Первичный опыт: накопление опыта и знаний




НазваниеПервичный опыт: накопление опыта и знаний
страница1/5
Дата конвертации18.10.2012
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5

Н. Кротов

ИСТОРИЯ

советской банковской реформы

80-х годов XX века.

Спецбанки

Свидетельства очевидцев

Документы

дно

«Экономическая летопись»

Москва

2008



Руслан Имранович

Хасбулатов

Моя историческая роль в том,

что я возглавлял

Верховный Совет России

в период перехода от социализма

к капитализму1

Первичный опыт: накопление опыта и знаний

Мое детство прошло в суровых условиях депортации нашего народи, на самом севере Казахстана, куда мы были выброшены в суровые мори зы 1944 года. Жизнь была тяжелая, нас (трех братьев и сестру) подними ла на ноги наша мама (Нана — так ласково мы ее называли). Отец бил директором крупнейшего на Кавказе машиностроительного завод» «Серп и молот», его накануне нашей депортации поместили в больница и там загубили. После возвращения из депортации мы нашли его могилу. Помню еще с детства, как Нана говорила: «Пока этот изверг (Стадии) на троне, не видать нам Родины — Кавказа...» Так я познал первый политический опыт — несправедливость.

Потом, моя учеба в МГУ, на юридическом факультете. Аспирантура на кафедре экономики зарубежных стран экономического факультета МГУ, активная общественная студенческая деятельность. Я был спортивный, динамичный, очень активный. Наверное, поэтому ребята избрали моим своим комсомольским лидером, сперва на факультете, потом — секретарем комитета ВЛКСМ МГУ. Моими первыми профессорами были выдающиеся юристы и экономисты, например профессор Карев, он был ни мощником главного обвинителя СССР на Нюрнбергском процессе, профессор Кечекьян, ученик известного дореволюционного юриста, профессора Новгородцева (преподавал еще доцентом в Санкт-Петербургском университете) и др. На экономическом факультете были менее известные ученые — профессора М. И. Солодков, М. С. Драгилен, Ф. Я. Полянский, В. Я. Жамин, М. Н. Осьмова, С, С. Шаталин и др. Поэтому, как мне представляется, ничего удивительного не было в моей последующей научной и политической карьере. Жесткие жизненные условия и твердые нравственные семейные принципы в сочетании с выдающимися учителями-наставниками сформировали мой характер, дали твердую базу для утверждения личности.

Еще в студенческие годы часто выезжал в составе молодежных делегаций в разные страны, сравнивая нашу жизнь с «ихней». Помню мой пор вый зарубежный выезд в ГДР: мы, студенты МГУ и Берлинского университета, с телебашни ночью смотрели на погруженный в темноту Восточ­ный Берлин. А рядом, за стеной, светился всеми огнями, гирляндами За­падный Берлин... Мы с юмором говорили: «Смотрите, как красиво загни­вает капитализм, весь светится!»



В 60-е годы быстро возрастал объем международного общения молодежи СССР. МГУ имел многочисленные связи с университета­ми по всему миру, особенно в сфере студенческих обменов. К нам прибывали делегации студенческих советов со все­го мира. Мы, в свою очередь, тоже часто выезжали. Там ве­ли жаркие дискуссии по разным вопросам — от учебы до политики, от Вьетнама (тогда там шла война) и кубинских событий до проблемы прав человека в СССР, ввода войск Варшавского пакта в Чехословакию и т. д. В те годы я по­знакомился со многими западными молодежными студен­ческими лидерами, которые в 80-90-х годах стали извест­ными политическими деятелями — парламентариями, министрами, дипломатами, менеджерами компаний и банков. Это был мой второй политический опыт. Думаю, искусство полемики я постигал в немалой мере именно в этот период.

Р. И. Хасбулатов

1960-1970

Студент юридического факультета МГУ им. Ломоно­сова, аспирант кафедры экономики зарубежных стран экономического факультета МГУ; секретарь комитета комсомола МГУ

1970-1972

Инструктор, ответственный организатор сектора экономи­ческого просвещения молоде­жи ЦК ВЛКСМ

1978 — наст, время

Заведующий кафедрой миро­вой экономики Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова

1990

Первый заместитель предсе­дателя Верховного Совета РСФСР

1990-1993

Председатель Верховного Совета РФ

В аспирантуре мне предложили тему по экономике Кана­ды, надо было исследовать новые тенденции взаимодей­ствия государства и корпораций. До сих пор мне смешно вспоминать свою молодую наглость, когда на заводе Фор­да в Канаде я пристал (это было в 1968 году) к местному менеджеру, чуть ли не требуя от него, чтобы он рассказал об отрицательных последствиях доминирования иност­ранного капитала. Представьте себе, я пытался ему дока­зать, что раз это канадское предприятие принадлежит американцам, значит, их капитал отбирает националь­ный суверенитет Канады! Мой собеседник просто не мог понять (как нормальный профессионал-управленец), че­го я хочу от него.

Тема моей кандидатской диссертации, отметим, совре­менно звучит в сегодняшней России — я изучал государ­ственный сектор в экономике Канады и организацию его управления, причем особенно внимательно изучал фор­мы взаимодействия государства и бизнеса. Исследовал, как государственный сектор «встроен» в рыночную эконо­мику и как он реально управляется (тогда в развитых странах Запада доминировала кейнсианская модель). Кстати, вскоре после защиты кандидатской диссертации, будучи ответственным работником ЦК ВЛКСМ, я посе­тил Свердловск с целью оказания помощи в деле эконо­мического просвещения молодежи области. Там и позна

- Шаг второй: приватизация спецбанков

комился с Борисом Ельциным — тогда завотделом Свердловского обко­ма КПСС. Какого-то серьезного впечатления он на меня не произ­вел — таких было множество. И вспомнил его я, лишь когда он стал пер­вым секретарем московского горкома КПСС.

Горбачевская эпоха: демократия, перестройка, гласность — романтический период

Конец 80-х годов прошлого века был эпохой своего рода «романтического порыва» к переменам в Советском Союзе. У людей тогда появилась реаль­ная надежда на то, что можно многое сделать, изменить в своей экономи­ческой жизни, добиться лучших условий, проявить активность в конкрет­ном деле. Этому способствовала фактическая отмена цензуры. Газеты стали интересными, в журналах появлялись замечательные статьи на­ших ученых-экономистов. В тот период у меня стали также выходить раз­ные публикации в столичных газетах и журналах, в том числе в «Правде» (главный печатный орган Компартии) с критикой экономической поли­тики. Я на основе зарубежного опыта анализировал экономическую (и в частности, ценовую и финансовую) политику СССР. Так, я резко вы­ступил против намерений правительства повысить цены на товары пер­вой необходимости. Признавая, что они неоправданно занижены, я одно­временно указывал, что такое повышение цен нанесет слишком сильный удар по нашим людям, они в основной массе и так живут в бедности. А по­тому надо начинать экономическую реформу не со снижения уровня жиз­ни населения. Я предлагал в первую очередь обратить внимание на упо­рядочивание переработки товаров. У нас же основная проблема всегда была не столько в производстве продуктов питания, сколько в переработ­ке и доставке до потребителя. Также я говорил о кооперации, расшире­нии деятельности малых форм хозяйственной деятельности. Тогда в «Правде» вышла моя статья о ценовой политике, которая вызвала ог­ромный интерес в обществе и страшный скандал. В ЦК сделали внуше­ние главному редактору газеты, академику В. Г. Афанасьеву. Виктор Григорьевич, очевидно, понимал, что его ждет, когда давал согласие на эту публикацию, но он был сильной, смелой и интересной личностью: участник Отечественной войны, военный летчик (ставший незаурядным философом и социологом). Но в действительности пострадал после публи­кации моей статьи в «Правде» в августе 1986 года Н. Т. Глушков, предсе­датель Госкомитета по ценам СССР. После двадцати лет службы на этом посту , он был снят с работы. Тогда реакция на выступления газет в Со­ветском Союзе нередко еще бывала самой серьезной и немедленной ...

С августа 1975 года. — Прим. авт.-сост.

Сам Виктор Григорьевич Афанасьев тоже проработал после этого недолго в газете «Правда». В 1989-м он ушел в от­ставку. После перепечатки в газете статьи итальянского журналиста Витторио Даукконы из итальянской газеты «La Repubblica» об алкоголизме Ельцина (в то время это еще не всеми воспринималось как реальный факт), против него была организована кампания массовых протестов. В. Г. Афанасьев недолго после этого прожил, он умер в 1994 году. — Прим.авт.

Р. И. Хасбулатов

Затем была еще одна большая статья «Бедные люди Отечества» в «Ком­сомольской правде», главным редактором ее тогда был Геннадий Селез­нев. Было множество других публикаций в газетах и журналах, выступ­ления по радио и телевидению, участие в разных публичных дискуссиях по проблемам экономической политики правительства СССР. К этому времени я стал консультировать профессора Святослава Федорова, талантливого организатора новых форм хозяйственной дея­тельности, а несколько позже – и правительство СССР (по социально-экономическому блоку).

Многие способные экономисты в то время группировались вокруг извест­ного ученого, академика Леонида Ивановича Абалкина. Вспоминаю прежде всего талантливого ученого-теоретика, профессора Николая Климова, заместителя Абалкина по Институту экономики АН СССР (он рано ушел из жизни). Абалкин во времена перестройки организовал школу-семинар на реке Нара, и многие экономисты и практики-хозяйст­венники со всей страны пытались проникнуть на этот семинар. Здесь действительно шли жаркие дискуссии, обсуждались самые серьезные научные экономические и практические проблемы страны. В одном из своих выступлений на этом семинаре я сделал роковое заявление: «Есть два пути реформ. Один демократический, другой диктаторский, или ав­тократический. По второму пошли в Чили: концентрация абсолютной власти в руках диктатора, который проводит нужные реформы, а затем «дарит» народу демократию. Но у нас уже была одна диктатура, и с со­дроганием можно учитывать (теоретически) этот вариант развития...» Это было произнесено мной в 1986 году. Спустя 5 лет эти мысли стали навязчиво повторять ельцинисты.

В этот период происходило мое знакомство со многими будущими пред­принимателями и банкирами. Одним из них был Владимир Виноградов, основатель Инкомбанка. Он работал тогда каким-то клерком в Пром­стройбанке, не имел экономического образования (окончил МАИ), по его рассказам, до этого работал на заводе «Атоммаш». Он просил у меня со­вета, как ему организовать частный банк. «А вы знаете вообще, что такое частный банк?» — спросил я его. «Нет, не знаю», — ответил этот рослый парень-увалень, больше похожий на прораба-строителя, чем на будуще­го крупного банкира страны. Мне стало грустно. Кто только не приходил тогда ко мне, прося совета, как стать банкиром, владельцем ресторана, магазина, завода по переработке овощей, по производству джинсов и т. д. и т. п. Однако тогда я заметил: «Если вы сумеете сколотить вокруг себя группу опытных экономистов-финансистов, профессионально знаю­щих, что из себя представляет банковская система вообще, что банк — это сложное дело, тогда я смог бы вам давать какие-то советы». Вскоре он представил мне двух-трех парней из своей будущей команды, и я согла­сился помогать ему.

Мой интерес состоял в том, что я всю жизнь занимался зарубежной эконо­микой, в общем виде был хорошо знаком с функционированием банков­ских институтов и я хотел попытаться претворить эти знания на практи-

ке. Так или иначе мы помогли ему сформировать концепцию частного банка, и вскоре Инкомбанк уже был успешно зарегистрирован. Не хочу сказать, что сыграл определяющую роль в этом, я всего лишь укрепил ве­ру Владимира в собственные силы, дал ряд советов, впрочем, так же, как и многим другим. Ныне некоторые их них хорошо известны, другие, поза­быты. .. В большей степени я помог Виноградову тогда тем, что содейство­вал его вхождению во влиятельные научные круги, игравшие все более заметную роль в начавшихся в стране преобразованиях. Прежде всего привел в подмосковную «школу Л. И. Абалкина», где тогда, как я выше указывал, группировались реформаторы-практики, съезжались молодые и уже не очень молодые, социально активные люди, часто занимавшие видные позиции во власти. И внимательно прислушивавшиеся к тому, о чем говорят и спорят ученые-экономисты. Возможно, поэтому Виногра­дову быстро удалось занять заметное место в системе частных банков. По­следующее его падение, как мне представляется, во многом было связано с порочной кадровой политикой (отсюда гибельная банковская страте­гия) и неумным «наставничеством» некоторых людей, имена которых на­зывать не хочу.

Поразительно, как быстро менялась страна. Я ведь еще недавно рабо­тал с Г. X. Поповым в Научном совете АН СССР по проблемам научно-технической революции. Как-то мы заговорили с ним о проекте изда­ния нового учебника (это было в начале 70-х годов). Я предложил Гавриилу Попову: «Может быть, мы с тобой создадим вдвоем курс мар­кетинга, подготовим учебник?» Он, смеясь, ответил: «А ты уверен, что кроме нас во всей стране это слово кто-нибудь еще слышал?!» Мы оба засмеялись. Потом согласились, что, может быть, еще в Институте США и Канады или ИМЭМО что-то слышали о маркетинге. Мы весело зубоскалили и отставили это дело как несвоевременное. И вдруг все заго­ворили о рынке, хотя и о «социалистическом», «новом нэпе», «китай­ских реформах» и пр. Все это вдохновляло на активность, на деятель­ный поиск.

Отметим, тогда в Советском Союзе было очень ограниченное число вузов и научно-исследовательских институтов, которые глубоко изучали за­падную экономику на уровне технологий реальной деятельности бизне­са. Но в Плехановском институте была группа ученых, которые неплохо знали эти вопросы, читали курс лекций в Хельсинкской высшей школе экономики, занимались изучением деятельности конкретных частных компаний.

Мэр Большого Лондона Кен Ливингстон выступил против расстрел» парламента в 1993 году не только потому, что он как подлинный либе­рал, не любил Ельцина — партбонзу и диктатора по природе, — мы с ним были знакомы со студенческих времен. Так же, как и с рядом парламен­тариев других стран. Например, нынешний вице-мэр Лондона Джон Росс еще в 1992 году согласился стать консультантом в созданной мной в Верховном Совете аналитической группе (возглавляемой профессором

Р.И.Хасбулатов

Анатолием Илларионовичем Милюковым). В то время, когда Ельцина консультировали монетаристы (главным образом американцы во главе с Джеффри Саксом), в Верховном Совете, можно сказать, преобладала британская (кейнсианская) школа. Мы были за введение мягкого, за­падноевропейского варианта капитализма (шведская разновидность).

В середине января 1992 года я предложил Ельцину уволить практиче­ски недееспособное правительство Бурбулиса — Гайдара, однако в то время большинство депутатов Верховного Совета меня не поддержало. После расстрела Белого дома концепцию Сакса (так называемый ва­шингтонский консенсус) в полном объеме приняла только ельцинская Россия, но ни одна страна Восточной Европы.

Моя практическая работа, как я выше отмечал, - в органах высшей власти началась в 1988 году, когда я по рекомендации Л. И. Абалкина стал консультан­том (на общественных началах) у вице-премьера Совета министров СССР по социальным вопросам А. П. Бирюковой. Это был очень инте­ресный, романтический период ожидания крупных перемен. Москов­ская интеллигенция была в восторге от Горбачева. А ученые-экономис­ты получили возможность публиковать свои взгляды на страницах столичных газет и журналов. Тогда стали известными широкой публике имена Л. И. Абалкина, Н. Н. Шмелева, С. С. Шаталина, Г. X. Попова, Н. Я. Петракова и многих других наших ученых. Все они и, конечно, я - с восторгом приветствовали горбачевские реформы как путь к нормаль­ному рынку, подвергая критике существующие экономически порядки, давая рекомендации по их изменению. Тогда же приходилось консуль­тировать новых народных депутатов СССР. Приехавшие из разных уголков России новые парламентарии тогда пытались ориентироваться в своей деятельности на популярных ученых-экономистов и юристов, они нуждались в нашей помощи. И мы им ее оказывали. Плехановский институт и наш факультет (международных экономических отношений) фактически стал мощным консультационным центром для народных из­бранников. Многие депутаты и молодые предприниматели сновали по коридорам и кабинетам нашего института, требуя от нас советов и кон­сультаций. Вместе с Павлом Буничем и Юрием Якуниным (тогда глав­ный редактор «Экономической газеты», потом был у меня консультантом в группе А. И. Милюкова) мы в 1988 году проводили и первый съезд ко­операторов. Среди делегатов съезда были уже и банкиры. Мы тогда в проект закона о кооперации предложили включить целый раздел о кредитно-финансовой деятельности кооперативов. Многие наши нара­ботки в закон вошли, однако как раз этот раздел выбросили. Бунич тог­да очень расстроился, был раздосадован в крайней степени: в итоговом тексте осталось только полфразы со словами о том, что кооперативы мо­гут создавать «...и банки», К сожалению, все черновики, которые я хра­нил от той бурной эпохи, в 1993 году остались в Белом доме, не знаю, сохранились ли они или погибли в пламени горящего парламентского дворца.

Часть II.

  1   2   3   4   5


Похожие:

Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconТрансфер знаний в университете
Бое внимание при этом уделяется развитию систем университетского трансфера знаний, обеспечивающих передачу знаний, включая технологии,...
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconПрограмма производственной практики Направление подготовки 080100. 62 «Экономика»
Производственная практика имеет целью закрепление и углубление знаний, полученных в процессе теоретического обучения, приобретения...
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconСравнительный обзор опыта стран еэк ООН в области
Целью этой Подпрограммы является содействие созданию политического, финансового и регуляторного окру- жения, благоприятствующего...
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconПолучи, составь и отправь в оргкомитет бизнес-предложение
Год молодежи – это шанс для каждого. Если задумался о собственном деле, но не хватало знаний, опыта, силы воли – попробуй сейчас....
Первичный опыт: накопление опыта и знаний icon1. Современная экономика экономика знаний. Понятие инновации Современная экономика экономика знаний. Конкурентные преимущества, даваемые
Цель курса заключается в формировании у слушателей знаний и навыков об основных
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconТематическое планирование 8 класс
Первичный инструктаж по тб в кабинете обслуживающего труда на рабочем месте. Обзор разделов, изучаемых в этом учебном году
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconCynefin, как одна из новейших разработок менеджмента знаний
Стратегия, направленная на предоставление вовремя нужных знаний тем членам
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconОсновы библиотечно-библиографических знаний
...
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconНавыками самостоятельного поиска ответов на сложные вопросы современности, опираясь на исторический опыт
Целью изучения дисциплины является получение важнейших исторических знаний, появление системных представлений об историческом пути...
Первичный опыт: накопление опыта и знаний iconБюллетень передового опыта, новшеств, освоенных библиотеками
Инновационная деятельность библиотек Пермского края: бюл передов опыта, новшеств, освоен б-ками края в 2010 г.: вып. 3/14 / Перм...
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница