«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал




Название«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал
страница2/4
Дата конвертации18.10.2012
Размер0.58 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4

В ближайших планах Минсельхоза РФ — увеличение валовых сборов зерновых до 125 — 130 миллионов тонн и экспорта до 30 — 40 миллионов. В то же время собираемые урожаи зерна в стране обозначили серьезные проблемы: снижение уровня рентабельности производства в связи с падением цен и трудностями реализации.

Надежды на объявленные интервенции не оправдались: зерна закуплено мало,
а прошлогодние закупки в объёме свыше 8 миллионов тонн так и остались на элеваторах опять-таки по причине низких цен на мировых рынках. Стоимость же зерна в результате многомесячного хранения, наоборот, выросла.

Перед началом реформ в научно-исследовательском конъюнктурном институте МВЭС по проблемам импорта зерна состоялся «круглый стол». Тогда специалисты отрасли критиковали Госплан и Совмин за большие объёмы импорта из США и Канады. Дело в том, что одномоментные предложения немедленно вздували цены на зерно и фрахт судов, за простой которых приходилось платить большие штрафы. Да и железная дорога не была готова к масштабным перевозкам хлеба.

Сейчас импорт сменился экспортом, но в инфраструктуре почти ничего не изменилось. Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут на первой международной специализированной конференции «Graintek-2009» по глубокой переработке зерна заявил, что в рекордный сезон 2008—2009 годов было продано за рубеж 22,4 миллиона тонн зерна, а потери составили 4,5 миллиона.
Но такой успех вновь вряд ли повторится.

Сокращает закупки основной партнёр — Египет и даже возвращает назад повреждённое вредителями зерно. Вытесняет Россию с рынков арабских стран Франция — своей более качественной пшеницей. Возрастают мировые запасы зерна, поскольку на рынок вернулись Австралия и Бразилия, что и дальше будет сказываться на ценах.

Поэтому с экспортом в 30—40 миллионов тонн зерна в год нас вряд ли ждут на мировом рынке, считает президент Национальной биотопливной ассоциации
Алексей Аблаев. Зарубежные производители зерна тоже не дремлют: крупнейшие мировые фирмы намерены увеличить урожайность кукурузы в 2 раза за счет генной инженерии. Вырастет и урожайность пшеницы.

По площади пашни мы отстаем от США, Китая и Индии, хотя у нас — лучшие черноземы, свободны огромные массивы земель. То есть можно увеличить валовой урожай в 1,5 и даже более раз. Но как его с выгодой реализовать? В портах нужны дополнительные терминалы, а припортовые мощности элеваторов и складов следует довести до 26 миллионов тонн. Нужно расширение подъездных путей. Сейчас на подходах к тихоокеанским портам скапливается в иные дни свыше 100 грузовых составов. А сюда в связи с новыми рынками сбыта зерна в странах Юго-Восточной Азии планируется направлять для перегрузки ещё до 4—5 миллионов тонн сибирской пшеницы. А как перегружать основной поток зерна через Новороссийск и Туапсе? Словом, вопросов хватает.

В то же время, как считает министр сельского хозяйства Елена Скрынник, из урожая 2009 года удастся экспортировать 20 миллионов тонн. Этого все равно недостаточно, чтобы освободить элеваторы и склады от излишков до нового урожая.

Представители российских и зарубежных компаний считают, что при быстром развитии зернового производства нельзя надеяться только на рост экспорта.
Надо думать о технологиях глубокой переработки зерна. Выгодно ли это? Да, считают специалисты, но при низкой себестоимости пшеницы.

Первый в стране завод по переработке зерна с новой технологией построен компанией «Амилко» в Миллерово Ростовской области. Его генеральный директор Евгений Гладышев говорит, что здесь благодаря нанотехнологиям производится лучшая по чистоте патока для получения глюкозно-мальтозных сиропов. Но, прежде чем построить предприятие, пришлось два года учить специалистов в Германии. Кстати, именно из-за замены солода мальтозной патокой на пивоваренных заводах резко снизились закупочные цены на ячмень. Разработки по использованию такой патоки отрицательно сказались на доходах земледельцев Липецкой области.
Однако ради снижения себестоимости и роста доходов пивовары уже не откажутся от новой технологии. А вот немецкие пивовары на такой шаг не идут, предпочитая следовать вековым традициям. Так что ячмень в наших краях может потерять статус выгодной культуры, если прогнозы биотехнологов оправдаются.

Глубокую же переработку зерна на крахмалы, глюкозу и мальтозу, органические кислоты, 1,3-пропандиол, глютамат натрия, витамины, изопрен, лактиды, биопластики и другую продукцию учёные вместе со стоимостью зерна оценивают в 140 евро за тонну, а стоимость этой продукции — уже в 700 евро. В ОЭЗ «Алабуга» в Татарстане предусмотрено построить предприятие по глубокой переработке миллиона тонн зерна. Предлагается в зернопроизводящих регионах построить 10 таких заводов, что даст прибавку ВВП в 300 миллиардов рублей, создать 10 тысяч рабочих мест и 200 тысяч — в смежных отраслях.

Производство глюкозы будет всегда рентабельным, убеждён профессор Российского химического университета им. Д. Менделеева Валерий Швец. В этом вузе по заказу исландской фирмы «Nordbiochem» разработали реактор для получения молочный кислоты, значительно превосходящий по производительности американское оборудование и позволяющий получать акрилы и лактиды более высокого качества. Их уже готовы покупать за рубежом по достаточно высоким ценам.

Интересно, что и другие исследовательские центры России выполняют заказы ряда американских, британских, японских фирм. Но и патентуют их разработки за рубежом. России их придётся выкупать, когда придёт время развития своих биотехнологий.

Активно занимаются развитием биотехнологий в Китае и Индии, но, как считают учёные, у России потенциально более весомые преимущества: в этих странах наступает нехватка воды и продовольствия, у нас таких проблем нет. Но пока мы значительно отстаём как в исследованиях, так и в реализации биотехнологических проектов и почти не готовим специалистов для этих отраслей.

Значительное увеличение производства зерна заставит заниматься и проблемой использования соломы. Лучше всего запахивать её в качестве органики.

В Германии приходилось видеть, что фермеры продают её излишки в соседние Нидерланды и Швейцарию для спортивного коневодства. Есть предложения готовить из неё топливные пеллеты или бионефть. Но широкому распространению этого направления мешают значительные расходы на логистику, как и вообще при переработке любой биомассы. Год назад в Институте технической химии университета немецкого города Карлсруэ нам показывали первую в Европе промышленную установку по производству бионефти из соломы. Рассчитано, что плечо перевозки прессованной соломы не должно превышать 25 километров, а завод по производству уже светлых нефтепродуктов — находиться в радиусе не более
100 километров от нескольких подобных установок.

Учёные ряда российских НИИ тоже решили заняться проблемой использования соломы для производства биобензина в Калужской области: их проект находится в стадии разработки.

Словом, высокие урожаи зерновых российские земледельцы уже научились выращивать. Следующий шаг — извлечение из этого прибыли.

Крестьянин” 8.04.2010 г.

Минсельхоз России создаёт «карманное»

объединение зерновиков?


В российском Минсельхозе, похоже, планируют поставить под контроль и производство зерна, и его экспорт. К таким выводам пришли эксперты «Крестьянина», оценивая создание Национального союза зернопроизводителей. Особой тяги к объединению у аграриев сейчас нет. Так что вполне вероятно, считают специалисты, для пополнения состава ассоциации будет использован административный ресурс.

В конце марта в России появилось новое зерновое объединение. Помимо уже существующего Российского зернового союза (РЗС) теперь будет действовать и Национальный союз зернопроизводителей (НСЗП). Председателем организации избран глава Сибирского агрохолдинга (помимо прочего владеет тремя сельхозпредприятиями в Ростовской области) Павел Скурихин.

По словам главы объединения, союз был создан, чтобы обеспечить гарантированный объём, ассортимент и качество производства зерна в России.
«Мы собираемся координировать работу производителей, - заявил на съезде Павел Скурихин. - Планируем доводить до каждого, что целесообразнее выращивать и для какого целевого рынка».

По мнению Скурихина, из-за невостребованности зерна на российском рынке сейчас царит хаос, который может привести к сокращению посевов. Чтобы не допустить этого, придётся осваивать новые рынки сбыта. «Либо мы будем производить до 150 млн тонн зерна через 7-8 лет, либо упадём до 80 млн.
В переломный период необходимо договориться, как дальше расширять производство», - заметил Скурихин.

Со сбытом НЗСП будет, по всей видимости, усиленно помогать государственная Объединённая зерновая компания - партнёрство с ней руководитель ассоциации назвал стратегическим. Эту идею поддерживает и глава Минсельхоза
Елена Скрынник, особое внимание при этом обращая на планирование работы отрасли. По её словам, принцип «работы под потребителя» становится основополагающим. «Производитель зерна должен чётко понимать, какого качества, кто, в каких объёмах и на каких условиях будет покупать продукцию», - подчеркнула министр.

Объясняя, зачем аграриям ещё одно объединение и чем не устраивает многолетний лоббист отрасли - Российский зерновой союз, Павел Скурихин отметил: производители зерна не пользовались в организации полноценной поддержкой.
А в новом союзе будут задавать тон как раз те, кто трудится в поле, пообещал он. Глава РЗС Аркадий Злочевский оценивает появление конкурирующего объединения сдержанно: «Сначала посмотрим на работу этой организации».

Собеседники «Крестьянина» разошлись в оценках того, насколько обоснованны претензии к Российскому зерновому союзу. По мнению главы кубанской АККОР Виктора Сергеева, РЗС и впрямь активнее продвигает интересы элеваторов и зарубежных трейдеров. Директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько с этим не согласен: «Союз обвиняют в том, что он действует в интересах отдельных отраслей. Но ведь именно РЗС последовательно развивает две самых перспективных отрасли на сегодня - комбикормовое производство и экспорт. Они и создают тягу на рынке - иначе у нас исчезли бы стимулы к наращиванию производства зерна. От состояния двух этих отраслей напрямую зависит положение и больших, и мелких зерновых компаний».

По словам Рылько, образование нового союза - это свидетельство «разбегания» интересов участников зернового рынка. Всё закономерно, уверяет он:
«Если посмотреть на крупные страны - экспортёры зерна, например США, то там действует множество ассоциаций. Есть союзы экспортёров пшеницы, фуражного зерна, ассоциация по проблемам внутреннего рынка (отстаивает интересы компаний по хранению, логистике и переработке зерна)».

Однако в США, продолжает Рылько, дробление интересов произошло на фоне масштабной господдержки и отлаженной системы лоббирования. «Достаточно ли созрел наш зерновой рынок, чтобы допус­тить подобное дробление интересов?» - задаётся вопросом специалист.

Целью создания нового союза может быть и попытка Минсельхоза РФ поставить под контроль производство и экспорт зерна, считает эксперт крупного аналитического агентства, попросивший об анонимности. По его мнению, Российский зерновой союз занимает слишком независимую позицию по отношению к министерству, и это не позволяет последнему напрямую влиять на аграриев. «Именно Минсельхоз был главным инициатором создания НСЗП. Значит, он и будет определять политику нового объединения», - считает аналитик.

Собеседник «Крестьянина» также напомнил о том, что министр сельского хозяйства России Елена Скрынник является председателем совета директоров
ОАО «Объединённая зерновая компания» (ОЗК). А именно с этой компанией НСЗП и планирует развивать стратегическое партнёрство.

«Благодаря союзу можно контролировать, сколько и чего сеять аграриям и кому продавать, - рассказал источник. - Это южные производители «разбалованы» многочисленными рынками сбыта - рядом порты, есть инфраструктура и т. д.
А селяне, скажем, центральной России и Сибири не имеют таких возможностей.
К тому же ОЗК - это не только экспорт. В состав компании входит, например, немало элеваторов, на которых хранится зерно. А чем дальше от портов, тем крепче рука чиновника».

Потребности в объединении у аграриев сейчас нет, добавляет эксперт. Поэтому без поддержки со стороны Минсельхоза идея нового союза вполне может провалиться. «Так что я не исключаю, что для пополнения его состава может быть использован административный ресурс», - заключает собеседник газеты.

Как бы то ни было, однозначную оценку НСЗП дать сейчас сложно, говорят специалисты. Видимо, стоит последовать совету Аркадия Злочевского и дождаться начала деятельности объединения. Тем более, что работы у него, как полагает Дмитрий Рылько, непочатый край. «Первоочередная задача - реформирование системы агрострахования. Кроме того, механизм гос­интервенций находится в состоянии полного коллапса и нуждается в радикальной перестройке. Нужно поднимать отечественное семеноводство, и не столько государственными деньгами, сколько созданием работающей системы защиты авторских прав. Также необходимо лоббировать строительство малых зернохранилищ у сельхозпроизводителей», - считает директор ИКАР.


ИНТЕРФАКС-Казахстан” 7.04.2010 г.

Фермерам не стоит опасаться фьючерсных контрактов - замглавы ЕТС В.Звягин


Замглавы товарной биржи "Евразийская торговая система" Валерий ЗВЯГИН:

– Мало вырастить урожай. Его еще надо продать. И пока более эффективного рыночного инструмента, чем биржа, не придумано. Первая товарно-сырьевая биржа (первоначальное название – масляная и яйцевая палата) была образована в 1898 году в Чикаго самими фермерами для более эффективной реализации своей продукции.
На ней торговали фьючерсными контрактами на сельскохозяйственные продукты.

... то есть можно еще весной продать будущий урожай. Крестьянин уже сейчас может предложить через биржу весь объем зерна или часть его по фьючерсным контрактам.

– ... каков механизм фьючерса?

– Рассмотрим его на примере, приближенном к реалиям. Сейчас цена на зерно на наличном рынке – 100 долларов за тонну. Рынок оценивает сложившиеся условия и прогнозирует, например, что посевные площади по стране в 2010 году будут меньше,
а урожайность – ниже прошлогодней. Поэтому цена с поставкой в сентябре будет выше нынешней и составит, предположим, 150 за тонну.

Крестьянин подсчитывает, покрывают ли эти 150 долларов его затраты и дают ли маржу достаточную, чтобы было выгодно сеять. Теперь подсчитаем.
Если себестоимость производства зерна составляет 50 долларов и фермер понимает, что ниже этой отметки цена на рынке не упадет, то ему не нужен фьючерс. Но если себестоимость приближается к 100 долларам, то, наверное, ему стоит задуматься о хеджировании и продать в марте фьючерсный контракт. Другими словами, фермер берет на себя обязательство, поставить в сентябре, например, 1 000 тонн пшеницы на биржу по цене 150 долларов за тонну.

– То есть зерно еще не выращено, но уже продано?

– Чтобы сейчас провести эту операцию, не нужно иметь зерна. Просто нужно внести на биржу в качестве гарантии – 10% от стоимости фьючерсного контракта. Пока залог можно внести только деньгами. Но мы планируем, что вскоре его можно будет представить в виде зерновых расписок.

– ... крестьянин продал по фьючерсному контракту зерно по 150 долларов за тонну. Но случился большой урожай, цены обвалились до 100 долларов за тонну. Стоимость фьючерса на день реализации зерна сравнялась с этой ценой! И фермер в убытке?

– Нет. Крестьянин исполняет контракт, поставляет зерно на биржу, получает по 100 долларов за тонну. А 50 долларов он получает с биржи в виде вариационной маржи. В итоге его финансовый результат составляет 150 долларов.

– ... случается неурожай... Цены взлетели до 200 долларов, а крестьянин в апреле продал зерно по фьючерсному контракту по 150 долларов за тонну.

– Он также получает гарантированные 150 долларов за тонну. А 50 долларов с него будут списаны в виде вариационной маржи. Однако есть и другое решение.
К примеру, контракт исполняется 15 сентября, и рыночные цены уже сложились, например, на уровне 200 долларов. В таком случае фермер может до этой даты купить фьючерсный контракт на тот же объем и погасить встречным обязательством ранее проданный весной контракт. То есть хедж (страховка) также сработала! При этом фермер остается со своим зерном, которое он может реализовать на свободном рынке или на спотовых торгах через биржу по сложившейся на день операции цене. Например, по 200 долларов.

– Как складывается цена фьючерса?

– Как правило, она – результат сделки между производителем и потребителем зерна. Но есть еще трейдеры – посредники, которые торгуют зерном... В результате предложений всех участников торгов и возникает цена фьючерсного контракта.
Цена считается каждый день, а биржа каждый день считает сделки по расчетной цене (последней сделки) и перечисляет вариационную маржу продавцу или покупателю фьючерса в зависимости, как закрылся рынок: выше или ниже предыдущего дня.

– Может ли простой фермер – производитель зерна из глубинки принять участие в торгах?

– Безусловно. В основных зерносеющих регионах есть лицензированные брокерские компании. Всего их шесть. Чтобы стать участником торгов, фермеру нужно лично заключить договор с брокером и в дальнейшем уже по телефону отдавать ему приказы.

Брокер стремится совершить наилучшую сделку по наилучшей цене в интересах своего клиента. Поскольку чем лучше сделка, тем выше его комиссия и выше вероятность получить следующий заказ. У брокера нет интереса в перепродаже зерна.

– В конце марта исполнился ровно год с того момента, как прошли первые биржевые торги на ЕТС...

– Объем прошедшего за год через биржу зерна превысил 2,5 млн. тонн.
Что, по нашим оценкам, составляет 13,5% от урожая прошлого года.


Российская газета” 6.04.2010 г.

Укрощение пшеницы.

Будут ли аграрии сокращать посевы зерновых?


Темп весеннего сева пока отстает от прошлогоднего. В чем причина: причуды погоды? Или аграрии, разочарованные сравнительно низкими ценами на зерно и подсолнечник, решили в этом году сократить посевы?

На одном из казахстанских веб-сайтов появилось сообщение, что многие наши сибирские земледельцы якобы не планируют сеять яровую пшеницу, так как цена на нее сейчас на 25 процентов ниже себестоимости. Косвенно наличие проблем с ценами на зерно подтверждает решение возобновить с 7 апреля закупочные интервенции в отдельных "точках" Сибири, чтобы поддержать цены. Но в любом случае все это пока не более чем догадки - "чи посеють, чи не". Сибирские поля пока к севу не готовы.

Но вот на европейском Юге страны, где сев уже начался, в некоторых регионах засеяно и на 15 процентов меньше, чем на сегодняшнюю дату в прошлом году, и даже на 25 процентов. Хотя в Краснодарском крае, например, посеяно уже даже больше, чем было в это время год назад. И краткосрочных кредитов аграрии взяли немногим меньше, чем в прошлом году. Раз занимают деньги, значит, планируют работать.

В министерстве сельского хозяйства ощутимого снижения производства зерна не планируют и отставание сроков сева объясняют не самой подходящей погодой. Готовность техники к середине марта была выше, чем год назад. Из федерального бюджета на сезонные полевые работы выделили более 25 миллиардов рублей. В том числе 13,7 миллиарда рублей на возмещение части затрат на уплату процентов по краткосрочным кредитам, чуть меньше пяти миллиардов - на компенсацию части затрат на покупку средств химизации, два миллиарда рублей - на поддержку агрострахования. А это все, помимо прочего, еще и сигналы для аграриев - государство заинтересовано в урожае.

По предварительному прогнозу минсельхоза, в этом году урожай зерна будет
95 миллионов тонн против 97 миллионов тонн прошлого урожая. Прогнозы независимых экспертов на сей раз ниже - 88 миллионов тонн, 90-93 миллиона тонн. Однако это в любом случае значительно больше потребностей страны
(74-77 миллионов тонн по разным оценкам). А с учетом больших остатков прошлого урожая все эксперты не ждут ни дефицита зерна в целом, ни сильного роста цен на него. Последнее обстоятельство аграриев не радует.

И первый вице-премьер Виктор Зубков, и министр сельского хозяйства Елена Скрынник еще зимой предупредили растениеводов: не надо сеять одну пшеницу
(в структуре российского урожая эта культура занимает примерно 60 процентов), давайте больше высокоэнергетических кормовых культур - кукурузы, сои.
В некотором смысле выражением этой идеи стали и объявленные минсельхозом в последних числах марта интервенционные цены на урожай 2010 года - 4200 рублей за тонну продовольственной пшеницы 3-го класса в европейской части страны и
4400 рублей - в Уральском, Сибирском и Дальневосточном округах. Это существенно меньше интервенционных пороговых цен текущего года.

Вместе с тем 4200 рублей за тонну - это вовсе не "цена последней надежды", считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут.
В эффективных хозяйствах себестоимость тонны пшеницы составляет около
3200 рублей за тонну. Так что можно рассчитывать и на маржу. Другое дело, что государство едва ли пойдет на такие массированные закупки, чтобы начисто освободить аграриев от необходимости искать рынки сбыта.

"Сельскохозяйственные предприятия все больше переходят с яровой пшеницы на озимую, которая минимум раза в полтора урожайнее", - объясняет Александр Корбут происходящее. Прошлой осенью озимых посеяли больше 18 миллионов гектаров, это рекорд за последние 15 лет. А яровых зерновых поэтому, может быть, по мнению эксперта, и меньше. Однако чувствительного снижения посевных площадей вице-президент РЗС не прогнозирует - затраты на подготовку полей сделаны с осени, нарушение севооборота обходится дорого, уйти с рынка легко, а вернуться на него год спустя - очень сложно. Об этом отлично известно всем ответственным аграриям. Скорее всего, по мнению Александра Корбута, расширятся посевы кукурузы и сои, которые нужны производителям мяса. А ячменя, который в этом сезоне принес мало дохода, может быть и меньше. От этого не пострадают ни внутрироссийское потребление, ни экспортный потенциал. Хотя для отдельных предприятий и даже районов прощание с пшеницей может оказаться довольно болезненным. Но, с другой стороны, ее производство в избыточном количестве слишком болезненно для налогоплательщиков.


Российская газета” 8.04.2010 г.

Ноу-хау для агропрома


Совместные программы выводят аграрную отрасль на новый уровень.

После успешной реализации совместных научно-технических программ "Лен", "Картофель", "Молоко", "Плодоовощная продукция", обеспечивших новыми машинами и современным оборудованием целые отрасли сельского хозяйства Беларуси и России, наступил черед нового проекта. В начале декабря прошлого года Совет Министров Союзного государства утвердил предложения по разработке новой российско-белорусской программы "Создание импортозамещающего оборудования для производства биологически полноценных комбикормов на основе ресурсо- и энергосберегающих технологий". Ученые коротко называют ее "Комбикорм". Ожидается, что в сентябре проект программы будет утвержден, а с будущего года начнется серьезная работа. За три года аграрии рассчитывают создать импортозамещающие производства кормовых добавок, которые позволят не только существенно нарастить животноводческую продукцию, но и снизить ее себестоимость.

Качественное кормление животных - слабое место и у белорусских, и у российских крестьян. К примеру, изготавливаемый в Беларуси комбикорм на
70-80 процентов состоит из зерна и лишь на 20-25 процентов - из обогатительных добавок, способствующих росту удоев и привесов. В Европе в его составе, наоборот, превалируют различные наполнители и добавки, зерна добавляется максимум
38 процентов. Это и дешевле, и эффективнее. Если, к примеру, в Беларуси сельскохозяйственные предприятия лишь недавно преодолели рубеж четырехтысячных удоев молока от коровы, то в европейских государствах средним годовым уровнем считается 7-8 тысяч килограммов молока. Взять на вооружение зарубежный опыт в кормлении скота мешает отсутствие оборудования для производства различных обогатительных добавок. По данным минсельхозпрода, в прошлом году на их закупку за рубежом было затрачено более 200 миллионов долларов. Россия на это тратит еще больше - 470 миллионов долларов. Главная задача новой программы, которую ученые Беларуси и России разрабатывали на протяжении двух последних лет, - создание специального оборудования для производства обогатительных добавок. Оснащение им комбикормовых заводов избавит от необходимости покупать кормовые добавки за рубежом.

По словам главного научного сотрудника лаборатории механизации приготовления концентрированных кормов Научно-практического центра НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства, доктора технических наук, профессора Владимира Передни, сырья для производства добавок хватит не на один десяток лет. Практически неисчерпаемым ресурсом для минеральных обогатителей кормов являются сапропели, которых немало в Беларуси, для белковых - отходы мясоперерабатывающих заводов, ныне отправляющиеся на свалку.

Стоимость программы - 266 миллионов российских рублей. Ученые считают, что она окупится максимум за три года. Помимо отказа от импорта обогатительных добавок экономический эффект выразится в уменьшении расхода зерна, наращивании выпуска комбикорма, а в итоге - в росте производства молока и мяса. Кроме того, ожидается также, что значительно снизятся затраты энергоресурсов на производство комбикормов, будут созданы новые рабочие места. В следующем году главной задачей, по мнению руководителя проекта с белорусской стороны
Владимира Передни, станет разработка конструкторской документации для выпуска опытных образцов. В 2012-м заказы на их изготовление получат российские и белорусские предприятия. После этого оборудование пройдет приемочные испытания и в случае успеха будет поставлено на поток. Десятки предприятий в России и Беларуси получат заказы, тысячи работников - достойную зарплату.

В Научно-практическом центре НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства не сомневаются в том, что программа "Комбикорм" принесет не меньший эффект, чем программа "Молоко", реализация которой завершилась в 2004 году. Спрос на доильное и холодильное оборудование нового поколения, разработанное учеными Беларуси и России, ежегодно исчисляется сотнями единиц. Заказы выполняются как в России, так и в Беларуси, до этого никогда не производившей подобной продукции. Доход от нее уже в первый год после завершения программы превзошел сумму, затраченную на ее реализацию - порядка 300 миллионов российских рублей. Оборудование, разработанное учеными, постоянно совершенствуется. Программа дала импульс для производства целых серий машин и оборудования. Как отметил заведующий отделом внедрения, развития и организации деятельности НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства Андрей Катлинский, если вначале установки "Елочка" позволяли одновременно доить 12 коров, то сейчас появились модели, рассчитанные на обслуживание 24 и 32 животных. Именно на них сейчас повышенный спрос у крестьян.

Благодаря союзным программам масштабная модернизация затронула не только животноводческую отрасль. На новый уровень вышли и другие сферы АПК.
К примеру, еще лет пять назад к концу зимы на прилавках белорусских овощных магазинов трудно было увидеть отечественные овощи. Причиной была все та же техническая и технологическая отсталость села. Из-за низкой механизации в овощеводстве затраты труда в отрасли были в 20 раз выше, чем, например, при выращивании зерна. По словам заведующего отделом механизации уборки и послеуборочной доработки продукции растениеводства НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства Александра Рапинчука, в Беларуси не было практически ни одной специализированной машины для производства овощей. Справиться с проблемой решили опять-таки совместными усилиями. Результат программы Союзного государства "Плодоовощеводство", выполнявшейся
в 2005-2008 годах, виден на прилавках. Сегодня Беларусь не только полностью обеспечивает себя традиционными морковью, луком, свеклой и белокочанной капустой, но и выращивает редкие когда-то для страны овощи - спаржевую фасоль, цветную капусту, зеленый горошек, различную зелень. 462 миллиона российских рублей, в которые обошлась эта программа, окупились сполна. Разработано 10 новых технологий, 26 видов импортозамещающих машин и оборудования. Тем не менее у овощеводов осталась еще одна ахиллесова пята - выращивание овощей в теплицах и парниках. Практически все оборудование, металлоконструкции для них сегодня завозятся из-за рубежа. Хотя "начинку" для теплиц могли бы производить отечественные заводы. Наработки по этому направлению есть и у российских, и у белорусских ученых-аграриев. Было бы логично продолжить программу "Плодоовощеводство" по разработке технологий и механизации выращивания овощей в закрытом грунте. Требуемая сумма - порядка 200 миллионов российских рублей. Предложения по проекту уже подготовлены и находятся сейчас на согласовании.

Рассчитывают аграрии и на продолжение сотрудничества по льняной тематике. Сельскохозяйственные предприятия, получившие машины для возделывания этой культуры по программе "Лен", действовавшей в конце 90-х годов прошлого века, нуждаются в перевооружении. Новое оборудование ждут также и переработчики. Совместная работа по проекту "Лен-2" уже ведется.

Недавно работа ученых Научно-практического центра НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства получила высокую оценку. Госсекретарь Союзного государства Павел Бородин вручил генеральному директору НПЦ кандидату экономических наук Владимиру Самосюку, первому заместителю генерального директора кандидату технических наук Валерию Чеботареву, доктору технических наук Владимиру Передне и кандидату технических наук Александру Рапинчуку медали "За сотрудничество".


«Сельская жизнь» 30.03.2010 г.

Остановить сокращение посевов льна


Открытое письмо руководителей и фермеров льносеющих хозяйств
Председателю Правительства Российской Федерации, председателю партии
"Единая Россия" ПУТИНУ В.


Уважаемый Владимир Владимирович!

В последнее десятилетие Российская Федерация значительно сократила посевы льна и производство товаров из льноволокна. Мировой рынок льняных товаров заняли другие страны, в том числе Китай, увеличивший производство льноволокна и изделий и из него более чем в 4 раза. Значительный сегмент льняного рынка заняли страны ЕС.

В то же время мировое производство льноволокна издавна было сосредоточено в России. Россия практически была недосягаемым монополистом по производству товаров изо льна. Лен заслуженно назывался исконно русской культурой, являлся национальной гордостью и визитной карточкой. Слава тверских и смоленских, псковских и вяземских льнов и, особенно, изделий из льняного волокна - "северного шелка" - известна в Европе, и в Азии, и в Америке.

Наибольшее развитие льноводство получило при Петре I. Великий император, укрепляя могущество государства Российского, обеспечивая выход великой державы к морским просторам, издал указ "О размножении во всех губерниях льняного и пенькового промысла", в котором властям в губерниях и на местах было строжайше предписано "всячески содействовать и способствовать выращиванию льна и конопли". В короткие сроки был осуществлен целый комплекс мер по расширению посевов и повышению урожайности льна, открытию крупных мануфактур по производству льняных тканей. Государственная казна в значительных объемах наполнялась за счет торговли льном и изделиями из него.

После гражданской войны в тяжелые годы восстановления хозяйства, Российская Федерация от торговли льном получала сотни миллионов рублей золотом, что являлось существенной статьей дохода разрушенной экономики.

За годы Великой Отечественной войны льняной комплекс был почти полностью разрушен. Ведь основные льноводческие районы страны были оккупированы. В этих районах шли самые продолжительные и разрушительные сражения. Учитывая важность льняной отрасли для восстановления экономики страны, расширения экспортных возможностей, восстановлению льноводства уделялось очень большое внимание. Несмотря на все трудности, в отрасль вкладывались огромные средства, появлялось большое количество техники, семян и удобрений. При крайнем недостатке продовольствия льноводам за сданное волокно выдавались бесплатно пшеница и сахар, применялись другие эффективные и значимые меры поддержки и стимулирования производства льноволокна. Решением февральского 1947 года Пленума ВКП(б) ставилась задача довести посевы льна уже к 1948 году
до 1580 гектаров, а валовой сбор льноволокна к 1950 году - до 800 тыс. тонн (для справки: в последние годы в России производится около 50 тыс. тонн льноволокна).

В последние годы вопреки здравому смыслу вследствие проводимой государством аграрной политики в льноводстве, производство льноволокна сократилось более чем в 8 раз (ни одна из отраслей сельского хозяйства не понесла таких потерь). Закрылись и практически ликвидированы сотни льнокомбинатов, льнозаводов и комплексов сельскохозяйственных машин и технологий, стоимость которых исчисляется сотнями миллиардов рублей. Сотни тысяч квалифицированных работников пополнили ряды безработных, резко увеличив расходы на выплату пособий по безработице. Практически полностью прекратилось поступление в бюджет ранее стабильных и значительных доходов от экспортных поставок льна.

Наряду со значительными потерями доходной части бюджета страны, разрушение льняного комплекса привело к социальной напряженности в льносеющих регионах.

Основные площади льна традиционно находятся в Нечерноземной зоне Центральной России, где невелики возможности для получения устойчивых урожаев зерновых и других культур, а лен-долгунец, занимая в структуре площадей
7-8 процентов, давал до 70 процентов дохода льносеющих хозяйств и являлся на протяжении многих столетий основой растениеводческой товарной продукции этого обширного региона.

Вследствие резкого сокращения производства льна происходит невиданная в истории государства деградация большинства регионов Нечерноземной зоны России, которая сопровождается обезлюдением территорий, прекращением обработки почвы, потерей миллионов гектаров пахотных земель, которые обрабатывались даже в экстремально тяжелое для страны время.

Несмотря на то что указанная проблема неоднократно поднимается на различных уровнях, положение дел в льняном комплексе катастрофически ухудшается.

Необъяснимая негативная политика федеральных властей в отношении льноводства особенно проявились в 2010 году, когда сняли, вопреки принятой программе, в буквальном смысле, мизерную субсидию, выплачиваемую из государственного бюджета за реализованное льноводами льноволокно (3 тысячи рублей за 1 тонну волокна).

Уважаемый Владимир Владимирович! Одно из направлений разрешения указанной проблемы - это принятие федеральной долгосрочной национальной программы по восстановлению льняного комплекса России. При этом следует иметь в виду, что, по расчетам экспертов, правильность которых подтверждается историей восстановления льноводства в экстремальных условиях, - даже значительные затраты государства на восстановление льняного комплекса могут окупиться в кратчайшие сроки, и они несовместимы с теми потерями, которые несет государство вследствие разрушения льняного комплекса. Кроме того, это снимет серьезную социальную напряженность в льносеющих регионах страны.

Просим Вас найти возможность рассмотреть очень важную для России обозначенную проблему, и как первый шаг срочно восстановить незначительную федеральную дотацию за реализованное льноволокно и остановить дальнейшее сокращение посевов льна весной 2010 г.

Руководители и фермеры хозяйств Смоленской, Новгородской, Тверской, Брянской, Ивановской, Калужской, Ярославской областей, республик Удмуртия и Татарстан и других льносеющих регионов России.


«Крестьянин» 5.04.2010 г.

По контракту с государством. – Фермерство


Фермерская ассоциация предлагает властям взаимовыгодный компромисс.

В последнее время в фермерской среде активно обсуждается возможность реорганизации всероссийской ассоциации (АККОР) в саморегулируемое объединение. Об этом шёл разговор на ХХI съезде АККОР в Москве, а также на конференции Ростовской областной ассоциации (см. публикации в «Крестьянине» № 9 и № 10).

В своей недавно увидевшей свет книге «Возрождение фермерства в России» интересные соображения по этой теме высказывает почётный президент АККОР Владимир Башмачников.

С разрешения автора мы перепечатываем (с незначительными сокращениями) одну из глав этой книги - «О целесообразности контрактной формы сотрудничества АККОР и государственных органов».

На одном из съездов АККОР, когда в присутствии Г.В. Кулика, в то время руководителя аграрного комитета Госдумы, зашёл разговор о нехватке финансов, опытнейший лоббист, т. е. «выбиватель» из бюджета страны средств на содержание огромной армии агрочиновников, продемонстрировал свои знания арифметики
«по Буренину»: «Что вы плачетесь? Добейтесь, чтобы каждое КФХ заплатило по сто рублей взносов, - вот вам и миллионы».

Логика закономерна и проста. Если фермеры не содержат АККОР - значит, такая ассо­циа­ция им не нужна.

Но, странное дело, на всех съездах АККОР, в том числе и отчётно-выборных, делегаты, приезжающие в Москву за свои «кровные», независимые в финансовом вопросе от руководства и работников аппарата ассоциаций, к такому выводу не приходили. Критиковали, но не разгоняли, а работу признавали либо хорошей, либо удовлетворительной. И в то же время, несмотря на разговоры и уговоры, собираемых взносов, действительно, хватает на 10-15 процентов нашей крайне ограниченной сметы расходов.

Этот феномен объясняется, вероятно, не только степенью удовлетворённости фермеров качеством работы ассоциации. Есть, очевидно, и другие причины. Не берусь за их полный анализ. Но две из них вижу.

Во-первых, это традиционное психологическое сопротивление любым налогам, поборам, взносам. В России оно всегда было сильным, особенно у крестьян.

Во-вторых, социализм приучил наших людей к мысли, что о них должно заботиться государство. Добровольных взносов на содержание органов управления никогда не было. Государственная машина сама подсчитывала и забирала столько дохода, сколько считала нужным. В общем, у новых хозяев не было ни привычки, ни желания платить взносы кому-либо вообще и в АККОР в частности. Эта же причина, по-моему, затрудняла развитие в АККОР платных экономических услуг. Особенно за консультации.

На преодоление таких «традиций» нужно было время, и не малое. Сложная обстановка, в которой развивалось фермерство, этому процессу не способствовала. Образовался порочный круг - фермеры не платят членские взносы, АККОР из-за нехватки квалифицированных специалистов не может расширить объём полезной работы - фермеры, видя это, по-прежнему не платят взносы.

Как вырваться из такой зависимости? Один из реальных путей - использование зарубежного опыта. Немецкий крестьянский союз, например, добивается уплаты членских взносов подавляющим числом членов союза. У них они составляют
60 процентов годового бюджета. При каждом региональном союзе в этой стране созданы сервисные консультационные центры. Хотя они являются самостоятельными юридическими лицами, тем не менее все услуги эти центры оказывают от имени союза и работают только с теми, кто уплатил взносы в союз. Это касается и платных услуг.

Конечно, каждый фермер может обратиться за помощью в какую-нибудь частную коммерческую сервисную организацию, но цены за услуги в своих сервисных центрах ниже, а качество услуг выше, плюс внимательное, уважительное отношение. Так что немецким фермерам есть смысл вступать в Крестьянский союз и не скупиться на уплату взносов.

Было желание перенести этот опыт на нашу почву, но при обсуждении выяснилось, что в большинстве районов и регионов ассоциации не в силах самостоятельно и в короткие сроки создать сервисные консультационные центры. Нужна помощь со стороны государства.

Примером такого взаимодействия может служить опыт Японии. Вскоре после Второй мировой войны в этой стране приступили к аграрной реформе, суть которой состояла в переходе от помещичьей к фермерской кооперативной форме ведения сельского хозяйства. Вновь образуемым фермерам японские власти рекомендовали создать свою общественную, представительскую организацию. При этом законом было определено, что государственные субсидии будут предоставляться только тем хозяйствам, которые вступят в кооперативный союз. Их вступление будет зафиксировано в специальном реестре, с выдачей членских книжек. И в реестре, и в книжке будет отмечаться уплата членских взносов.

Замысел был сугубо прагматичный. Во-первых, такая общественная организация облегчала работу Минсельхоза, взвалив на себя значительный объём черновой работы по обслуживанию многочисленных малых хозяйств. Во-вторых, фермеры, содержащие на свои далеко не символические членские взносы фермерско-кооперативный союз, облегчат работу Минсельхоза по контролю за доведением госсубсидий до крестьянских хозяйств и потребительских кооперативов.

Эта умная схема развития фермерского демократизма и самоуправления была успешно реализована в течение сравнительно короткого времени. А ведь бюрократические традиции в Японии были посильнее, чем в России, а крестьянство - даже пассивнее нашего.

Мы в АККОР разработали вариант «японской схемы», адаптированный к современным российским условиям, с учётом российского законодательства. Его суть в следующем. АККОР готова составить и систематически корректировать реестр крестьянских (фермерских) хозяйств с реальными их характеристиками. В связи с этим ассоциация может принять статус саморегулируемой организации, которая в соответствии с российским законодательством принимает на себя определённые обязательства перед государством за производственно-экономическое поведение своих членов (участников). АККОР готова взять на себя обязательства по обеспечению достоверных сведений о КФХ.

Стимулом, побуждающим фермеров к вступлению в обновлённую АККОР со статусом саморегулируемой организации, могли бы стать субсидии, может быть, один вид прямых субсидий, например на гектар посевов.

Если названное условие будет обеспечено, то дальше схема взаимоотношений между фермерами, АККОР и государством (Минсельхозом) будет похожа на японскую: фермеры начнут вступать в АККОР, соглашаясь с уставным требованием строгой отчётности и обязательной уплаты членских взносов. В результате выигрыш получат все три стороны:

фермеры получат гарантированную финансовую поддержку;

фермерские ассоциации получат надёжный источник средств (по существу, это будет часть государственных субсидий, идущих через фермеров на подпитку бюджета АККОР);

государство сможет систематически получать достоверную информацию о развитии фермерского сектора экономики сельского хозяйства.

Высказываются опасения, что при такой схеме взаимоотношений с государством фермеры могут потерять свободу, что государство их «обуздает».
Но я думаю, что в этих сомнениях больше эмоций, чем здравомыслия. Двадцать лет российские фермеры были свободны... от государственной поддержки. Так может быть, стоит согласиться на потерю части такой «свободы».

Уверен, что АККОР нашла и предлагает полезный компромисс. Руководство Министерства сельского хозяйства РФ согласилось записать в проект ведомственной Программы дальнейшего развития фермерства в стране пункт об экспериментальной, «пилотной» проверке предложенной схемы в нескольких регионах. Донская ассоциация в числе зачинателей этого движения, и, с надеждой на успех, мы будем следить за её опытом.

1   2   3   4


Похожие:

«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал icon04 приглашенный редактор номера
Деловой климат российскую экономику ждет ломка в процессе «слезания с нефтяной иглы»
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconГазета одинцовского района московской области убежи р н
Очередное испытание внезапно обрушилось на головы россиян. Обвал цен, как цепочка
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconПосмотри, честной народ Уважаемый читатель! Ты держишь в руках последний вы
Бабушка! Пойдем еще один раз подпишемся! ти. А тем, кто еще не успел подписаться, со
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconИнновационный рейтинг России (июль 2011)
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ и газета «рбк-daily» представляют очередной выпуск...
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconРаботают 76 научных, проектных и изыскательских организаций, 8 конструкторских бюро, 21 нии уральского отделения ран
Екатеринбург – один из крупнейших научных центров России. Еще в 1920 г здесь был основан Уральский
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconНам надо просто учиться «подстригать газоны» лидеры молодежных организаций россии нашли себя на байкале
...
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconОбзор средств массовой информации
Российская газета: Тарифы выводят на свет. Цены на «коммуналку» в новом году вырастут в среднем на 3 процента Независимая газета:...
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconЗакон о сми ждет модернизация Канкун не остановит глобальное потепление Интерес инвесторов к России улетучивается в правильной пропорции Инновации: Рецепты для «Сколково»
Меркурий-клуб на Краснопресненской обсудит проблемы иммиграции в сегодняшней России
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconЗакон о сми ждет модернизация Канкун не остановит глобальное потепление Интерес инвесторов к России улетучивается в правильной пропорции Инновации: Рецепты для «Сколково»
Меркурий-клуб на Краснопресненской обсудит проблемы иммиграции в сегодняшней России
«Российская газета» 04. 2010 г. России нарисовали трехцветное будущее. Экономику ждет еще один обвал iconЗакон о сми ждет модернизация Канкун не остановит глобальное потепление Интерес инвесторов к России улетучивается в правильной пропорции Инновации: Рецепты для «Сколково»
Меркурий-клуб на Краснопресненской обсудит проблемы иммиграции в сегодняшней России
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница