.2012
Размер240.46 Kb.
ТипВопрос
Глава 13. Неолиберализм и социальное рыночное хозяйство

1. Что такое неолиберализм?

Неолиберализм — направление в экономической науке и практике хозяйственной деятельности, имеющее в основе прин­цип саморегулирования экономики, свободной от излишней регламентации.

Либерализм как система взглядов ведет начало от английских классиков А. Смита, Д. Рикардо. Либерализм основан на при­знании ведущей роли индивидуальной деятельности, обуслов­ливаемой личным интересом. Государственное вмешательство в индивидуальную экономическую деятельность должно быть ограничено. Постепенно либеральные концепции эволюциони­ровали, подходы и критерии представителей этого направления .менялись.

Современные представители экономического либерализма следуют двум, в известной мере традиционным, положениям: во-первых, они исходят из того, что рынок (как наиболее эффективная форма хозяйствования) создает наилучшие условия для экономического роста, и, во-вторых, они отстаивают приоритетное значение свободы участников экономической деятельности. Государство должно обеспечивать условия для кон­куренции и осуществлять контроль там, где отсутствуют эти условия. Практически (и это в большинстве случаев вынуждены признавать неолибералы) государство теперь вмешивается в экономическую жизнь в широких масштабах и в различных формах.

По сути, под названием неолибералов выступает не одна, а несколько школ. К неолиберализму принято относить чи­кагскую (М. Фридмен), лондонскую (Ф. Хайек), фрайбургскую (В. Ойкен, Л. Эрхард) школы.

Современных либералов объединяет общность методологии, а не концептуальные положения. Одни из них придерживаются Правых (противники государства, проповедники абсолютной свободы), другие — левых (более гибкий и трезвый подход к Участию государства в экономической деятельности) взглядов. Сторонники неолиберализма обычно выступают с критикой кейнсианских методов регулирования экономики. Некоторые из них, например Н. Бэрри, А. Лернер, отвергают не только

239


кейнсианские, но и монетаристские рецепты, обвиняя эти школы в увлечении макроэкономическими проблемами в ущерб микроэкономике.

Экономисты-неолибералы уделяют первостепенное внимание поведению отдельного человека, экономике фирмы, решениям, принимаемым на микроуровне.

Так, скажем, Дж. Стиглер ввел в оборот “принцип выжи­ваемости”. Его суть — определить, как долго потребитель будет заниматься поисками дешевого товара. Ответ звучит следующим образом: пока затраты на поиск не превысят вероятную (возможную) экономию от дешевизны искомого товара. Ф. Хайек критически относится к системе экономического регулирования. Государство защищает не потребителя, а промышленников, железнодорожные компании. Если же происходит рассредоточение власти, то это способствует созданию всеобъемлющего порядка.

В нашей стране принципов неолиберализма придерживается, например, партия экономической свободы. В своих Программных принципах она заявляет, что предпринимателям необходима действенная поддержка государства. Кормят и одевают страну хозяйственники, а не правительство. Задача правительства — не направлять предпринимательство, а расчищать валы на его пути.

Выбор конкретных направлений деятельности — дело самих предпринимателей. И только их. Если государство проводит политику селективной поддержки отдельных секторов — это проявление волюнтаризма. Перспективные программы разрабатывают сами предприниматели (программы поддержки предпринимательства). Они осуществляют это через своих пpeдcтавителей в органах государственной власти.

Механическое перенесение принципов экономической политики, приемлемых в рамках стабильной экономики, в условиях переходного периода ведет к негативным последствиям. Отсутствие продуманной структурной политики со стороны государства вместо сокращения доли добывающих и сырьевых отраслей и повышения доли обрабатывающей промышленности обусловило противоположный результат — утяжеление народнохозяйственной структуры.

Политику, начало которой положило правительство Е. Гайдара, исходя из современных оценок вряд ли можно назвать либеральной. Проводилась не только либерализация цен и приватизация предприятий, но и жесткая и непоследовательная финансовая политика, были резко взвинчены налоги, coxра-

240


нилась монополия производителей и инвесторов. Осуществляя процесс преобразований, авторы макроэкономических решении не следовали какой-либо конкретной теории, а действовали методом проб и ошибок: получаемый эффект зачастую оказы­вался противоположным ожидаемому.

В США и некоторых других западных странах современная неолиберальная политика опирается на ряд экономических под­ходов, получивших наибольшее признание. Это — монетаризм, который, как отмечалось, предполагает, что капиталистическая экономика имеет внутренние регуляторы и регулирование дол­жно опираться преимущественно на денежно-кредитные ин­струменты; экономическая теория предложения, придающая важное значение экономическим стимулам (см. гл. 14); теория рациональных ожиданий: наличие информации позволяет пред­видеть последствия экономических решений (см. гл. 14).

Деление экономистов и политиков на консерваторов и ли­бералов во многом условно. Зачастую саму постановку вопроса, куда отнести тех или других (к либералам или консерваторам), нельзя признать вполне правомерной. Идеи и подходы и ли­бералов, и консерваторов переплетаются, критерии оказываются размытыми, недостаточно четкими.

Полезно проводить различие между теоретическими кон­цепциями и практическими решениями. Теория и практика корреспондируют, но не совпадают. К примеру, концепции германских неолибералов В. Ойкена и В. Репке и практическая экономическая политика Г. Коля, а еще ранее П. Шмидта и Л. Эрхарда, далеко не однозначны, хотя и считается, что пра­вящие круги Германии следуют курсу неолибералов.

2. Ф. Хайек: философия экономической свободы

Австро-американского экономиста Фридриха фон Хайека (1899—1992) называют отцом неолиберализма. Точнее сказать, он является идеологом неолиберал истов, находящихся на правом фланге данного направления. Вместе с Людвигом фон Мизесом (1891—1973) он выступил в качестве одного из ведущих критиков социализма. Хайек утверждает, что социализм неосуществим с общеконцептуальной и моральной точек зрения. В своей последней работе “Пагубная самонадеянность” автор утверждает: “Цели социализма фактически недостижимы, и программы его невыполнимы; к тому же оказывается, что в дей­ствительности они несостоятельны еще и логически”1. Один из главных аргументов в конечном счете сводится к тому, что

241


централизованное планирование, не обладая достаточно полной и оперативно поступающей информацией, не сможет реагировать столь же быстро и результативно, как это способна делать только рыночная экономика.

В последние годы работы Хайека и Мизеса изданы в перевод на русский язык2. Рецензенты, авторы предисловий сопровождают эти издания хвалебными комментариями. Комментаторов привлекают не столько аргументы теоретиков “логической не состоятельности” социализма (они могут и не разделять, к при меру, тезис Хайека, утверждавшего, что общественные формы и институты “формируются как составная часть процесса бессознательной самоорганизации некоей структуры или модели”), сколько сам вывод (“социализм — одно из наиболее влиятельных политических движений нашего времени — основывается на явно ложных предпосылках”)3.

Попутно заметим, что исследованию экономической системы социалистических государств посвящена обширная литература. В ней нашли отражение не только теоретические дискуссии, но и главным образом факты, подробнейшее рассмотрение механизма и тенденций развития экономики, инструмента и результатов проводимых преобразований. Категоричные yтверждения типа “либо капитализм, либо социализм: третьего не дано”, как и безапелляционные рецепты “экспертов” — проводить экономическую реформу исключительно методом либерализации, вряд ли способны помочь в решении действительно сложных и жизненно важных вопросов.

Однако вернемся к Хайеку и его работам. Это был весьма активный и плодовитый автор, опубликовавший десятки работ, в том числе по вопросам права, истории общественной мысли, философии, психологии. Хайек порой занимался не столько экономической теорией, сколько экономической философией. Об этом напоминают и сами названия его работ (“Конституция свободы”, “Дорога к рабству”, “Индивидуализм и экономический порядок”), и метод изложения.

Приоритет свободы человека Хайек провозглашает как главный принцип. Свобода — это отсутствие какого-либо ограничения или принуждения со стороны государства. Государство не должно заниматься ни социальным страхованием, ни организацией просвещения, ни регулированием ставок квартирной платы. Эти и подобные функции государственной деятельности не что иное, как “административный деспотизм”. Государство следует лишить и монопольного права на проведение денежной эмиссии4. Максимум, где можно допустить государственное

242


вмешательство в экономическую жизнь,— это выплата пенсий по старости и пособий по безработице.

Ведущей идеей экономической философии Хайека служит концепция “спонтанного порядка”. Организация, взаимодейст­вие, развитие в обществе складываются не по заранее наме­ченному плану, а стихийно! “Для понимания нашей цивили­зации необходимо уяснить, что этот расширенный порядок сло­жился не в результате воплощения сознательного замысла или намерения человека, а спонтанно: он возник из непреднаме­ренного следования определенным традиционным и, главным образом, моральным практикам (practices)3. Что касается эле­ментов спонтанного порядка, то ими являются “отдельные хо­зяйства как индивидов, так и сознательно управляемых орга­низаций”6. Масштабы, количество составляющих единиц по­стоянно растут, однако они могут найти свое место и действовать только “в рамках все более всеохватывающего спон­танного порядка”, а не сознательно организованного7.

Хайек исходит из ограниченности человеческого знания. Че­ловеческое сознание основывается в большей мере на подра­жании, нежели на интуиции и разуме8. Большую часть знания “дает нам не непосредственный опыт и не наблюдение, а не­прерывный процесс “пропускания через себя” усваиваемых тра­диций — процесс, необходимым условием которого являются признание и соблюдение отдельной личностью нравственных традиций, не поддающихся обоснованию с позиций общепри­нятых теорий рациональности”.

Можно в определенной степени понять связь между явле­ниями, но нельзя управлять ими. Экономическая наука едва ли способна сформулировать прогнозы, она в состоянии лишь описывать типы событий, намечать тенденции. Предпринима­телю как главной фигуре экономической деятельности не столь интересны отдаленные и неизвестные события. Его интерес вращается вокруг ожидаемых доходов в короткие промежутки времени. “Любой предприниматель, которому рынок подска­зывает тот или иной конкретный способ увеличения прибыли, может одновременно и действовать в собственных интересах, и вносить в производство совокупного продукта ... вклад боль­ший, чем в любом другом случае, любым из других имеющихся способов”10.

Хайек относится отрицательно к макроэкономическому ана­лизу. Он не согласен с представлениями, будто “макроэконо­мика жизнеспособна и полезна”. В основе анализа должны лежать микроэкономические процессы. Их понимание необхо-

243


димо и достаточно для объяснения функционирования экономики в целом.

Проблема координации — в значительной мере проблема информации. Информацию дает рынок, она поступает через сигналы рыночных цен. Информация дает преимущества фирмам, участникам хозяйственного процесса, а стимулы к поиску новых знаний порождает конкуренция.

Социальный порядок не может быть продуктом сознательного действия. Порядок, устанавливаемый в обществе, есть результат чисто спонтанных действий. Если попытаться координировать хозяйственную деятельность, нарушится механизм передачи информации.

Хайека не беспокоит утверждение монополии или наличие чистой спекуляции; во всем должна быть свобода. Создается представление, что проповедник неолиберализма хотел бы заставить крутиться колесо истории в обратном направлении, воссоздать мир свободной конкуренции таким, каким он 6ыл сто или двести лет назад. “Потерпев неудачу при первой попытке создать мир свободных людей, мы должны попробовать еще раз”.

Существование в обществе социального неравенства, согласно мнению Хайека, закономерно. Любая форма распределения доходов справедлива, ибо она возникает в итоге конкурентной борьбы, развертываемой по определенным “правилам”. В обществе происходит своеобразная селекция, в конкурентной борьбе определяется ниша деятельности и доля каждого, утверждаются правовой порядок, нормы морали.

Итак, Хайек предстает в своих трудах как проповедник философии экономической свободы, создания спонтанного экономического порядка, который не есть результат сознательного воздействия, намеченной общей цели. Этот социально-экономический порядок есть следствие взаимодействия между людьми, которые руководствуются не теорией, а опытом и традициями; он устанавливается в ходе конкурентной борьбы.

Идеи и концепции либерализма были взяты на вооружение представителями неоконсервативного направления. Их используют политические лидеры консервативного направления в ряде западных стран.

С теориями неолибералов нередко полемизируют сторонники неоклассического направления. Авторы переведенного в нашей стране “Экономикса” пишут, например, что государство не сужает, а расширяет сферу свободного выбора, принимая решения, связанные с производством общественных товаров.

244


Государство способствует нейтрализации кризисов, преодоле­нию депрессий. Его действия сравнивают со светофором, ко­торый не только задерживает, но и, предотвращая транспортные пробки, пропускает транспорт.

3. В. Ойкен: теория экономического порядка

Одно время экономические взгляды Вальтера Ойкена (1891— 1950) рассматривали преимущественно в критическом плане. Комментаторы упрекали его в том, что все виды хозяйствен­ных форм он сводит только к двум экономическим, систе­мам: свободному рыночному хозяйству и центрально-управля­емому хозяйству. Положение о двух “идеальных типах хозяй­ства” трактовалось как схема, упрощающая экономическую действительность.

Между тем учение Ойкена о двух типах хозяйства — не схема, под которую подгоняются все существующие экономи­ческие системы, а скорее методологический принцип, инстру­мент анализа. В качестве критерия берется различие в способах регулирования хозяйственной деятельности (непосредственно ее участниками или централизованно, “сверху”) и в лицах, при­нимающих решения.

Два типа хозяйства — это не два способа производства, а различные способы организации, отличающиеся методами со­гласования хозяйственных планов и решений.

Ойкен являлся противником схем и отвлеченных категорий. Он не хотел вступать в споры по поводу “капитализма” и “со­циализма”, понятий, которые носят мировоззренческую окра­ску. Ойкен стремился повернуть политэкономию к фактам по­вседневного бытия, не обсуждать “в высшей степени сложные вопросы, оставляя вне поля своего зрения серьезные конкрет­ные проблемы”11.

Перемены и разнообразие — отличительные признаки лю­бой экономической действительности. Чтобы выбраться из ха­оса “чудовищного исторического разнообразия”, Ойкен пред­лагает использовать методы научной морфологии, согласно ко­торой “историческое многообразие сформировалось в результате смешения относительно немногочисленных чистых форм”12. Чтобы определить каждую из этих чистых форм, нужно “до­браться до тех истоков, где берут начало все экономические явления: до хозяйственных планов. При этом выясняется, что их осуществление зависит от тех форм, в которых осуществ-

245


ляется ведение хозяйств, а исследование хозяйственных планов позволяет точно определить формы”.

Хозяйственная деятельность, как поясняет германский экономист, может регулироваться планами одного составителя планов или административного аппарата. Это — форма централизованно управляемого хозяйства. Другой формой является рыночное хозяйство, в котором многочисленные индивидуальные хозяйства (предприятия и домашние хозяйства) самостоятельно разрабатывают планы и вступают в экономические отношения между собой, а их деятельность координирует рынок13 В отношения между собой они вступают в различных формах в соответствии с формами рынка (см. Приложение 1).

Ойкен сравнивает морфологию с алфавитом: буквы служат для составления слов. Реальная экономика — смесь различных форм; своеобразие той или иной экономики заключается не в специфической для нее форме, а в том способе, посредством которого осуществляется комбинация чистых форм экономической деятельности и в той преобладающей роли, которую играют некоторые из них.

Основные проблемы, выдвинутые Ойкеном, изложены в двух работах: “Основы национальной экономики” (1940) и “Основные принципы экономической политики” (1950). 7В первой работе излагаются основные положения его теории, именуемой теорией экономического порядка. Хозяйственный порядок существует наряду с правовым и политическим порядками. Хозяйственный порядок — это те реальные формы, в которых протекает деятельность фирм, организаций, отдельных участников.

Во второй работе рассматривается “политика порядка”, политика регулирования экономического процесса. Самым обширным полем деятельности для экономической политики является “правовой и социальный порядок”. Важнейшее искусство экономической политики, его основное правило — “подготовка и оформление общехозяйственных условий применительно к экономике в целом”14. При принятии решения “следует осуществить выбор доминирующих форм порядка из ограниченного количества последних”15.

Ойкен работал в обстановке, когда в Германии господствовал нацистский режим. Будучи его противником, он размышлял над тем, как перестроить жестко централизованную систему всеобъемлющего регулирования, когда, наконец, будет покончено с нацистской диктатурой. Теоретические разработки и выводы Ойкена, наряду с положениями и рекомендациями дру-

246


гих германских экономистов, были положены в основу после­военных реформ.

Главную проблему Ойкен видел в обуздании монополий, устранении жесткой системы государственного регулирования. В своих работах он подвергает критике политику централизо­ванного управления и обосновывает политику “среднего пути”, экономическую политику экспериментов; обстоятельно рас­сматривает политику “конкурентного порядка”, “силы, уста­навливающие порядок”. Заключительная глава посвящена про­блеме сочетания индивидуального и общего интереса.

Ойкен и другие экономисты фрайбургской школы различают две сферы экономической политики: политику порядка и по­литику регулирования. Первая — сфера создания и совершенствования хозяйственного порядка, его организации; вторая — собственно политика воздействия на процесс экономического развития и хозяйственного роста.

Большинство экономических порядков исторически возник­ли без предварительно разработанных определенных планов. Они в целом соответствовали требованиям экономического про­гресса в отличие от “установленных” порядков, которые скорее противостоят историческому развитию16.

Конкурентный порядок, обосновываемый Ойкеном, “выво­дится” из исторически сложившихся тенденций. В Приложении к своей книге “Основные принципы экономической политики” он пишет: “Мы не изобретаем конкурентного порядка, а на­ходим его элементы в конкретной действительности. Мы ни к чему не принуждаем, а способствуем раскрытию того, что наряду с другими, формами имеет место в действительности. Мы пытаемся развить необычно сильные тенденции к полной конкуренции, которые мы находим в самой повседневной жиз­ни. В ограниченном количестве форм порядка мы выбираем такие из них, которые оказываются приемлемыми”17.

Значение теории экономических порядков состоит в том, что она помогает раскрыть связи между экономическими фор­мами, социальной структурой и политической властью. Пони­мание этой взаимосвязи позволяет четче представить цели и возможности экономической политики.

Политические функционеры и реформаторы должны отчет­ливо представлять, какой экономический порядок и какими методами они формируют; какие условия и предпосылки потребны для успешного протекания экономических процессов. Теория экономических порядков ставит на повестку дня про­блему форм и границ вмешательства государства в экономику.

247


Как справедливо отмечает автор вступительной статьи к работе Ойкена “Основные принципы национального хозяйства”, отдельные главы которой публиковались в Российском экономическом журнале18, концепция социального рыночного хозяйства и ордолиберализма (“ордо” — строй, порядок) важна не только как непосредственный инструмент преобразований, но и как мощное средство формирования нового мировоззрения, ориентированного на свободный и организованный рынок.

4. Экономическая реформа Л. Эрхарда

Среди западных сторонников неолиберального направления! особый интерес представляет фигура Людвига Эрхарда (1897—j 1977), при непосредственном участии которого Западная Германия в конце 40-х гг. была выведена из кризисного состояния и в ней были проведены денежная и экономическая реформы. Эрхард — экономист и “конструктор” нового хозяйственного порядка, назначенный в конце 1945 г. министром экономики Баварии. Он представлял себе, что экономика Германии “нуждается в принципиальной структурной перестройке”19, и призывал делать правильные выводы из практики, отбросив в сторону нежизненные схемы и догмы. Несколько позже Эрхард резонно предупреждал, что если переход от рыночной экономики к плановой не представлял особых проблем, ибо “отойти от экономики сбалансированных тенденций легко”, то, “наоборот, замена плановой экономики свободным рыночным хозяйством сопряжена с неимоверными трудностями”, ибо трудно “при вышедшей из естественного равновесия экономике сразу, без перехода, дать простор свободному рынку”20.

Напомним, что представляла собой экономика поверженной Германии после войны. Две трети производственных мощностей бездействовали. Цены непрерывно росли, в стране господствовал “черный рынок”. Денежные средства на руках населения чуть ли не в десять раз превосходили размеры национального продукта. Многие дефицитные товары, одежда топливо распределялись по ордерам. Процветал натуральный обмен; наиболее надежной валютой считались сигареты.

Первым мероприятием, проведенным в июне 1948 г., была денежная реформа. Она была продумана в деталях и явилась важнейшей предпосылкой проведения общей реформы экономического механизма германской экономики. Новая немецкая марка обменивалась в соотношении одна новая на десять cтарых, изымавшихся из обращения.

248


Каждый житель получал 40 марок. Часть денежных средств, остававшихся после обмена, была заморожена на спецсчетах. Была реформирована банковская система. Дополнительно принятые меры остановили новый виток инфляции: первоначаль­ный курс обмена новых денег на старые составил фактически 1:15, а не 1:10. В конечном счете размеры денежной массы (наличных средств и банковских депозитов) были сокращены более чем в 14 раз.

Что поучительного в реформе Эрхарда?

Реформа была тщательно подготовлена и проводилась ре­шительно и последовательно. За основу бьы принят так назы­ваемый гамбургский план. Дискуссии, в ходе которых обсуж­дались проблемы подготовки и проведения реформы, продол­жались около двух лет. На заключительном этапе группа германских и иностранных специалистов провела заключительные обсуждения. Гамбургский план был разработан группой под руководством Эрхарда. Он был назначен директором Управ­ления по экономике объединенных экономических областей, а с сентября 1949 г. — министром экономики в правительстве Аденауэра.

Рост цен остановился примерно через полгода. К началу 1950 г. был превзойден довоенный уровень производства.

Успех экономической реформы во многом был обусловлен сочетанием благоприятных факторов, из которых определяю­щими послужили наличие сохранившейся материальной базы, сравнительно дешевая рабочая сила, активно воздействующий на производство неудовлетворенный спрос населения. Стаби­лизация финансовой и денежно-кредитной системы явилась необходимой предпосылкой, условием успеха, а не универсаль­ной “палочкой-выручалочкой”. Поставить на рельсы рухнувшую экономику с помощью лишь одной денежной реформы и фи­нансовых упражнений было бы немыслимо.

По этому поводу Эрхард, в частности, говорил: “Против­ники рыночного хозяйства прямо-таки с беспардонной назой­ливостью стремятся внушить народу, что экономические и социальные успехи последних двух лет (публикация июня 1950 г. — Прим. авт.) достигнуты исключительно благодаря ва­лютной реформе и другим счастливым обстоятельствам, но от­нюдь не осуществленному мной повороту курса экономической политики. Конечно, во время валютной реформы было важно использовать все открывавшиеся тогда возможности, однако всякому непредубежденному и здравомыслящему человеку ясно, что решающий счастливый поворот был результатом комбина-

249


ции двух компонентов — валютной реформы и политики рыночной экономики”21Существенную роль в успехе проводимых преобразований и выхода из кризиса сыграла внешняя поддержка (экономическая помощь по плану Маршалла, а также поставки топлива, продовольствия, семян, удобрений по другим каналам). В германскую экономику передавались американский транспорт и другое имущество американской армии. Из средств Фонда европейской программы восстановления предоставлялись нa льготных условиях кредиты.

Немаловажное значение имело то обстоятельство, что правительство прочно держало в руках рычаги управления, своевременно корректировало экономический курс. Эрхард не был “чистым” неолибералом, хотя неоднократно повторял, что не скрывает своей приверженности либеральной концепции экономики. Он широко использовал государственные рычаги для того, чтобы преодолевать неполадки, не отклоняться от избранного курса.

Государство поддерживало отрасли, испытывавшие трудности, особенно угольную промышленность, металлургию, элек­троэнергетику. Инвесторам и предпринимателям предоставлялись налоговые льготы.

“По моему твердому убеждению, — говорил в речи перед членами Федерального объединения германской промышленности Эрхард, — в XX век, в сегодняшних социальных условиях ответственность за экономику... несет одно лишь государство”. Определение рамок экономического порядка “опять-таки может быть задачей только государства”22.

Реформа, проведенная Эрхардом и его коллегами, создала предпосылки для экономического возрождения Германии. Эта реформа вошла в учебные руководства и рассматривается образец искусного выбора момента для реализации решений эффективного использования средств и методов npeo6paзований. Вместе с тем никакой образец не может рассматриваться как универсальный рецепт или готовая схема вне учета реальных условий, специфических особенностей. Ни одна национальна программа никогда не следовала ни опробованной ранее модели, ни готовой теоретической конструкции.


5. Социальное рыночное хозяйство

Модель социального рыночного хозяйства своей популярностью обязана эффективной экономической политике Эрхар-

250

да, обеспечившей чрезвычайно высокие темпы роста. Это была политика так называемого среднего пути. Она была нацелена на сглаживание социальных противоречий, всемерную поддер­жку предпринимательства, создание условий для роста жиз­ненного уровня средних слоев.

Конкретные меры правительства, усиливавшие регулирую­щую деятельность государства, означали отход от теоретической программы Ойкена и его коллег по фрайбургской школе. Но концепция и практика “глобального регулирования” по-преж­нему подавались под привычными, весьма популярными ло­зунгами неолибералов. Интеграция Восточной Германии в эко­номическое пространство Западной Германии также .осущест­влялась в соответствии с принципами и лозунгами “социального рыночного хозяйства”.

Итак, социально-экономическая программа и конкретная модель западногерманской экономики отличаются от теорети­ческой концепции неолибералов. Однако бесспорно и то, что реформа Эрхарда опиралась на теоретические разработки Ойке­на, а теория Ойкена, встреченная весьма недружелюбно орто­доксальными неоклассиками, получила широкое признание благодаря “экономическому чуду”, осуществленному в после­военной Германии при участии и под руководством Эрхарда.

Каковы отличительные черты социального рыночного хо­зяйства как теоретической основы социально-экономической программы?

1. Обоснование особой роли государства. В основе хозяй­ственной системы должна быть свободная рыночная экономика, конкурентный рынок. Но условия конкуренции не реализуются автоматически, требуется создание определенных предпосылок. Экономический порядок, утверждал Ойкен, не устанавливается сам по себе, не навязывается самой экономической действи­тельностью. Этот экономический порядок должно быть спо­собно установить государство. Экономическая политика нуж­дается в функционирующем государстве, а определенная по­литика экономического порядка необходима для того, чтобы сделать государство функционирующим23.

Обосновывая принципы экономической политики, Ойкен Утверждал: политико-экономическая деятельность государства Должна быть направлена на создание форм экономического порядка, а не на регулирование экономического процесса. Го­сударство не должно распределять средства производства между отдельными сферами их применения24. Оно должно устанав­ливать правила поведения и активно проводить их в жизнь, а не заниматься хозяйственно-производственной деятельностью.

251


Государство не должно брать на себя неразрешимые задачи по прямому регулированию, постоянному вмешательству в экономический процесс.

Теоретические положения неолибералов корректировались в процессе практической деятельности. Как отмечал Эрхард, задача заключалась в том, чтобы найти оптимальные соотношения между экономической деятельностью государства и работой частников. Исконной и главнейшей задачей государства остается создание рамок порядка, внутри которых гражданин должен иметь право свободно двигаться25.

2. Важнейшей предпосылкой выполнения государством его функций является выработка и проведение четкой экономиче­ской политики, в том числе специфической социальной по­литики. Эта политика направлена на установление экономи­ческого, социального и политического порядка, ибо они тесно взаимосвязаны и взаимопереплетены.

В разделе “Социальная политика” Ойкен пишет, что соци­альную политику не следует рассматривать как бесплатное при­ложение ко всей остальной экономической политике. Она дол­жна быть, прежде всего, политикой экономического порядка. Поясняя свою мысль, он отмечает, что нет ничего, что не было бы важно в социальном плане. “Нет никаких мер экономической политики, которые бы одновременно, пусть прямо или косвенно, не влекли за собой социальных последствий и не имели социального значения. Тот, кто хочет представлять социальные интересы, должен в силу этого уделять внимание в первую очередь формированию общего порядка”26.

Задачи социальной политики в высшей степени актуальны, и они “должны наряду с другими стать определяющим фак­тором общего мышления категориями экономического поряд­ка” 27. По мере роста производственного потенциала социальная политика (в соответствии с условиями и особенностями ры­ночной экономики) выдвигала проблемы обеспечения занятости, преодоления региональных различий в уровнях доходов,, более полной социальной обеспеченности, совершенствовании форм участия рабочих в управлении предприятиями.

3. Социальное рыночное хозяйство в качестве одного из определяющих принципов выдвигает задачу всемерного разви­тия конкуренции как фактора системы порядка. Развитие кон­куренции требует определенных институциональных предпосы­лок. Эти предпосылки поддерживаются посредством борьбы с монополизмом, содействия мелкому и среднему предпринима­тельству, создания каждому человеку условий для проявления способностей, творческих потенций.

252


Конкуренция способствует экономическому росту, повыше­нию производительности, техническому прогрессу. В экономи­ческой жизни, по убеждению Эрхарда, “подлинное, не подта­сованное соревнование представляет собой лучший, самый бла­готворный принцип отбора”28. Конкуренция выполняет и социальную функцию, являясь инструментом обеспечения са­мостоятельности хозяйствования, стимулом поиска оптималь­ных решений в архитектуре, художественном творчестве, фор­мой организации быта и отдыха.

Представители классической школы и последующие поко­ления недооценили то обстоятельство, что “экономические про­цессы протекают в сфере “политической” экономики, которая подвергается воздействию других, т. е. воздействующих извне, политических факторов”. В настоящее время представления об экономической. свободе и социальной справедливости сущест­венно изменились. Для социального рыночного хозяйства, по словам Эрхарда, “определяющее значение имеют не в послед­нюю очередь не только технические, автоматические механизмы поддержания сбалансированности на рынке, но и духовые и нравственные представления. Одного поддержания равновесия между спросом и предложением через свободное формирование цен мало для оправдания общественного строя или наполнения его идейного багажа”29.

Руководители германской экономики весьма широко и умело использовали идеи и лозунги социального рыночного хозяйства для обоснования проводимого курса, в том числе реализации мер, отнюдь не соответствовавших концепциям и предложе­ниям неолибералов.

Заключая главу, сошлемся на оценку неолиберального на­правления, данную известным знатоком экономических школ и теорий Ю. Ольсевичем. В одной из последних работ он отмечал, что разработка проблем рыночной конкуренции в рам­ках неолиберального направления заняла в западной мысли прочное место наряду с неокейнсианскими теориями макрорегулирования.

По его мнению, “послевоенный либерализм кардинально отличается от довоенного осознанием того, что конкурентный рынок — это не продукт стихийной игры экономических сил. Такая игра ведет не к конкуренции, а к монополии, к соци­альным антагонизмам. Поэтому теория “социального рыноч­ного хозяйства” предусматривает сознательное конструирование конкурентного механизма путем введения четкого законода­тельства, внешнеэкономической политики и жестких трудовых и социальных гарантий”30.


253


Примечания к гл.13

' Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность: ошибки социализма. М., 1992.С. 17.

2 Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность: Ошибки социализма. М., 1992; Хайек Ф. А. Дорога к рабству. М., 1992; Мизес Л. Социализм. Экономический и социологический анализ. М.. 1994; Мизес Л. Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность. М., 1993.

3 Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность: Ошибки социализма. М., 1992..' С. 20, 21.

4 Мировая экономика и международные отношения. 1989. № 12. С. 16.

5 Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность: Ошибки социализма. М., 1992. Ц С. 15.

6 Там же. С. 67.

7 Там же. С. 67, 68.

8 Там же. С. 40.

9 Там же. С. 132.

10 Там же. С. 173.

11 Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М., 1995. С. 53.

12 Там же. С. 73.

13 Там же. С. 74.

14 Там же. С. 475.

15 Там же. С. 436.

16 Там же. С. 470.

17 Там же. С. 470, 471.

18 Российский экономический журнал. 1993. № 2. С. 102.

19 Эрхард Л. Полвека размышлений: Речи и статьи. М., 1993. С. 32.

20 Там же. С. 45.

21 Там же. С. 167.

22 Там же. С. 286.

23 Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М., 1995. С. 427. у

24 Там же. С. 429.

25 Эрхард Л. Полвека размышлений: Речи и статьи. М., 1993. С. 586.

26 Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М., 1995. С. 404.

27 Там же. С. 403.

28 Эрхард Л. Полвека размышлений: Речи и статьи. М., 1993. С. 581.

29 Там же. С. 576, 577.

30 Ольсевич Ю. Трансформация хозяйственных систем. М., 1994. С. 80.

254


Похожие:

Что такое неолиберализм? iconПсихология предпринимательства
Поняв, что такое рыночная экономика и что такое предпринимательство, Вам сто
Что такое неолиберализм? iconЧто такое осень это ветер…
Ведь если помыслить здраво, то что может поредевшем, но тем не менее. Деньги, друзья быть хуже того, что есть? Рубль рухнет? А
Что такое неолиберализм? iconЧто такое мнтц?

Что такое неолиберализм? iconВ экономику
Что такое экономика?
Что такое неолиберализм? iconВопросы к экзамену по экономике
Современные направления экономической теории – институцианализм, неолиберализм, кейнсианство
Что такое неолиберализм? icon1. Что такое устойчивое потребление?
Вместо предисловия
Что такое неолиберализм? iconУчебного пособия для желающих открыть собственное дело
Об авторе cd книги. Предисловие автора. Введение в бизнес. Что такое сапропель. Сапропель как сырьевая база для малого бизнеса. Что...
Что такое неолиберализм? iconУчебного пособия для желающих открыть собственное дело
Об авторе cd книги. Предисловие автора. Введение в бизнес. Что такое сапропель. Сапропель как сырьевая база для малого бизнеса. Что...
Что такое неолиберализм? iconРуководство подготовлено российским центром солнечной энергии
Что такое возобновляемая энергия?
Что такое неолиберализм? iconЧто такое гсп?
Самопомощь – это идеология перехода от пассивности и бездействия к активизации
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница