Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования




НазваниеПравительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
страница4/10
Дата конвертации13.10.2012
Размер0.92 Mb.
ТипАнализ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Глава 3. Практика подачи материала из горячих точек



Для сравнительного анализа выбраны две газеты: «Гардиан» и «Коммерсант». Они обе – ежедневные общественно-политические издания, пользующиеся авторитетом в своей стране.

У обеих газет есть долгая история, за которую каждая из них выработала свои критерии в политике подачи материалов из горячих точек.

Кроме того, у каждой газеты есть свой подход к освещению событий в горячих точках, и сравнительный анализ этих подходов будет проведен в данной главе.

О Гардиан

The Guardian — ежедневная газета Великобритании. Сайт издания — самый посещаемый среди сайтов британских газет, причём его материалы могут отличаться от материалов бумажного издания.

По политическим взглядам издание относят к леволиберальным, редакция при этом состоит в достаточно близких отношениях с правящей Лейбористской партией.

Тираж газеты - 355.750 экземпляров. В ней работает около 350 штатных журналистов.

Главным редактором «Гардиан» является Алан Расбриджер.

Среди общей информации о газете стоит также отметить немаловажный для темы дипломной работы факт: в 1997 году «Гардиан» стала первой газетой в Великобритании, введшей должность омбудсмена, читательского редактора, который осуществляет контроль за соблюдением законных прав и интересов читателей. Также в его обязанности входит выпуск еженедельной колонки с корректировками и разъяснениями. Колонка называется «Открытые двери». Раз в несколько лет материалы колонки с комментариями омбудсмена печатаются в виде книги, и на основе одной из таких книг (включающей материалы с 1995 по 2008 гг.) будет строиться дальнейший анализ политики подачи «Гардиан» материалов из горячих точек. В ней, в том числе, описано, как реагировали читатели газеты на те или иные статьи, фотографии.

Этический кодекс The Guardian.

«Главная задача газеты — торговля новостями. Отсутствие с её стороны должного контроля за качеством предлагаемого товара способно поставить под вопрос её собственное существование» - это эпиграф к этическому кодексу «Гардиан» и основная его мысль.[57, стр. 307] Все пункты документа призваны обеспечить качество предоставляемой газетой информации.

Во многих пунктах кодекс «Гардиан» аналогичен кодексу Комиссии по жалобам на прессу Великобритании.

Вот пункт в этическом кодексе газеты, касающийся и работы журналиста в горячей точке – «Неприкосновенность частной жизни»:

«Руководствуясь кодексом Комиссии по жалобам на прессу и Законом о правах человека1, мы придаём большое значение уважению частной жизни людей. Следует избегать вторжения в личную жизнь людей, если только в действиях такого рода нет чётко выраженного общественного интереса. Необходимо соблюдать осторожность при сообщении и публикации идентифицирующих деталей, таких как названия улиц и номера домов, которые могут позволить посторонним вторгнуться в личную жизнь или угрожать безопасности людей, ставших фигурантами газетных материалов».[57, стр. 311]

Данный вопрос многократно поднимается в письмах с жалобами в редакцию «Гардиан», когда на страницах газеты размещены фотографии, по которым можно узнать участников военных событий – как убитых, раненых, так и убийц.

Следующая цитата о «Кодексе» приведена из сборника статей омбудсмена газеты Гардиан Иана Мэйса «Работа над ошибками. Опыт омбудсмена газеты «Гардиан»»: «Это — свод руководящих принципов, охватывающих как профессиональную деятельность, так и личное поведение журналистов, если последнее включает в себя конфликт интересов или может быть расценено как таковое. Цель его заключается в усилении позиций газеты в сфере открытости и ответственности перед обществом». [57, стр. 156]

Редакционная политика.

Главный редактор «Гардиан», Алан Расбриджер, считает, что высказывание журналистами своих мнений способно изменить позицию «Гардиан». Что каждый журналист газеты может и должен оказывать влияние на внутриредакционную политику, в том числе и по вопросу освещения событий в горячих точках. [57, стр. 87]

В газете каждый день по утрам проходят редакционные летучки, и их главной особенностью является то, что участвовать в них может любой журналист газеты. Открытые летучки появились в газете в 1980-е годы, когда реконструкция кабинета главного редактора предоставила такую возможность. Данный принцип отражает неиерархический стиль, стиль горизонтальных связей «Гардиан». Вот слова главного редактора, Алана Расбриджера, по этому поводу: «Наша газета не принадлежит к тем изданиям, где единственное имеющее значение мнение принадлежит главному редактору, а все остальные сидят по своим углам, дрожа от страха и ожидая, когда им будут спущены руководящие решения и суждения». [57, стр. 207]

Приведем в качестве примера ситуацию с освещением в 1999 году войны в Югославии.

Общая редакционная политика была провоенной. Четыре основных штатных военных корреспондента «Гардиан», освещавшие происходящее, также поддерживали проведение военных действий в Югославии. Это было их личной и свободной точкой зрения, не связанной с редакционной линией (время от времени, как подчеркивает в своей колонке «Открытые двери» от 15 мая 1999 г. омбудсмен газеты «Гардиан» Иан Мэйс, обозреватели с политикой газеты не соглашаются).

При том, что курс редакции на протяжении войны оставался неизменным, тональность материалов при освещении событий в горячих точках менялась в зависимости от происходящего.

Вот оценка главным редактором газеты «Гардиан» Аланом Расбриджером работы издания в период Югославского кризиса: «На газете, с её провоенной редакционной линией и совпадением мнений у четырёх её ведущих военных обозревателей, занимающих также провоенную позицию, лежит дополнительная ответственность — она должна быть готова откликаться на последствия поддерживаемой ею политики. И газета справилась с этой задачей: через освещение кризиса с беженцами, через своё отношение к гибели мирных жителей в результате натовских бомбардировок, через свои предупреждения об экологической катастрофе в случае ударов по определённым целям. (…). На страницах газеты есть много доказательств того, что с момента начала войны мы ни на йоту не отступили от своего принципа объективности, заключающегося в том, что мы не отказываемся публиковать сообщения и мнения, которые фактически или по сути идут вразрез с нашей редакционной политикой». [ 57, стр. 54]

Однако особенностью освещения конфликта газетой было еще и то, что редактор страниц комментариев и анализа - главной трибуны для выражения мнений в газете — целенаправленно выбрал для себя противоположную, антивоенную позицию и старался как можно меньше обращать внимания на общередакционную линию. По его словам, «провоенные настроения четырёх постоянных обозревателей должны как дополнительный стимул включать в материалы раздела «значительное число» антивоенных мнений» [57, стр. 54].

Такая позиция призвана отображать реальную дискуссию, ведущуюся в стране по этому поводу, а не заглушать её ура-патриотизмом. Читатели «Гардиан», в представлении редактора страниц комментариев и анализа, с болью воспринимают войну, как и он сам. Он не считает себя обязанным подыгрывать той или иной стороне конфликта.

Таким образом, газете удалось, не изменяя основной линии, замечать и освещать ситуацию в Югославии не идеализируя и не приукрашивая ее.

Главная линия газеты же выбирается с таким расчетом, чтобы, не занимая откровенно антивоенной позиции, иметь возможность, поддерживая правительство лишь частично и с оговорками, иметь большую возможность влиять на него. «Начиная с 11 сентября, газета оказывает очень осторожную поддержку военной операции при условии, что её будут сопровождать эффективные дипломатические и гуманитарные усилия. Газета занимает такую позицию, с какой ей удобнее всего оказывать влияние на правительство. По словам главного редактора, это осознанный выбор «Гардиан».[57, с. 137]

Именно в таком подходе, идущем от личной позиции редакторов и журналистов, хотя и не исключающем существования наиболее удобной для газеты общередакционной политики и заключается возможность объективности и рассмотрения ситуации с разных, зачастую с противоположных, сторон.

Политика газеты по фотографиям.

Большая часть претензий читателей газеты «Гардиан» (разбором которых и занимался омбудсмен газеты Йан Мэйс до 2008 года) относится к фотографиям, размещенным в газете. Особенно, если они находятся на первой полосе. По большей части возмущающее и шокирующее действие на читателей «Гардиан» производят либо военные фотографии, либо с мест чрезвычайных происшествий.

Общередакционная политика такова, что печатаются даже те снимки, которые заведомо заденут чувства читателей, и вызовут у них шок и негативные эмоции. «Если мы можем делать такое, мы можем и смотреть на такое», - так отозвался о размещении в газете шокирующих снимков один из читателей. Другой читатель пишет: «У людей не должно оставаться иллюзий относительно ужасов войны и последствий насилия». [57, с. 120] Британский журналист и кинодокументалист Джон Пилгер, высказываясь в «Гардиан» в июле 2001 года о фотографии сожженного у колес собственной машины на дороге в Басру иракца, тело которого до неузнаваемости было обезображено огнем, сказал: «Один этот снимок разрушил пропагандистский миф, будто война стала, наконец, бескровным и «хирургически чистым» мастерством». [57, стр. 120]

Эти цитаты обрисовывают в целом редакционную линию «Гардиан» относительно снимков из горячих точек: их нужно печатать, по мнению редакции, именно потому, что они шокируют. Еще один аргумент заключается в том, что людям, которые находятся в зоне военных действий, как говорят психологи, важно читать правду о происходящем, чтобы видеть, что и другие осознают, насколько ужасно то, что происходит вокруг них.

В следующих примерах автор работы постарается наглядно показать, что является решающим аргументом при принятии решения о публикации той или иной фотографии.

Решение о публикации каждой конкретной фотографии принимается индивидуально. Есть общие правила относительно того, что родственники не должны узнать о гибели близкого человека из газеты, фотография не должна оскорблять чувства читателей. Однако правила работают не всегда, и каждое принятое решение по поводу военных снимков – результат длительной дискуссии. В качестве примера можно сказать о фотографии, появившейся в газете в начале сентября 1998 года. В газете на странице международных новостей была напечатана черно-белая фотография шириной в шесть колонок. На фотографии изображено, как «разгневанная толпа» волочет по улицам столицы Конго обуглившееся тело представителя национального меньшинства страны, тутси. Еще больший эффект снимку придавало то, что по обе стороны улицы стоят ликующие люди, наблюдающие за процессией, а за ними – напоминания о нормальной жизни, заброшенные магазины, кафе.

Фотография вызвала протесты у ряда читателей, они писали в «Гардиан», задавая омбудсмену вопрос: был бы напечатан этот снимок, если бы на нем был изображен белый человек или нет. Ответ Иана Мэйса – да. Подобные снимки с белыми людьми также используются газетой. В каждом случае решение принимается не индивидуально, а после обсуждения. В ситуации с фотографией из Конго в дискуссии принимали участие заместитель редактора международного отдела, он же – специалист по Африке и редактор, ответственный за газету в целом в эту смену. «Последний хотел знать, на какой странице предполагается поместить фотографию, будет ли она напечатана в цвете, как она будет подана в контексте иллюстрируемой ею статьи, и почему её считают настолько существенной, что её стоит опубликовать, несмотря на то, что она может неприятно задеть некоторых читателей». [ 57, стр. 44]

Алан Расбриджер говорит, что в каждом подобном случае решение печатать или не печатать ту или иную фотографию во многом субъективно, и другая группа журналистов после обсуждения того же снимка могла прийти к решению не использовать его. В «Гардиан» есть журналисты, придерживающиеся мнения, что подобные фотографии не следует печатать ни при каких обстоятельствах.

В данном же случае дежурный редактор принял решение напечатать снимок, потому что заместитель редактора международного отдела доказала, что данная фотография отражает всю трагичность сложившейся в Конго ситуации межэтнического конфликта, развязанного президентом Кабилой и угрожающего распространиться по всему континенту. Если бы речь шла просто о случае хулиганства, фотография, по ее словам, никогда не была бы напечатана.

«Есть и другой фактор. Репортёры и фотографы, которые сталкиваются с подобными вещами, могут выполнить свой долг только в том случае, если они расскажут нам то, что они видели и слышали. Следует хорошенько подумать, прежде чем удерживать их от этого». [57, стр. 45]

На основании данного примера можно сделать вывод о том, что, как было сказано выше, редакционная политика газеты «Гардиан» в каждом конкретном случае отражает в большей части позицию конкретных людей, работающих над материалом, нежели усредненную позицию издания. Решения о публикации шокирующих снимков принимаются не по своду правил, а по тому, что считают приемлемым и необходимым люди, отвечающие в данный момент за содержимое полосы. В рассмотренном примере решающим было то, что редактор полосы, специалист по Африке, смог убедительно доказать, что публикация фотографии необходима, так как она отражает не единичный случай, а страшную тенденцию. Дело «Гардиан» - рассказать о ней так, чтобы она была понята читателями со всей трагической и угрожающей подоплекой.

Следующий пример непростого принятия решения о публикации фотографии - 13 мая 2000 года, с материалом из Сьерра-Леоне. На первой полосе в цвете напечатан снимок застреленного во время демонстрации во Фритауне гражданина страны. «В правом нижнем углу кадра показаны голова и плечи безымянной жертвы. Убитый лежит в луже крови, струйки которой вытекают из-под него, расходясь в стороны и вновь сходясь в один ручеёк в левом верхнем углу». [57, стр. 65]

В случае с этой фотографией в обсуждении участвовали главный редактор газеты, заместитель главного редактора по отделупновостей, редактор отдела иллюстраций и редактор международного отдела. Было решено не использовать эту фотографию, пока на связь не выйдет африканский корреспондент, находившейся в тот момент уже в другой части Африканского континента, и даже тогда печатать её только в том случае, если она будет органически вписываться в репортаж. Когда же корреспондент прислал свой материал о событиях во Фритауне, он особо подчеркнул, что возможность уехать из страны, пусть даже довольно эфемерную, имеют только иностранцы. Они ждут самолетов, которые увезут из Сьерра-Леоне. Гражданам же страны некуда бежать и ждать нечего. Во втором абзаце его статьи говорилось: «Иностранцы могут всматриваться в небо в надежде на спасательные вертолеты, сьерра-леонцам же надеяться не на что — бежать им некуда… Четверо погибли, и город погрузился в ужас от последствий».

Особое внимание было уделено тому, чтобы заголовок относился как к репортажу, так и к фотографии. Он гласил: «Среди царящего в Сьерра-Леоне хаоса, кто может — бежит». [57, стр. 66]

Во время военной операции по вывозу иностранцев уместно было напомнить обществу о том, что есть те, кто не может убежать, именно это стало аргументом за публикацию.

Выше на примере трех снимков было показано, что может быть решающим аргументом для редакторов «Гардиан» о публикации фотографии. Ниже – пример того, что может быть решающим аргументом о непубликации. В колонке Иана Мэйса за 29 марта 2003 года упомянуто о двух случаях, когда присланные в «Гардиан» фотографии не были напечатаны. Первый был передан катарским спутниковым телеканалом «Аль-Джазира». На нем крупным планом был изображен иракский мальчик, легко распознаваемый, который был застрелен выстрелом в голову. Часть его черепа хотя и остаётся прикреплённой к тому, что осталось от головы, но практически отделена и лежит сбоку от неё. От публикации снимка отказались, и решающую роль сыграло не то, насколько ужасающе он выглядел, а недостаток фактической информации – кто этот мальчик, где произошло событие и когда. Это еще один показатель того, что газета «Гардиан» публикует снимки, способные задеть чувства людей не из желания поднять продажи, а тогда, когда они необходимы для решения какой-либо задачи, поставленной автором статьи или редактором полосы.

Второй случай отказа от публикации - кадры из видеоматериала, предоставленного «Аль-Джазире» неизвестным источником, с изображением тел двух убитых британских солдат. Редакцией долго обсуждался вопрос, не стоит ли воспользоваться обрезанным вариантом одного из них, где заснятого убитого солдата труднее всего идентифицировать. Однако, так как пропавшими без вести числились только два солдата, ответственным за этот выпуск редактором было решено, что вероятность опознания солдата родственниками слишком высока. Этот факт перевешивал в данном случае аргументы за публикацию.

В газете не раз поднимался вопрос, нет ли чего-то расистского в том, что публикуются снимки по большей части иракских жертв войны. Многие письма с жалобами, приходящие в редакцию, также содержали вопрос – было бы принято решение о публикации той или иной фотографии, если бы убитый человек на ней был британцем или если бы события разворачивались не в Ираке, а в Северной Ирландии.

При анализе вышесказанного, некий элемент расизма чувствуется, поскольку чувствуется, что решение публиковать снимки убитых других рас проще. На это есть причины – меньше шансов, что родственники из других стран увидят их в британской газете. Сложно сказать, только ли эта причина берется в расчет редакторами «Гардиан». Однако элемент взвешивания рисков присутствует в каждом случае принятия решения – где большая опасность, причинить страдания семьям убитых, либо исказить военные реалии и не в полной мере передать их. Тут не может быть универсального решения, и каждый раз редакторы газеты принимают его на собственный страх и риск.

Политику газеты относительно фотографий временами можно было бы назвать безответственной, не будь она такой продуманной. Нередко бывали случаи, в том числе описанный Мэйсом, когда по фотографиям в газете родственники узнавали жертв и узнавали о гибели близких людей с газетных полос. Все соглашаются с тем, что это плохо и признают, что этого надо избегать. С другой стороны, газета приводит убедительные аргументы за публикацию – раскрытие правительственной лжи и умолчаний. Предупреждение, сообщение об истинном положении вещей. Пожалуй, дело в том, что всегда, в любом случае чем-то приходится жертвовать. И редакция «Гардиан» сделала свой выбор. То, что при этом газета сохраняет высокий уровень, считается национальной и уважаемой также многое говорит об умелой политике редакции и верном подходе Алана Расбриджера (до того, как он занял пост главного редактора, политика газеты по фотографиям не была столь категоричной).

Еще один вопрос, который необходимо рассмотреть – редактирование изображений из желания «сберечь чувства читателей».

12 марта 2004 года «Гардиан» напечатала во всю ширину первой полосы цветную фотографию территории близ вокзала «Аточа» в Мадриде после, как говорилось в сопровождающей статье, «самого ужасного террористического акта в Европе со времени взрыва пассажирского самолёта в небе над Локкерби». 16 же марта в колонке «Работа над ошибками» было написано следующее: «фотография на 1-й странице… где показаны последствия взрыва поезда у вокзала «Аточа» в Мадриде, была изменена при помощи компьютерной обработки, чтобы убрать цвет и уменьшить шокирующий эффект от изображения оторванной человеческой конечности на переднем плане. Нам следовало бы уведомить об этом читателей, а ещё лучше, разъяснить, почему мы пошли на такой шаг. Газета придерживается правила, что публикуемые в ней снимки не должны подвергаться изменениям». [57, стр. 260]

Вышеупомянутое правило включено в этический кодекс редакции «Гардиан»: «Усовершенствованные или изменённые при помощи компьютерной обработки фотографии, монтажи и иллюстрации должны чётко обозначаться в качестве таковых». Кодекс Комиссии по жалобам на прессу предостерегает от использования «вводящих в заблуждение или искажённых материалов, в том числе фотоснимков». [57, стр. 261]

Еще до публикации уточнения по поводу компьютерной обработки, читатели «Гардиан» заметили его и написали жалобы в редакцию. Газету обвинили в недостаточной откровенности, а также указали, что если компьютерная обработка произведена, то это необходимо указать тут же.

Это обоснованный упрек, поскольку отсутствие уточнения подрывает доверие по отношению информации в газете, даже если обработка произведена из лучших побуждений: уважение к семьям погибших и раненых; защита своих читателей от излишне кровавой и шокирующей детали. Она могла бы указать, что изменение этой детали было несущественным по отношению к выразительности остающегося по сути правдивым снимка ужасного события.

Снимок был растиражирован в прессе, и все газеты столкнулись тогда с этим выбором: печатать фотографию в цвете так, как есть, отретушировать шокирующую деталь, напечатать снимок черно-белым, либо откадрировать его. Каждое из изданий выбрало свой вариант, однако никто не выбрал первый.

Репортажи из горячих точек

Первый пример, вновь из колонки Иана Мэйса, «Война и ее освещение: уравновешивая противоположные мнения относительно Югославии», 15 мая 1999 года.

«Единственной достойной уважения линией поведения для Европы и Америки будет использование военной силы исключительно с целью попытки защитить людей в Косово» - такую, в целом провоенную, позицию выбрала для себя редакция газеты «Гардиан». [57, стр. 53]

Однако газета регулярно публиковала подборку писем на военную тему, большая часть авторов которых была против операции НАТО. В данной работе уже было упомянуто, что все четверо военных корреспондентов «Гардиан», освещавших события в Косово, разделяли редакционную политику. Также было упомянуто, что при неизменном редакционном курсе, тональность военных репортажей менялась со временем. «На прошлой неделе, в свете натовских «несчастных случаев» и гибели гражданских лиц, главный редактор «Гардиан» попросил министра обороны и начальника штаба министерства обороны дать ему конфиденциальное, не предназначенное для печати интервью, и они удовлетворили его просьбу. В нашей редакционной статье на следующий день выражалось, в числе прочего, неутихающее беспокойство по поводу опасностей, которые присущи бомбардировкам с большой высоты». [57, стр. 54]

По словам главного редактора, за всю кампанию газета ни разу не отступила от своего принципа объективности, который выражается в том, что газета не отказывается публиковать письма, сообщения и материалы, идущие вразрез с редакционной политикой.

Один из читателей жаловался, что газета сама сеет сомнения в справедливости поддерживаемой ею войны. По всей видимости, он прав. Но именно это можно считать объективностью.

Следующий важный вопрос, связанный с освещением событий в горячих точках – это уместность опубликования комментария террористов. «Гардиан» пошла на этот шаг в 2004 году, напечатав 6 января фрагмент записи, который, как было про него известно, исходил от Усамы Бен Ладена, под заголовком: «Сопротивляйтесь новому Риму». Статья была напечатана на первой полосе комментариев и анализа, и по форме подачи ничем не отличалась от остальных материалов. В конце имелось примечание следующего содержания: «Вниманию читателей предлагается отредактированный отрывок обращения, которое, как считают, было сделано лидером Аль-Каиды, передано в эфир каналом «Аль-Джазира» и переведено на английский язык Службой мониторинга Би-би-си». [57, стр. 248]

Опубликованный фрагмент не анонсировался ни на первой полосе газеты, ни в указателе на второй странице, что, очевидно было сделано с целью не подавать комментарий Бен Ладена как некую сенсацию, а как рядовое выступление рядового человека. На одном уровне со всеми прочими комментариями. Это довольно мудрый шаг, так как «Гардиан» в этом случае не делает сенсации и не дает слова террористам – оно просто публикует одно из многих мнений, наравне со всеми остальными мнениями. Как пишет Иан Мэйс, «если эффект, произведённый именем автора обращения на страницах комментариев был велик, то ещё более потрясающим он оказывался на главной странице веб-сайта «Гардиан», где среди обозревателей, перечисляемых в графе «Сегодняшние комментарии», имя Усамы Бен-Ладена значилось бок о бок с именами Джорджа Монбиота, Джеки Эшли, Зуи Уильямс и др.». [57, стр. 249]

Решение о публикации было принято не единогласно. На утренней летучке в день принятия этого решения произошла дискуссия, и некоторые журналисты высказались категорически против публикации комментария всемирно известного террориста. Возражающие ссылались на то, что публикация слов Бен Ладена - подстрекательство к убийству. Кроме того, это разжигание расовой и религиозной ненависти. Задавался также такой вопрос: если террористу предоставляется такая свобода доступа к трибуне, то где же пределы этой свободы, или они полностью отсутствуют?

Были и те, кто высказывался за печать материала, и аргументом «за» было понять мотивацию «главного врага мира», лучше осознать опасность и понять, что движет террористами Аль-Каиды.

Один из них подчеркнул: «Мы живём в такое время, когда службы безопасности заявляют, что все мы находимся под угрозой очередной чудовищной террористической атаки и вооружённые сотрудники служб безопасности должны сопровождать пассажиров в полёте на самолётах. Выслушать откровения террориста номер один очень важно… Предоставление кому-либо возможности высказаться не означает, что мы поддерживаем его взгляды». [57, стр. 249]

Поместив фрагмент записи на страницах комментариев, газета дала этим понять, что материал достоин внимания, и так оно и было на самом деле. Его можно было подать как-то иначе, например, дав разъяснение по поводу источника информации в начале, а не в конце материала. У читателей, однако, не возникло вопросов по этому поводу. Следовательно, в данном случае газетой был избран оптимальный вариант подачи.

Отдельно стоит сказать об освещении газетой войны в Ираке и политики США на этот счет.

Редакционная линия по Ираку определялась в начале 2003 года на специально созванном по этому поводу совещании. На совещании присутствовало около сотни журналистов газеты из различных ее отделов, и в ходе дискуссии выступило порядка 20 человек. В итоге, позицией газеты стала поддержка разрешения иракской проблемы в многостороннем порядке, в основном – через ООН, на базе контролируемого уничтожения иракского оружия массового поражения, выполнения Ираком других резолюций ООН и открытия иракских границ для свободного перемещения. Не исключено было, что газета поддержит (как это и случилось, хотя в достаточно завуалированной форме) применение силы как последнего средства. Газета решила поддержать политику сдерживания, дипломатическую изоляцию, точечные санкции, ведущие к смене правительства. Однако, как было заявлено Аланом Расбриджером, «мы не поддерживаем американскую политику насильственной «смены режима»; мы осуждаем целенаправленное уничтожение неугодных деятелей…».[57, стр. 210]

Такая отчетливо провоенная линия наложила определенные обязательства на газету. На первый взгляд можно подумать, что выступление за войну упростило доступ к информации от американской стороны для газеты и «облегчило жизнь» корреспондентам и редакторам. Однако по сути, как уже было показано при разборе и анализе помещаемых в газете военных фотографий, все получается наоборот. Провоенная позиция накладывает на газету, в случае «Гардиан», только дополнительные обязательства. У газеты появляется риск скатиться в «ура-патриотизм», и, соответственно, «Гардиан» должен был еще более строго, критично и без иллюзий рассматривать войну, которую он же решил поддержать. И все время проведения в Ираке военных действий газета стремилась именно к этому. Она стремилась разрушить иллюзию бескровной и «хирургически чистой» войны, публикуя кровавые и шокирующие фотографии. Она стремилась дать оценку происходящему с разных сторон, полагаясь еще и на личное мнение освещающих ее корреспондентов.

Еще более острой темой было освещение газетой событий в секторе Газа. Позицию газеты в этом конфликте поочередно называли антиизралильской и антипалестинской (антиисламской)

Стоит оговориться, что выводы о пристрастности газеты в отношении сторон конфликта можно делать только по прошествии длительного периода времени, рассмотрев не один материал.

В отношение израильско-палестинской ситуации газета стремилась не просто получать факты, но получать их непременно с обеих сторон.

Как говорит один из обозревателей «Гардиан», пишущий о данной ситуации, «Объективность не означает, как полагают некоторые, что всякий раз, когда критикуют Шарона, должен быть совершён «наезд» и на Арафата, а всякий раз, когда упоминаются операции израильтян, нужно во всех подробностях напоминать о последних взрывах палестинцев-смертников.

Уравновешенная позиция не означает, что вину нужно возлагать в одинаковой мере на обе стороны — материалы многих американских СМИ, критических по отношению к Израилю, страдают подобной неверно понятой симметрией… Мы же, как правило, не попадаем в ловушку такого глубоко несбалансированного подхода».[57, стр. 101]

Тем не менее, газету регулярно обвиняют в том, что она занимает то антисемитскую, то, напротив, произраильскую позицию. Обвинения в антисемитизме звучат чаще. Это связано с тем, что газета регулярно критиковала правительство Ариэля Шарона, что зачастую приравнивалось к сочувствию Палестинской стороне и Арафату.

Постоянный обозреватель «Гардиан» сказал: «Одна из труднейших проблем, стоящих перед репортёрами, заключается в том, чтобы противостоять явно организованному давлению, пытающемуся приравнять любую критику действий израильского правительства к антисемитизму… Шантаж, направленный на то, чтобы заставить журналистов стыдиться критики действий израильтян… [способен нанести] огромный ущерб».

Главный редактор «Гардиан» отмечает:

«Ситуация очень тяжёлая, проливается много крови с обеих сторон, а трудности с освещением конфликта поистине ужасающи — ваш репортёр постоянно находится под прицелом израильских войск.

У израильтян информационная сеть и система мониторинга прессы намного действеннее и профессиональнее, чем у палестинцев. Мы играем определённую роль в изложении доводов последних — я считаю это предоставлением возможности высказаться лишённым права голоса — но роль эту никак нельзя назвать непропорциональной или некритической.

Общая линия газеты очень критична по отношению к правительству Шарона, который, по нашему мнению, попал в безвыходное положение. Мы полагаем, что отождествлять Израиль с войной Буша против терроризма было бы излишне упрощённым видением ситуации. Мы также называли Арафата «отыгранной картой» и критиковали соседние арабские государства за то, что они не играют никакой конструктивной роли. Но, в конечном счете, мы считаем, что друзья Израиля не должны уклоняться от критики израильского правительства, которое, по нашему мнению, вредит делу самого Израиля».[57, стр. 178]

Выражаясь словами одного эдинбургского читателя, «для того, чтобы там наступил справедливый мир, у нас должна быть возможность выслушивать обе стороны конфликта». [57, стр. 179]

Приведем пример спорного репортажа из сектора Газа. 5 января 2005 года на страницах международных новостей появился материал под заголовком «Семеро детей погибли под перекрестным огнём после того, как израильтяне открыли огонь по предполагаемым боевикам». Он вызвал возмущение как у израильтян, так и у палестинцев.

Израильские лоббистские издания написали по итогам статьи в «Гардиан», что последовательность событий в материале перевернута с ног на голову, сначала упоминается ответ сил обороны Израиля, и лишь потом — палестинские минометы; израильская гражданская цель, по которой палестинцы вели минометный огонь, называется израильскими «позициями», намекая тем самым на военную цель; а ответ сил обороны Израиля называется «нападением», тогда как описание палестинского минометного огня (против гражданского населения) не имеет такой негативной окраски.

Наконец, «Гардиан» обвиняется, в частности, в продвижении «искажённого понимания израильско-палестинского конфликта», и задаётся вопрос: «Сколько ещё безответственные британские СМИ будут продолжать обманывать британскую публику, возлагая на Израиль вину за все беды в регионе?»[57, стр. 180]

С другой стороны, пропалестински настроенные читатели написали в газету, что слово «перекрёстный огонь» в заголовке было неточным; что утверждение о том, что израильтяне открыли огонь по «предполагаемым боевикам», необоснованно обвиняет палестинцев; что выдвижение на первый план факта осуждения события Махмудом Аббасом отражает «чёрствость» газеты, преуменьшающей значение факта смерти палестинцев.

Что касается других крупных газет Великобритании, «Таймс», «Дейли телеграф» и «Индепендент» упомянули о гибели людей вкратце в связи с речью г-на Аббаса в рамках его предвыборной поездки по Палестине. Заголовки в них были примерно теми же самыми: «Умеренный политик называет Израиль сионистским врагом» («Таймс»); «Умеренный Аббас нападает на «сионистского врага» («Дейли телеграф»); и, с указанием на целевую аудиторию г-на Аббаса, — «Аббас заигрывает с приверженцами жёсткой линии, заговаривая о «сионистском враге» («Индепендент»).

В отличие от них, репортаж в «Гардиан» был целиком посвящен произошедшим убийствам. В нём было написано об израильском заявлении, в котором говорилось, что танк выстрелил по группе людей в масках и поразил их, и утверждении палестинцев, что убитые и раненые были гражданскими лицами, которые отправились собирать землянику. Вводная часть репортажа, помещающая его в политический контекст, была дописана в отделе новостей в Лондоне.

В своей колонке исправлений, Иан мэйс признает, что употребление слова «перекрёстный огонь» в заголовке было неуместным, так как все очевидцы едины во мнении, что одновременного обмена выстрелами не происходило. Также Мэйс признает, что слишком нечетким и размытым было определение «израильские позиции», оно намекало на исключительно военную цель, тогда как отсутствие немедленного ответного удара наводит на мысль, что цель таковой не являлась. Журналист «Гардиан» поведал, что речь идёт о районе, где поселения и военные позиции располагаются бок о бок. Он добавил, что телевизионное освещение случившегося в Израиле и молчание сил обороны Израиля дают основания полагать, что его репортаж был точен.

Статья Мэйса заканчивается словами «В заключение: семеро детей, тем не менее, погибли».[57, стр. 301]

Это, безусловно, самое важное в репортаже, однако разве делает это допустимым несоответствие фактам и передергивание? Вряд ли редакторы «Гардиан» думают так.

В последнюю очередь рассмотрим позицию газеты по освещению произошедшего теракта в школе в Беслане.

Во-первых, стоит сразу оговориться, что жалоб на статьи по Беслану (при том, что статей было много) практически не поступало: репортажи газеты, хотя и обширные по охвату, были настолько сдержанными, насколько это было возможно. В статьях не было эмоционально окрашенных слов, даже слово «террористы» было заменено на «боевики». Речь про заменяемость этих слов и недопустимость термина «террорист» уже шла в данной работе, при анализе редакционного руководства BBC. Там четко прописано, что от слова «террористы» следует воздерживаться в любом случае. В «Гардиан» же такой практики нет. В статье на страницах комментариев он недвусмысленно и правильно применялся к тем, кто захватил заложников.

При размещении материала про Беслан в печатной версии газеты были и ляпы – к примеру, в нижней части газеты была оставлена реклама со словами «Снова в школу». Произошла коллизия между нормальностью распорядка мирной школьной жизни и трагедией случившегося в Беслане, на котором было сосредоточено внимание всех работавших над той страницей сотрудников редакции.

Периодически, умышленно или нет, но у газеты происходит «съезд» в таблоидность – так случилось и в этот раз. Заголовок в первом выпуске номера за 7 сентября — «Мать оставила дочь на милость захватчиков» — вызвал протесты читателей, поскольку он совершенно очевидно наводит на мысль о «добровольном оставлении», тогда как из статьи становится ясно, что всё обстояло совсем иначе. Редактор, пропустивший материал, понял свою ошибку и в последующих выпусках заголовок был изменён.

Неизменной в этом случае осталась политика газеты по фотографиям, зачастую шокирующая и задевающая чувства читателей. Большинство жалоб было направлено против снимка в номере от 6 сентября, где изображена мать 12-летнего Эрика Варциева, рыдающая над его безжизненным телом на одной из многочисленных похоронных процессий.

Встает вопрос об уместности и благопристойности публикации такого рода изображений. Как написал один из читателей, «нам не обязательно видеть подобные снимки, чтобы понять, насколько мучительна и трагична обстановка в России». [57, стр. 288]

Вот комментарий принимавшего решение о печати редактора отдела иллюстраций: «последние три дня я провёл, просматривая ужасные снимки (несколько тысяч фотографий, полученных в то время из Беслана), но на этот снимок я старался не смотреть. Нам следует задать себе такой вопрос: как с профессиональной и человеческой точек зрения мы готовы встречать всё более ужасающие события в мире? Чем должна быть газета — окном или завесой?» [57, стр. 286]

В качестве итога можно сказать, что «Гардиан» раз за разом склоняется к первому варианту.

Анализ текстов

Для текстового анализа было выбрано 4 последних статьи «Гардиан» из горячих точек:

  1. Suicide bombs kill scores in Baghdad

  2. Taliban leader in Pakistan tells fighters to pull back

  3. Sri Lanka war toll near 6,500, UN report says

  4. Sri Lanka's Tamil Tiger rebels call ceasefire

Перевод:

  1. «Смертники взорвались в Багдаде, есть жертвы»

  2. «Лидер Талибана в Пакистане приказывает бойцам отступать»

  3. «По данным ООН, военные потери Шри-Ланки составляют около 6 500 человек»

  4. «Тамильские тигры хотят перемирия»

Заголовки информативны, сжаты, без использования метафор и иных средств художественной выразительности.

Рассмотрим сами тексты.

«Смертники взорвались в Багдаде, есть жертвы».(см. Приложение 1) Материал можно кратко пересказать так: в Багдаде подорвались два террориста-смертника, в результате чего 60 человек были убиты и 125 ранены. Атака была направлена против шиитов, а спровоцировал ее арест лидера повстанцев-суннитов, Абу Омар аль-Багдади. Далее автор статьи излагает свои опасения относительно того, что данный теракт снова может подтолкнуть страну к гражданской войне между шиитами и суннитами. Потом он вспоминает подобные этой атаки, произошедшие в последнее время, говорит о связи повстанцев-суннитов с Аль-Каидой и о возможности их дальнейшего скоординированного наступления.

Стиль изложения – четкий, сухой, повествовательный. Если бы в начале статьи не было написано, что статью готовил корреспондент, находящийся в Багдаде, можно было бы предположить, что она сделана исключительно по материалам информагентств. Эмоционально окрашенных слов в тексте нет, нет и личной оценки автором происходящего. Стилистика изложения близка стилистике информационных агентств. Фотография, размещенная со статьей, наоборот, вызывает эмоции - ее снял корреспондент Associated Press – раненого мужчину везут в отделение скорой помощи, кто-то идущий рядом с ним держит его за руку, и на переднем плане снимка – его рука в крови. Лица мужчины практически не видно, голова забинтована и не в фокусе, поэтому узнать его по фотографии не представляется возможным. С точки зрения этики снимок очень корректен, и, тем не менее, он дает представление о трагичности произошедшего.

Вторая статья – «Лидер Талибана в Пакистане приказывает бойцам отступать».(см. Приложение 2)

Речь в ней идет о захвате талибами района Бунер и приближении их к Исламабаду. Автор говорит об озабоченности мирового сообщества тем фактом, что столица Пакистана, Исламабад может в ближайшее время перейти под контроль Талибана. Материал выполнен в первую очередь в аналитическом стиле, а не как репортаж или изложение событий. Журналист показывает читателям мнение о происходящем всех вовлеченных сторон – лидеров Талибана, правительства Пакистана, жителей Пакистана, живущих на захваченной территории, западных политиков. Внимание читателей акцентируется на том факте, что правительство Пакистана не пытается предпринять какие-либо решительные действия, чтобы отразить наступление талибов. Вопрос о том, почему это происходит, проходит через весь материал. Ответа на него, однако, нет. Статья сопровождается видеороликом. В нем – кадры с вывесками, развешенными талибами по городу – «Бороды брить запрещено», «Вход женщинам запрещен», талибы, разговаривающие с корреспондентами, расставленные вдоль дорог патрули. Видео гармонично дополняет текст и раскрывает его основную мысль – сейчас все на первый взгляд спокойно, но это спокойствие очень скоро может быть разрушено.

Третья статья – «По данным ООН, военные потери Шри-Ланки составляют около 6 500 человек».(см. Приложение 3) Авторы материала рассказывают о потерях среди мирного населения, вызванных обострившейся гражданской войной в Шри Ланке и озабоченности мирового сообщества, которую она вызвала. По данному материалу можно сразу сказать, что газета занимает отчетливо антивоенную позицию и не одобряет продолжение гражданской войны, а также позицию правительства Шри Ланки – пускать в район военных действий как можно меньше представителей гуманитарных организаций. В статье подчеркивается, что обе стороны в конфликте виновны в смерти гражданских лиц. Часть беженцев покинула район военных действий, но от 50 000 до 100 000 человек уехать не могут и оказались в ловушке. Материал имеет отчетливую эмоциональную окраску. Говорить о личной позиции автора сложно, поскольку в данном конфликте Великобритания придерживается антивоенной позиции и настаивает на немедленном прекращении боев, чтобы дать время гражданским лицам благополучно покинуть район боевых действий. Позиция газеты в большинстве случаев совпадает с позицией государства (исключения бывают крайне редко), из чего следует, что журналист также разделяет редакционную политику. Как бы то ни было, в материале чувствуется личная озабоченность автора и отрицательная оценка действий правительства Шри Ланки. Присутствует и эмоционально окрашенные слова и цитаты: «Я видел младенцев с дизентерией, плохо питающихся детей и женщин, гниющие раны, и людей, одетых в рваную одежду, которую они носили в течение многих месяцев».

К материалу прикреплен видео ролик, в котором показывается ряд беженцев, идущих с тюками вдоль моря, лагерь беженцев с ранеными в нем, приезд гуманитарной организации, танки, разъезжающие прямо рядом лагерем беженцев. Материал – без закадрового текста, только внизу бегущей строкой идут строки из самого репортажа. Отсутствие текста за кадром создает дополнительный эффект – мы может слышать переговаривающихся жителей Шри Ланки, их возгласы, когда они стоят перед грузовиком с гуманитарной помощью. В ролике нет никаких особенно шокирующих кадров, тем не менее он производит впечатление и показывает обстановку, в которой вынуждены жить жители Шри Ланки, оказавшиеся рядом с войной не по своей воле.

Четвертый материал – также о ситуации в Шри Ланке, «Тигры освобождения Тамил Илама призывают к перемирию». (см. Приложение 4) Речь в материале идет о том, что правительство Шри Ланки отклонило одностороннее перемирие, объявленное Тиграми освобождения и требует полной их капитуляции. Материал этот – самый маленький по объему, всего полторы тысячи знаков и он также написан сухим, информативным языком, без употребления эмоционально окрашенных слов, в стилистике информационных агентств.

Подводя черту анализу последних материалов газеты из горячих точек, можно сделать вывод об их стилистическом разнообразии и разной степени эмоциональной окрашенности. Также в них используется большое количество цитат. Журналисты при подготовке материалов используют не менее двух источников, даже находясь на месте действия – в каждой статье есть ссылки на международные информационные агентства и BBC. Также со статьями идет видео либо фото, которые, наоборот, в целом похожи по стилистике – на них лежит основная эмоциональная нагрузка в материале. Газета не спекулирует на эмоциях и не переходит на таблоидный стиль, описывая страдания людей, оказавшихся в зоне военных действий, но читатель сам может сделать соответствующие выводы и оценить трагизм положения – по фото и видео материалам.

О газете «Коммерсант»

«Коммерсантъ» — российская ежедневная общественно-политическая газета с усиленным деловым блоком.

Газета издаётся с декабря 1989 года (до сентября 1992 года — в еженедельном режиме).

Считается формальным преемником одноимённой газеты, выходившей в России с 1909 по 1917 год (отсюда твёрдый знак в названии). Выпускается Издательским домом «Коммерсантъ». В 2008 году была продана Алишеру Усманову, владеющему ею через компанию «Медиахолдинг»).

Периодичность — шесть раз в неделю (с понедельника по субботу).

Главный редактор - Азер Мурсалиев.

В изданиях и технических службах ИД "Коммерсант" работают свыше 800 человек. Аудитория печатной продукции издательского дома превышает один миллион человек. Тираж газеты – 135 000 экз.

Материалы, приходящие из горячих точек в газете обычно печатаются на стр. 7-9, в рубрике «В мире».

Редакционная политика.

Вот цитата главного редактора газеты, Азера Мурзалиева, получившего данный пост в январе 2009 года: "Мы всегда стремимся максимально достоверно рассказывать о том или ином событии. А, кроме того, стараемся рассказать это так, чтобы читатель имел возможность самостоятельно сделать точный вывод. Эту возможность мы ему обязательно сохраним".[5]

Вместе с тем, он обратил внимание на то, что, сохраняя свои традиции, издание все равно в той или иной степени менялось, поскольку происходили перемены в самой жизни.

Газета “Коммерсант» - общественно-политическая, и рассказывает о событиях из всех сфер жизни, но «усиленный деловой блок» и, соответственно, расчет на соответствующую целевую аудиторию обязывает газету не только делать акцент на деловые новости, но и в неделовых новостях уделять внимание тому, как описываемые события могут сказаться на экономике и деловой сфере.

Политика по фотографиям.

Политика «Коммерсанта» относительно публикации снимков не носит такого радикального характера, как у «Гардиан» - при анализе материалов за три последних месяца, ни одной сколько-нибудь шокирующей фотографии в газете обнаружено не было. При рассказе о происшедших столкновениях материал как правило сопровождают снимки, на которых эти столкновения изображены в момент максимального накала эмоций – драки, борьбы восставших с полицией и т.д. Однако в газете не нашлось фотографий раненых или убитых в горячих точках – желания шокировать читателей фотографиями, очевидно, нет. Разница в подходе к публикациям фотографий в газете обусловлена тем, что «Коммерсант» все же – газета в большей степени рассчитанная на бизнес сообщество, нежели на «Гардиан». Поэтому она в меньшей степени ставит своей задачей шокировать читателя фотографиями и публикациями, акцент ставится на аналитику и разбор того, какие последствия – в том числе – экономические, политические и общественные может иметь сложившаяся ситуация. Это вовсе не значит, что подход «Гардиан» ближе к таблоидному, нежели подход «Коммерсант». Публикация шокирующих снимков английской газетой – не просто попытка сыграть на чувствах читателей, (а таблоиды публикуют шокирующие снимки именно для этого) а желание как можно точнее отразить происходящие события. Показать их как можно более четко и не столько в экономическом или политическом контексте, сколько в общественном.

Анализ текстов

Для текстового анализа было выбрано 5 последних статей «Коммерсанта» из горячих точек:

  1. Грузинская оппозиция пошла на контакт с властями

  2. Таиландская оппозиция уступила место туристам

  3. Новый год и армия провели успешное наступление

  4. Правительство Таиланда попало в чрезвычайное положение

  5. Тайцы убирают правительство с дороги

В заголовках используются метафоры, слова в переносном значении, они красочны и выразительны. Они не просто рассказывают, о чем пойдет речь в материале, но и показывают, в каком ключе пойдет речь. Чувствуется желание автора «заинтриговать» заголовком.

Рассмотрим сами материалы.

Первая статья (последняя, если считать в хронологическом порядке) - «Грузинская оппозиция пошла на контакт с властями».(см. Приложение 5) Только у нее заголовок – информативен и в нем не использованы средства художественной выразительности. Вкратце, в ней рассказывается о том, что противостояние властей и оппозиции в Грузии перешло в новую, острую фазу и о попытке оппозиционерами захватить здание полиции, где содержались трое оппозиционеров, обвиняемых в избиении журналиста проправительственного СМИ. Статья написана в жанре репортажа, из нее видно, что автор присутствовал при происходящих событиях. В ней чувствуется опасение того, как трагично могла бы обернуться произошедшая ситуация. Также в статье чувствуется и эмоциональная окрашенность, когда автор говорит о сенсационности того, что патриарх Грузии встал на сторону оппозиционеров, чтобы как-то разрядить ситуацию. Никакого подведения итогов сказанному у материала нет – «Тем не менее, вчера оппозиция вновь собрала митинг у здания парламента. Она призвала своих сторонников "бороться и дальше с режимом Саакашвили"».[12] Репортажный жанр допускает отсутствие каких бы то ни было выводов. Единственное, что позволил себе автор – это вставить в материал мнения нескольких политологов о том, что оппозиция сознательно пошла на нагнетание страстей для мобилизации протестного электората. Лексика материала в целом нейтральная.

Следующая статья – «Таиландская оппозиция уступила место туристам».(см. Приложение 6)

В ней идет речь о том, что антиправительственные выступления, которые почти три недели потрясали столицу Таиланда, были подавлены, а их участники разъехались по своим деревням на специально заказанных для этого правительством бесплатных автобусах. Этот материал имеет более аналитическую окраску, поскольку, по сути, основные события в Бангкоке закончились, прошли и, соответственно, можно провести анализ всего произошедшего.

Тем не менее, описательная часть, в которой рассказывается о произошедших событиях такова, что по сравнению с материалами «Гардиан» события излагаются более живо, репортажный тон сильнее в них и они меньше похожи на материалы информационных агентств.

Третья статья – «Новый год и армия провели успешное наступление» (см. Приложение 7). Бросается в глаза интригующий заголовок, смысл которого раскрывается в материале: армия Таиланда вернула властям контроль над Бангкоком благодаря военным, использовавшим слезоточивый газ и стрельбу холостыми патронами и начавшемуся празднованию тайского Нового года.

Содержание этой статьи уместно было бы рассматривать вместе с содержанием двух оставшихся – «Правительство Таиланда попало в чрезвычайное положение» и «Тайцы убирают правительство с дороги» (см. Приложение 8-9). У всех трех материалов один автор - корреспондент "Коммерсанта" в Бангкоке Алексей Ионов. Все три посвящены освещению развития событий с выступлениями таиландских коммунистов и имеют общую лексику и стилистику.

Они описательны, в них куда больше подробностей «с места событий», чем в материалах «Гардиан» и при этом – аналитическая составляющая меньше, что оказалось для автора работы неожиданным выводом. Возможно, дело здесь в менталитете разных стран, либо в традициях журналистики – но издание, которое по своей редакционной политике, по своему описанию куда больше рассчитано на подачу аналитики, на прогнозирование и оценку происходящего, дает ее в куда меньшей степени чем общественно-политическая газета с иллюстрациями, носящими куда более таблоидный характер.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Похожие:

Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Формирование редакционных структур. Журналистский коллектив. Коммерческая дирекция
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Информация и адресат: разработка экономической новости для массового и офисного тв
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Правительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница