Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие»




НазваниеКнига проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие»
страница1/11
Дата конвертации10.09.2012
Размер1.74 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Выпуск I.

Владимир МАТИКЕВИЧ

Нашествие 2

mirrored – http://byelarus.com/dump/nashestvie2.doc



Отрывки из книги. Новые главы.


От издателя


Это необычная книга. Художественная по форме, она не содержит вымысла. Выстраивая уникальную цепь из конкретных фактов новейшей истории Беларуси, автор открывает скрытую от людей теневую сторону белорусского режима. Несколько лет следователи Комитета государственной безопасности Белоруссии тайно собирали материалы о жизни и деятельности первого белорусского президента Лукашенко. Рискуя жизнью, они сохраняли документы о секретных операциях Лукашенко и его окружении. Расследование честных и отважных офицеров легло в основу документально-художествнной повести «Нашествие». Автор не ставит вопросов, не дает ответов. Он просто описывает социальный, политический, психологический феномен личности Лукашенко, личности, которая вместе со страной неумолимо движется к катастрофе. Мир в восприятии Лукашенко – черно-белый. Его и вражеский. Переубедить врагов сложно – легче уничтожить. Мертвые не опасны. Автор раскрывает психологию принятия решений, раскрывает механизмы преступных действий команды Лукашенко, показывает уникальную трансформацию человека, прошедшего путь от рядового директора отсталого совхоза до одиозного политического деятеля, которого по праву называют последним диктатором в Европе.

Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко.

Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом.

На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие», а также новых глав, посвященных последним событиям.

х х х


Рявкнула собака. Охранник вскочил, бросился к двери. Кого там несет? Прийти могут только двое – Шейман или Титенков. Коноплев тоже. Но тот звонит. Голову сдавило клещами. Никого не хочется видеть. Охранник приоткрыл дверь, то ли сказал, то ли прошептал: «Шейман».

Он встал с дивана, сел в кресло. Вошел Шейман. Спросил:

- Не ко времени?

Он ответил:

- Неважно, садись. Хреново мне.

- Мне тоже, мысли всякие путаются…

- А что за мысли?

Шейман внимательно посмотрел на него. Потер усы.

- Всякие… Плохо, когда в команде разборки начинаются. Я давно об этом думал. В самом начале. Без этого не обойтись. Но когда свои говно подкладывают…

- Ты опять про Ивана?

- Про кого еще? Он первый запах говна и разносит. Не бабки смердят, а говно. Витя – колхозник, всегда рядом трется, обнаглел вчистую: конфискованные порнофильмы продает, попов родных - отца Федора и Филарета – подставляет на каждом шагу.

Он подумал: «Не ты, а Витя-колхозник мне первый приличный костюм подарил. А деньги где брать? Пусть Иван на мелочевке сидит, потом что-нибудь придумаем. Да и другое. Баб мне водить, чистоплюй контуженный, ты будешь, или Иван?»

- Понимаю тебя. Потерпи. Пока выхода другого нет. Иван кошелку носит – и ладно… Какая ни есть, а кошелка. Завтра другая будет.

- Болтовни о нем много. Нахватал чего надо и не надо. А толку? Все на тебя переводит.

- Успокойся, придет время – разберемся.

Назавтра в бане он смотрел на распаренную харю Титенкова. На столе изводилось каплями ледяное пиво, млело копченое сало.

- Все хорошо,- сказал Лукашенко. - Одного продукта не хватает –­ говна...

Титенков хлопнул себя по толстым ляжкам:

- Опять с контуженным общался. Много тебе наговорил. Про наружку за мной и хлопцами тебе рассказывал?

- Да пошел ты. Если б я думал, что все так получится, то послал бы всех вас. Одни в оппозиции, другие... Власти и денег захотелось. Так я ж все дал.

Титенков заулыбался:

- Без меня дал бы… Сидел бы твой Шейман на ста баксах зар­платы... Сутками думаешь, как всю твою хевру покормить.

Он глянул на Титенкова. Обиженный хлопец. И в самом деле, ста­рается, да и другие поручения выполняет. Не всегда нормально. А кому еще поручить? Шейману? Тот не по этим делам.

- Послушай-ка, а что-то ты Машу давно не приводишь. Сам нашел? Кобылицa что надо.

- Старается. Кстати Витя пристроил. А на него твой верный пес Шейман наезжает.

­- Опять ты про Витьку-колхозника. Сколько можно долдонить? За Машку спасибо ему и за многое другое.

- Ясное дело, карман батькин от него в основном и пополняется. Невдомек тебе знать это. А Шейман наезжает.

-Да, Витек тоже должен голову на плечах иметь. Окружил себя уголовниками. Последний раз говорю: успокой его, пусть не наглеет, все гроши не соберешь… Да ладно об этом. Ты чего Машку не приводишь? Или сам к ней пристроился? Смотри, уж этого не прощу.

- Приведу, приведу, не волнуйся. У меня своих хватает.

- Знаю, знаю, вот только делиться бабами не любишь.

Титенков захохотал.

- Весь в тебя.

Между тем настроения не было. В последнюю их встречу, на которой уговаривал Машку приехать на свидание к батьке, та наотрез отказалась:

- Не могу, Ваня. Я б…, но не настолько, чтобы такое вытерпеть. Липкий, потный хам с бабскими ляжками. Лучше помереть.

Титенков полез в карман, выложил на стол зеленые веером.

- По-моему это хорошо компенсируется…Можно ночку и потерпеть.

Маша сгребла деньги, сунула их в сумочку:

- Только это в последний раз.

- Не зарекайся, Машенька, ставки вырастут.

Но она повторила:

- Больше никогда.

Титенков взбесился, чего он к ней привязался. Ирка работает на ставке, да и всяких разных хватает: стали ему баб определенного ти­па даже в уборщицы определять. Пройдет такая мимо, батька уставиться на приличный зад, на груди и кивает головой: «Приводи!»

А с этой Машкой? Попробуй, скажи ему, что баба на дух его не переносит. Со свету сживет и ее, и меня. Спасибо сказал бы, что с дочкой его старой любовницы из Шклова разобрался. Приехала девка в город в институт поступать, мать сама ему позвонила, пробилась как-то через помощников. Тот сразу: «Пускай дочка заглянет ко мне". Приказал пропуск выписать. Девка пришла, так он ее так обиходил... Стала вскоре через день являться. Он, Титенков, квартирой ее обес­печил, в институт пристроил иностранные языки изучать. А его от молодой девки не оторвать. Несколько раз Ирина засекла в кабинете, а потом и в резиденции. Скандал учинила, стали при прислуге во время обеда тарелками швырять друг в друга. Кошмар, охрана растаскивала. 3акончилось дело тем, что девка забеременела, сказала ему об этом. Вызвал опять же его, Титенкова: «Разберись срочно с этой проблемой». Иван немедля побеседовал с обезумевшей от люб­ви к президенту девкой, мол, жизнь впереди у тебя, а с президен­та толку мало, встретишь молодого хлопца, замуж выйдешь, родишь, а теперь все надо спокойно решить… Сунул две тысячи долларов.

Девчонка покорно кивнула головой, объяснил доходчиво. Батька ни­чего об этом не спрашивал. Только поинтересовался вдруг:

- Денег дал?

- Да. Две штуки баксов.

- Ну и дурень, зачем так много. Дал бы пару сотен…

Титенков знал, что Лука патологически жаден. Но не настолько… Иван хлестал патрона веником с одной мыслью: лишь бы забыл о Маше. Надоело ему быть послом по особым поручениям… Но батька не забыл:

- Чтобы завтра Машка была у меня!

- Будет исполнено, - устало ответил Титенков… Утром, отвечая на вопросительный взгляд батьки, он сказал:

- Нету Машки в городе. Отдыхать уехала. Через месяц объявится.

- Ладно, помечу в календаре…

Потом произошло то, после чего он окончательно сделал вывод: надо утекать от этого психа куда глаза глядят. Через пару месяцев он выискал Машку, заплатил ей двойную сумму из собственного кармана и повез к батьке. А предупредить о том, что вроде бы не была в городе целый месяц, забыл… В постели Лукашенко и спрашивает у Машки:

- А куда ты без моего ведома отдыхать ездила? Болезни, знаешь, вокруг морей самые разные ползают.

А та дура в ответ: «Да я моря три года в глаза не видела и из Минска никуда не уезжала…»

Поздно вечером Титенков услышал взбешенный голос батъки:

- Заходи, тварь!

Натянув спортивный костюм, через несколько минут стоял перед Лукашенко.

- Так, значит, Машки в городе не было!? Получай!

Удар в челюсть свалил его на пол. Голову пронзило током.

- Ах, так, сука.., из-за тебя баба такое…

Он как на пружине подскочил с пола и врезал кулаком в голову Луке… Снова удар. Он тоже – в ответ. Вскочили охранники. Растащили. Лукашенко хрипел:

- Да я тебя убью, гнида…

Назавтра затушевали синяки, обильно макая пальцами в крем-пудру, и уважительно шептали: шайба, мол, попала в лицо на хоккейном матче.


х х х


Сидит, уткнувшись в блокнот. Лицо окаменевшее, глаза пустые, водянистые.

- Что с тобой? - спросил Лукашенко, - вроде как обиду какую на меня затаил?

Шейман поднял глаза:

- То даете полномочия, то на Совбезе забираете…

Лукашенко рассмеялся:

- Я тебе что, при всех скажу, того убери, этого. Я жду, а ни хрена не происходит… Криминал уже тюрьмы не боится, скоро ко мне в Дрозды приедут, назад общак требовать. Доигрались… На меня уже российские пацаны выходят, говорят, что за беспредел там у вас. Может, мы подъедем, разберемся с вашей шушерой?.. Подразделение Сивакову дали, а что оно делает? Баб дрючит, водку пьет… Тренируется. Поймите, я не для себя стараюсь. Хватит тренироваться… Начинайте, начинайте, время уходит… Кар­пенко распоясался, уже его, а не меня на саммиты приглашают. Захар скоро своим офицерам форму выдаст… Забодали вы все меня, не скажешь жестче. Начинайте работать. Понял?!

Шейман оторвал голову от бумаг.

- Понял, понял… Только, чтобы потом вопросов не было.

- Каких еще вопросов?! - взвился Лукашенко. - Тонко все делайте, тонко, на «синих» себя проверьте, и дальше - вперед! 3наешь как овчарку тренируют? Мысли ей в голову вбивают: вперед, вперед! И знай, долго ждать не буду. Кто-то другой, а не ты команду может дать…


х х х


Шейман вызвал Сивакова:

- Значит так, команда поступила…­

Сиваков стиснул кулаки:

- Наконец-то…Но он потом не скажет: мол, не так, не надо и все прочее?…

- Не скажет, начинайте… Как я тебе раньше говорил - Щавлик…Еще пару клиентов. Пускай убедится, что мы можем. Потом дальше пойдем… Сам понимаешь, куда…

- Понимаю, - ответил Сиваков, - понимаю, теперь очень хорошо понимаю...

- Тут есть кое-какой список, лично Президент составил. Это должно последовать после окончания дел с «синими». Можете ознакомиться.

Шейман протянул Сивакову листок. Тот читал: «Гончар, 3ахаренко, Карпенко…» Всего восемнадцать фамилий. Сиваков такого, честно сказать, не ожидал. Почувствовал, как вспотел у него лоб.

- Работа тонкая, серьезная… Эти люди готовы хоть сегодня пойти на переворот, на что угодно. Возомнили себя лидерами при живом, действующем Президенте. Если проспим, будет поздно… 3ахаренко собирает союз офицеров, и знаете, много обиженных туда хлынет… А всем насильно мил не будешь. Эти ребята и сам 3ахаренко на многое способны. Карпенко вконец обнаглел. Теневой кабинет, видите ли, создал... Из посольств не вылазит. Гончар альтернативные выборы проводит. Надо сделать так, чтобы комар носа не подточил. Сам понимаешь, кого подставить можем… Версии должны быть разные. Взял деньги - убрали кредиторы... Или вообще плохо стало с сердцем, раз и квас, из жизни в жмурики, прямо на больничной койке… Или вообще - исчез человек и амба…

- Не волнуйтесь, СОБР не подведет.

- И без самодеятельности. Консультируйтесь, все детали должны быть отработаны…

Когда Сиваков вышел, Шейман подошел к окну. Да, подошло время решительных действий. Больше медлить нельзя… Останется оппозиционная мелочевка. Пускай вякают, от них вреда никакого...

Вдали был виден желтый кусок здания КГБ... Он все меньше и меньше доверял Мацкевичу. Честного чекиста из себя корчит, как-то зая­вил Президенту: «КГБ будет руководствоваться буквой закона…» Чистоплюй сраный... А кто тебе деньги на операцию дал, когда почти от рака загибался?... А ты подумал - откуда эти деньги? Президент дал. В Германии две операции сделали, с того света вернули… Помни, помни об этом. Ладно, без него обойдемся, только чтобы под ногами не путался да не вякал… Надо усилить контроль за ним, пустить наружку… Бoжeлко тоже забыл, откуда его вынули. Клялся Президенту в верности, а тоже вдруг запел об особых функциях прокуратуры по соблюдению закона. Ладно, скоро мы всех проверим на вшивость. Всех до единого…


х х х


- Ну, ладно, я поехал, пацаны, - сказал Щавлик. - Обо всем договорились. Щемите этого …, но просьба одна, чтобы беспредела не было… Днями комиссар из Москвы подкатит.

Щавлик сел в машину, дал по газу. Подумал: «Тяжело стало работать. Особенно, когда фуфло во власть пришло. Едва жопы прикрыли, а вид делают такой, как будто они вроде бы и ни при чем.. Парашу, суки не нюхали. Из грязи да в князи…»

Только что позвонил Сауш, по кличке «Хряк». Сидели с ним вместе в Витебске. Сейчас, пацаны говорят, крутится возле спецов. Он посредником был, территорию делили… Что-то там начал плести насчет кассы. Надо поговорить.

Он гнал по бетонке вдоль Минского моря.

Ни одной машины. Мрак. Дождь в стекла. Или снег. После встречи к Сатару в кабак заехать надо, отдохнуть.

Не доезжая метров триста до условленного места, он увидел, как только что обгонявший его черный джип стал перегораживать дорогу. От резкого торможения его машину занесло. Через боковое стекло увидел - сзади тоже машина. И тоже шоссе перегораживает…­

Что за херня? Может, засада? Но откуда? Хотел с ним Серега ехать, отпустил. Да ладно, разберемся. Несколько человек к передней дверце. Он надавил на кнопку сигнализации. Сработала. Нащупал пистолет в кармане, передернул затвор. Боже, у них "Узи" у каждого. Три человека с "Узи"… Тут чертыхаться нечего… Постучали в стекло: «Выходи!»

Вышел.

- Вы что, мужики, что за дела, меня не узнаете?

- Не волнуйся, узнаем, узнаем. Пошли.., - ткнули стволом под ребро.­

- А куда ведете?

- Сам увидишь. Недолго идти…

Шел и думал: «Кто они? За что? Если разборка, то не такая…»

Подошли к заброшенному карьеру. Человек с ломом расширял свежевыдолбленную яму, в которую змейками стекалась грязная, впе­ремежку с черным снегом вода. Кто-то сказал:

- Не старайся, и так большая… Влезет... Даже место останется.

Он вдруг понял: ведут убивать. Посмотрел по сторонам: не уйдешь. Сказал:

- Мужики, что за лажа…За что? Не виновный я ни перед кем, вроде…

- Да ладно, ты только не обоссысь…

Человек в черной куртке подтолкнул Щавлика к яме, достал пистолет:

- Именем Президента Республики Беларусь!

Это было последнее, что услыхал вор в законе Щавлик. Те­ло его, чужое, бездыханное, рухнуло в холодную болотную воду.

Вечером его жена выглянула в окно. Вздохнула: приехал. Внимательно присмотревшись, увидела распахнутые двери машины. Больше Щавлика -- ни живого, ни мертвого -- никто так и не увидел.


/Читайте в следующих главах об убийствах лидеров оппозиции Беларуси Гончара, Карпенко, Захаренко, бизнесмена Красовского, оператора ОРТ Завадского, новые главы о тайне ареста и освобождения управляющей делами Президента Журавковой, о сегодняшних днях руководителя убийств политических противников Лукашенко Сивакове, о беспределе, который вытворяет в белорусской медицине «теща» президента министр Постоялко, о тайнах «Инфобанка», замешанного в незаконной торговле оружием с режимом Саддама Хусейна, отмывании денег/.

Выпуск №2


Владимир Матикевич


НАШЕСТВИЕ

Отрывки из книги. Новые главы.


х х х


Голова налилась кровью. Мозги вот-вот лопнут. Он вошел в туалет, открыл кран с ледяной водой, принялся тереть лицо. Тяжесть не уходила. Подставил голову под струю. Долго стоял так. Слегка отпустило. Обтер голову полотенцем. Глянул в зеркало. Лицо распухшее, синева под глазами. Последние дни спасался водкой. Глушил ведрами. Не мог дождаться конца рабочего дня, чтобы снова забыться в пьяном угаре. Ночью просыпался, снова бежал к бутылке, но старые мысли все больше терзали его. Вспоминал беседу с одним человеком.

- Поймите, вы заложник у Лукашенко. Он тот самый человек, который отдаст приказ… Сами можете догадываться, какой. Приказ, чтобы вас бесшумно убрали. У нас есть данные, что могут придумать ваше самоубийство.

- Когда это может произойти? - спросил Сиваков растерянно.

- Когда кресло под ним качнется основательно. Вы - главный свидетель всех убийств. Скажу больше - вы организатор. У вас все в руках. Он знает, что рано или поздно вы заговорите. И станет ясно, чьи приказы вы выполняли.

- Какой выход вы предлагаете?..

- Мы предлагаем вам уехать. Скорее всего в Германию. Вы получите приличные деньги, нормальное жилье. Никто из бе­лорусских властей не узнает о вашем местонахождении.

- А что взамен?

- Вы расскажете все, что знаете. Предоставите документы. Чистосердечное признание станет спасением для вас! Вас не будут судить, вы останетесь живы.

- Сколько времени у меня на раздумья?

- Поверьте, не так уж и много. И учтите еще одно обстоятельство. Бывшие ваши коллеги, надо сказать, люди честные, настоящие патриоты и профессионалы, дали прямые показания против вас. Они неопровержимы…

- Это кто же такие? - спросил Сиваков.

- Полковник Алкаев, прежде всего… Он по вашей команде выдавал расстрельный пистолет в аренду… Следователи прокуратуры Случек и Петрушкевич, которые вели дело Павличенко, а по существу и ваше дело…

- А, эти?! - он устало махнул рукой. – Думал, другие появились. Про этих мне все известно… Смылись вовремя. А у меня петля вот где, - он ткнул рукой себе в шею, - Я каждый день чувствую, как она сжимается и давит, давит.

- Человек в темном костюме подошел к окну.

- Надеюсь, о нашем разговоре не узнает никто, - сказал он тихо, но очень уверенно. Я не буду повторяться, но на этот раз сделаю исключение. Если вы не будете благоразумным, вас ждет трагическая судьба – в лучшем случае скамья подсудимых, или в Гаагском трибунале, рядом с главным патроном, или в родной, но уже свободной Беларуси… Но мы уверены, что до этого не дойдет… Вас уберут свои же подельщики. Самых разных возможностей у них предостаточно... И расстрельных пистолетов при желании понадобится сколько угодно…

- Хорошо, я все взвешу, как следует, и дам ответ…

Он старался не вспоминать этот разговор. Но слова человека постоянно звучали в ушах. Вспоминался и разговор с Лукашенко, когда он придумал для него должность министра спорта.

- Пока покувыркайся в этом кресле, а там, когда все забудется, придумаем что-нибудь.…И вот еще. Не вздумай какой-нибудь фокус выкинуть. Ты у меня вот здесь! - он сжал кулак. – Раздавлю, как гадину.

Ему кажется, что Лукашенко сознательно его подставил, назначив главой делегации на Олимпиаду. 3нaл же и он, и Шейман, что после решения комиссии Евросоюза греки хрен ему визу дадут… А все равно назначили – на, покушай Сиваков своего же дерьма, и знай кто ты и что с тобой может случиться…

Он вернулся в кабинет, залпом осушил третий стакан коньяка. Надо ехать отсюда, он знает, что за ним постоянная наружка, что разговоры слушают, ну да пошли бы они все на х…

Набрал номер телефона. Услышав голос жены, сказал:

- Сейчас приеду…

- Уже поздно, да и пьян ты. Еле языком шевелишь.

- Все нормально, я еду.

Опустился в машину, назвал шоферу адрес. В квартире выставил на стол закуски, сказал женщине, иронически на него посматривающей:

- Как видишь, опять героем стал. Снова про меня пишут: причастен к исчезновению, а по сути, убийству людей, визу, как последнему чеченцу, в Афины не дали… Подставили меня…

Он сел за стол, налил себе в большой фужер, спросил:

- А ты будешь?

- Успокойся, - сказала она. - Тебе сделали предложение. Думай. Время, на мой взгляд, подошло. Тебе надо уехать, исчезнуть…

Она присела рядом. В том доме, единственном в большом городе он чувствовал себя спокойным.

- Это не вариант. Снимут с поезда, за шиворот выволокут из любой машины. Внизу стоит моя машина, а неподалеку другая… И так круглосуточно. Не выпустят они меня живым, не выпустят… На Запад мне дороги нету. Сложная она, не вырваться мне туда. Другой вариант есть. Надежные хлопцы предложили. Тут совсем недалеко…

Он снова налил себе.

- Ты много пьешь последние дни, - сказала она.

- Я всегда много пил. Это для меня как лекарство. Хоть на время обо всем забываю…

Он почувствовал, как после еще одного фужера стол начал куда-то уплывать.

- Самое страшное, что они по ночам мне снятся, слышу их последние слова перед пулей…


х х х


Таким Карпенко еще не видели. Ни с кем не хочет разговаривать. Лежит перед телевизором, нажимает ежесекундно на пульт, ни одну программу не смотрит. Даже с сыном, характер которого очень напоминал его - спокойный, уравновешенный - почти не разговаривал. Он и сам себя не узнавал. Что-то замкнуло в нем, оборвалось. Страна катится в пропасть. Необходимы срочные кардинальные меры экономического плана, чтобы хотя бы затормозить падение. А эта усатая сволочь делает вид, что в стране все в порядке: катит на работу к 10, после пробежки на роликах в 14.00 - служба по управле­нию государством заканчивается очередной тренировкой.

Он иногда вспоминал Верховный совет. Когда его избрали зам.председателя, Лукашенко бросил в его сторону: «Далеко пойдешь…» А он в ответ: «Ты, говнюк, уже далеко пошел…». И это - Президенту. Окружающие вздрогнули: "Ген, не надо так, этот скот злопамятный…». Карпенко рассмеялся: «Пошел он со своей злопамятностью…»

Витя Гончар непонятно на что рассчитывает. Когда ему сказали, что Гончар тусуется с Лукашенко, он сперва не поверил, а потом спросил: "Витя, ты что, спятил?" А он в ответ: «Гена, тебе на этом этапе ничего не светит… Может, попозже. А нашему быдлу такой идиот и нужен. Ничего, что страшен, косноязычен. Мы его побреем, помоем, костюм фирменный купим. Будет ездить под президентским флагом и выполнять все наши команды». Он ему тогда сказал, что тот слабо себе представляет внутренний мир психопатов, от них можно ожидать чего хочешь, в конце разговора послал Витьку на три буквы. Сейчас Витек отрезвел и пошел в открытую в оппозицию Лукашенко. Да видно, поздно понял.

Его размышления прервал телефонный звонок. 3ахаренко.

- Геннадий Дмитриевич, можно приеду?

- Приезжай.

Этот тоже был рядом с Лукашенко. Но совсем другой человек. Офицер. Поверил-пошел. Разуверился. На вопрос: «Вы выполните любой мой приказ?» ответил Президенту: «Только в соответствии с Конституцией». И ушел. Сейчас много работает. Создает Союз офицеров. Хорошо, что зайдет. Надо поговорить… 3атея опасная. Слишком опасная и в то же время нужная...

В дверь позвонили. Очень быстро доехал. Карпенко открыл дверь. Рука попала в жесткие объятия руки 3ахаренко.

Прошли в комнату. Карпенко поставил на стол бутылку коньяка.

- Может, по рюмке?

- Давайте, Геннадий Дмитриевич, - и тут же вопрос: как решили с выборами, пойдете?

Выпили по глотку коньяка. Карпенко некоторое время молчал, потом сказал:

- Решение принято - не пойду. Компания очень странная, заранее провалы, результат не предвидится…

- Правильно, - согласился Захаренко, - я тут со своими мужиками разговаривал. Они тоже такое решение поддерживают.

- Спасибо, Юра… Я рад, что мы вместе. Сам знаешь, всякое было… А сейчас вместе! Спасибо, что заехал, трудные были у меня дни. Да и сейчас в душе полный раздрай…

Он внимательно посмотрел на Захаренко.

- Тут еще один разговор. Он как бы такой… Можно его воспринимать или совсем наоборот. Твое дело. Но в общем-то не только твое… Хорошая затея – союз офицеров. Люди тебя знают, верят тебе, пойдут в союз. Но какая это сила! Усатый дьявол и его команда отдает себе отчет, что это… Надо быть поосторожнее, повнимательнее… Подбери ребят, тебе есть из кого, пускай будут рядом… Смотри, сиваковская бригада стала убивать «синих». Тех самых, кто ему бабки на выборы давал. Дальше пойдут, дальше, Юра…

Захаренко закурил.

- Если уж на то пошло, так кто я для них по сравнению с вами, Геннадий Дмитриевич? Я так, вождь недовольных офицеров…

Карпенко рассмеялся:

- У каждого недовольного офицера есть кое-что… А у людей, которые поддерживают меня, ничего нет…

Захаренко задумался, сказал:

- О многом мы в бытность мою министром с этим человеком, простите меня за высокое слово, говорили… Вы знаете, мне кажется, он способен на все. И вам надо быть осторожнее. Чует мое сердце неладное. Ребята говорят, группу они создали нешуточную. Головорезы. В Чили такой не было. Платят бешеные деньги, инструкции выдают такие... Говорю тебе, Геннадий Дмитриевич, как профессионал.. Этот на все пойдет. Представь себе меня, министра, несколько раз просил: «Своди на расстрел. Посмотреть хочу». Ты бы видел его в эти минуты – глаза горят, кровью наливаются… После этого какая-то дьявольская сила в него вселялась…

- Я тоже слышал об этом, - сказал Карпенко. - Твой союз офицеров должен быть противовесом. Не силовым, конечно.… А вообще-то, если говорить серьезно, он на самое-самое не пойдет. Внимательно смотрят из Москвы, да и Запад совсем рядом. Побоится… Документы по продаже оружия и все остальное, что ты мне передал, я возьму с собой в Варшаву и постараюсь там озвучить.

Некоторое время сидели молча. Захаренко надел черный кожаный плащ, сказал:

- Я тоже рад, что мы вместе, Геннадий Дмитриевич. И дай бог, что на наших похоронах его не будет.

Карпенко улыбнулся:

- Ладно, ладно… Это божье дело. Пускай бог и разбирается.

Он снова остался один. Включил одну программу телевизора, вторую… Решительно нажал кнопку. Экран погас. Внизу, под окнами завыли сирены. Президентский кортеж прибыл к тренировочному залу.


х х х


Письмо из Евросоюза было неожиданностью. Его приглашали на крупную международную встречу в Варшаве. Туда приглашались только Президенты и главы парламентов. От Беларуси пригласили его и Шипука. Ему передали, что от этой информации Лукашенко просто заколотило, это что – намек? Нервничай, нервничай, Лукишка, уходит твое время, уходит. А по сути это самое время и не приходило.

Карпенко усиленно готовился к поездке. Его квартира напоминала штаб. Сотни звонков в день, журналисты, дипломаты, соратники.

В понедельник позвонил Игорь Осинский, попросил назначить время встречи. Бывший главный редактор газеты «Советская Белоруссия» давал дай бог какую рекламу Лукашенко. Кебича трясло от злобы, а потом чего-то там с Лукишкой не поделили. В числе других главных редакторов выводили из кабинета при помощи спецназа. Официально обвинили в казнокрадстве: отправил большую сумму денег какой-то фирме за бумагу, тысяч двести долларов, не меньше, но редакция не увидела ни денег, ни бумаги…

Позвонил одному своему близкому другу, сказал:

- Подъезжай ко мне попозже. В понедельник в девять утра у меня будет Осинский.

- На кой он тебе... Вспомни, когда был корреспондентом AПН Женька Будинас, он Осинскому, такому же корреспонденту, на партсобрании в рожу плюнул, обвинив в стукачестве… А потом корреспондентом ТАСС из Минска укатил в Берлин… Сам понимаешь, кого туда и под какой крышей посылали. Да, гэбист он штатный… Не смотри, что Лука выгнал. Сценарий там был специальный. С голоду не дохнет, крутится где надо…

Карпенко усмехнулся: какими все стали подозрительными. Или их всех Лукишка этим заразил. Вредно, когда на вершине власти больной человек, зараза от него распространяется очень быстро.

- Успокойся, старик, - сказал Карпенко. - Надо работать со всеми, кто полезен, понимаешь? А вдруг что-то толковое предложит, хрен с ним, что гэбист. Опыт у пария немалый...

Ровно в девять утра перед ним был Осинский. Строгий костюм, отливает протез глаза. Интересно, при каких обстоятельствах он глаз потерял?

- Несомненно, вы первое лицо в оппозиции, Геннадий Дмитриевич, - она как таковая и дня прожить без вас не может... Люди смотрят на все эти партии, их лидеров как на отработанный шлак. Тем более что большинство лидеров - выходцы из команды Лукашенко. Этим людям никто никогда не поверит. Я вращаюсь не только в среде журналистов, а и простых людей. Знаете ли, профессия такая…

Карпенко с интересом рассматривал его. Кто его послал, зачем? Или, в самом деле, сам пришел?

- Полностью с вами согласен, - сказал Карпенко. - Нужен сегодня, как бы это получше сказать, третий путь в борьбе с режимом. Людей от слова «оппозиция» в том виде, как она есть, воротит. Поэтому мы создали теневой кабинет, еще одну общественную организацию, которая занимается экономикой, поиском путей выхода из экономического кризиса…

Осинский внимательно слушал его. Когда Карпенко закончил, сказал:­

- Вам, Геннадий Дмитриевич, пора думать о создании своего имиджа… Популярность у людей, особенно в городах, велика, но на этом далеко не уедешь… Я готов помочь в разработке такой темы, пускай она не покажется вам громкой, как идеология Геннадия Карпенко…

- Ради бога, приму все полезное...

- Дайте мне несколько людей. Бумаги предстанут перед вами.

- Условились.

Осинский ушел. Карпенко закрыл дверь, подумал: «Что еще за чертовщина?! Идеология Геннадия Карпенко? Прав был приятель, кто-то его прислал, Но кто? Надо бы спросить у своих ребят…» Есть кое-кто и в КГБ, и в Совбезе, кто его своевременно информирует…

В тот же день раздался еще один звонок. Звонила журналистка Н.

- Геннадий Дмитриевич, я хотела бы с вами встретиться.

На мгновение он задумался. Какая-то атака журналистов…А впрочем отказывать женщине нельзя.

-Хорошо, давайте встретимся. Перезвоните завтра. Я назову время и место.

Дома ее принимать не хотелось. Люда, жена его, как- то косо посматривает на всех этих журналистов…Позвонил Лене Кошелю, смолевичскому родственнику, имеющему в центре города, недалеко от стадио­на "Динамо", собственный пивзаводик, коттедж при нем, представлявший для Лени и офис, и квартиру.

- Леньчик, тут у меня одна встреча должна быть… С дамой… Нет-нет, не из той оперы. Журналистка, интервью. Ты там на среду, часов на одиннадцать, приготовь что-нибудь. Чуток закуски, бутылочку сухого вина, кофе…

- Хорошо, Гена… Все будет как обычно, не подведу.

Он легко перескочил бордюр у гостиницы «Юбилейная», сел в «мерседес». Карпенко едва не опоздал. Дама с блокнотом уже ждала его у офиса Кошеля.

Он вышел из машины, поцеловал ей руку.

Леня Koшель провел их в огромный зал, обставленный диванами и уве­шанный картинами. Журналистка посмотрела по сторонам.

- Очень приятный дом… Чувствуется по всему, есть хозяин, и не только в доме…

- Он делает прекрасное пиво. Не хуже чешского. Только вот не дают человеку развернуться. Налоги, проверки, зависть.

Они сели за стол. Карпенко налил журналистке вина, сказал:

- Извините, компанию не составлю… Диета…

Она никак не среагировала на его слова, сказала:

- Я пришла помочь вам. Вы победите, но вам нужна собственная партия. Партия деловых людей, совсем не то, чем была «Народная згода». Партия должна быть построена по европейскому типу…

Карпенко с грустью посмотрел на нее. Он уже жалел, что пошел на эту встречу. Дочь Кошеля принесла кофе.

- Секунду, мне надо позвонить, - сказал Карпенко и вышел.

Набрал номер телефона друга:

- Я скоро освобожусь, жди.

Он вернулся в зал. Отпил из чашки кофе.

-Так вы предлагаете мне создать партию, а я-то думал, что это будет интервью…

Она развела руками:

- Речь идет совсем о другом.

Он сделал глоток. Она, внимательно глядя на него, вздрогнула. Кровь ударила в голову. Что она сделала?

У Карпенко затуманился взгляд.

- Простите, мне надо выйти…

Оставшись одна, она сжала руки… От боли пальцы омертвели. Через несколько минут он вышел из туалета, опираясь на стены. Взгляда никакого… Хотел что-то сказать, не смог, рухнул на пол…

Она взяла его чашку с кофе и вышла. Вернулась минут через пять, подумала: «Боже, как быстро это действует!» И закричала во весь го­лос:

- Скорую, срочно скорую!

х х х


К Шейману приехал Сиваков. Синие прожилки, набрякшие мешки под глазами. Явно после очередной попойки. Шейман глянул на него, ста­раясь скрыть презрение. Не мог терпеть глубоко пьющих людей. Ну, да ладно, выбирать не приходится. Чем-то этот тип пришелся по душе Президенту.

- Я надеюсь, задача ясна? - Шейман внимательно глянул на Сивакова.

- Все конкретно до предела… Люди должны быть надежными, особо подобранными… Мы уже работаем над их, извините за выражение, вер­бовкой. Ничего не поделаешь, профессионалов надо вербовать.

- Что сделано конкретно?

- Во-первых, подобран командир СОБРа… Дима Павличенко. Человек пойдет с нами, до конца. Когда у меня служил, во время тренировки себе череп проломил. Две недели без памяти. Пластинку в голову вставили, кровь отсосали и вставили. А на краповый берет сдал. Когда Уродова брали, подстрелил одного «синего», не дрогнул…

- Личные дела принесли?

- Принес

- Оставьте у меня. Аннулируем вместе с …

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Похожие:

Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКнига 2 баку 2004 1 Султанов Ч. А. Нашествие (вторая книга), «Нафта-пресс»
Нефть благо, и в то же время, большая политическая и экономическая опасность для
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКаждый из которых купит у меня книгу тиражом всего в 1000
Простые расчеты: книга – 100 рублей, семинар – 200 долларов. Если книга
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКаждый из которых купит у меня книгу тиражом всего в 1000
Простые расчеты: книга – 100 рублей, семинар – 200 долларов. Если книга
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКнига «Фармацевтический маркетинг. Принципы, среда, практика» рассматривает ключевые «четыре Р»
Книга предназначена как для опытных специалистов, так и для тех, кто только начинает свою карьеру
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКнига «Фармацевтический маркетинг. Принципы, среда, практика» рассматривает ключевые «четыре Р»
Книга предназначена как для опытных специалистов, так и для тех, кто только начинает свою карьеру
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКнига адресована широкому кругу читателей
Эта книга – результат интервью, которые Конни Брук удалось взять за два с половиной года у тех, кого можно считать главным коллективным...
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКнига выходит в свет одновременно на русском, испанском, и португальском языках

Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconКнига является бесплатной, информация книги взята из новостей и высказываний С. Джобса. Запрещается использование книги в коммерческих целях а также размещение рекламы в книге

Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconЭта книга для тех, у кого нет за плечами ангела с серьезной финансовой поддержкой. Она для тех, кто начинает свое дело с крайне ограниченными ресурсами. Для
Эта книга для тех, у кого нет за плечами ангела с серьезной финансовой поддержкой. Она для тех, кто начинает свое
Книга проливает свет на причины всеобъемлющей ненависти к окружающим, лживости, патологического карьеризма А. Лукашенко. Книга дважды вышла в Москве массовым тиражом. На этом сайте Интернета мы начинает публикацию лучших отрывков из книги «Нашествие» iconВыражение признательности
Эта книга прошла долгий путь к выходу в свет. Если бы Обучая меня и своего сына тому, как стать лидерами
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница