Российской академии наук




PDF просмотр
НазваниеРоссийской академии наук
страница106/106
Дата конвертации19.10.2012
Размер1.37 Mb.
ТипДокументы
1   ...   98   99   100   101   102   103   104   105   106

 
разложения  демократических  институтов  и  их  подмену  симулакрами  «виртуальной 
демократии», прежде всего в форме интернет-сообществ и глобальных электронных 
СМИ.  В  рамках  стремительно  экспансирующей  сегодня  «виртуально-сетевой  демо-
кратии» ключевыми по эффективности практиками массовой мобилизации оказыва-
ются  пиар-  и  флэшмоб-технологии, «борьба  за  идентичность»  и  политики  идентич-
ности.  
Напротив,  традиционные  представления  о  национальном  государстве  и  демо-
кратии проблематизируются. Итак. В какой мере сегодня демократия является уни-
версальной моделью политической организации современного общества, насколько 
неоспоримы ее претензии на эту роль? В какой мере возможен пересмотр таких осно-
вополагающих принципов современной политики как национально-территориальное 
государство и представительная демократия (с приложениями к ней в виде принци-
пов социального государства)? Что может практически означать такой пересмотр, и к 
каким  последствиям  он  может  привести?  Какие  рамочные  условия  предполагает,  и 
какие «степени свободы» предусматривает? В какой мере пересмотр этих принципов 
политической организации будет содействовать решению проблемы совершенство-
вания мирового порядка и демократической организации политической жизни совре-
менных  сообществ?  Какие  смыслы,  ценности  и  нормы  соотносятся  сегодня  с  пред-
ставлениями  о  демократическом  социальном  порядке  и  об  ожидаемых  в  нем  пере-
менах?  
Поставленные  вопросы  могут  рассматриваться  по  крайней  мере  в  двух  аспек-
тах.  В  русле  глобалистских  тенденций  основами  будущего  миропорядка,  возникаю-
щего в ходе демонтажа ранее выстроенного и охватывающего весь мир континуума 
национально-территориальных  государств,  становятся  наднациональные  структуры 
современных  финансово-промышленных  корпораций,  координируемые  и  интегри-
руемые  глобальным  рынком,  дополняемые  еще  по  большей  части  эфемерными  и 
далекими от институционализации структурами так называемого «глобального граж-
данского общества».  
В  традиционной  оптике  Современного  общества  речь  идет  о  проблематизации 
очередного  кризиса  развития  проекта  Modernity.  Текущий  кризис  международной 
системы национально-территориальных государств и построенного на ее основе ми-
рового порядка может оказаться всего лишь кризисом роста, результатом которого 
станет обновление системы и обретения ею нового качества. Либо же этим кризисом 
будут  обозначены  пределы  развития  этой  системы,  ее  эволюционно-исторические 
границы,  сформирован  императив  перехода  к  новым  принципам  миропорядка  «без 
наций и территориально-государственных границ».  
В целом же опыт существования в стремительно меняющемся мире понужда-
ет  к  пересмотру  привычных  представлений  об  «устойчивом  развитии»  как  глобаль-
ной  политической  цели.  Скорее  следует  говорить  о  стабильности  развития  как 
проблеме, нуждающейся в переосмыслении. Необходим переход к постановке более 
ограниченных  и  более  реалистичных  целей,  целей  «управления  кризисами».  Не  с 
несбыточной  целью  их  упразднения,  а  с  целью  локализации  их  деструктивных  по-
следствий  и  использования  их  преобразующего  потенциала  для  формирования  ус-
ловий будущего развития и обнаружения его новых перспектив. Как известно, разви-
тие в сложных системах реализуется преимущественно за счет их систематического 
и интенсивного обновления через кризисы, стимулирующие дифференциацию и ди-
версификацию доступных им эволюционных траекторий. 
 
 
 

147 
 

 
Е.Ш.Гонтмахер, Н.В.Загладин. Заключение.  
Глобальный кризис, начавшийся в 2008 г., был не только очередным потрясе-
нием,  присущем  циклически  развивающейся  рыночной  экономике.  Речь  идет  о  вы-
зревавшем в течение примерно двух последний десятилетий системном кризисе, за-
трагивающим  базовые  принципы  функционирования  государства,  общественного 
развития,  применения  международно-правовых  норм,  функционирования  основных 
институтов мировой экономики.  
 
Здесь следует уточнить, что следует понимать под «системным кризисом». В 
свое время, В.И.Ленин определял революционную ситуацию как положение, при ко-
тором «верхи» не могут, а «низы» не хотят жить по-старому. В принципе, симптомы 
наличия подобной ситуации намечаются и в России. «Верхи» начали понимать: при 
существующем  уровне  коррупции,  сырьевой  ориентации  экономики,  продолжаю-
щемся оттоке капиталов и интеллекта из страны Россия очень скоро превратится в 
третьестепенную  державу,  неспособную  сохранить  свою  территориальную  целост-
ность, а это может привести и к утрате ими власти. «Низы» уже все более явно про-
являют  свое  нежелание  терпеть  коррумпированных  чиновников,  да  и  саму  власть, 
явно  демонстрирующую  свою  ограниченную  способность  решить  стоящие  перед 
страной и обществом проблемы. 
 
«Системный  кризис»,  представляется,  существенно  отличается  от  «револю-
ционной  ситуации».  Он  подразумевает  наличие  противоречий,  которые  не  могут 
быть  решены  в  рамках  преобладающих  парадигм  мировосприятия,  но  совершенно 
не факт, что данные противоречия незамедлительно вызовут какие-либо серьезные 
коллизии. Они, скорее всего, становятся их источником опосредованно, проявляются 
неодинаково в странах, принадлежащих к различным цивилизационным общностям. 
 
Большая  часть  дискуссий,  идущих  вокруг  происходящих  перемен,  связана  с 
вопросом  о  том,  в  какой  степени  государство,  под  влиянием  происходящих  в  мире 
перемен, утрачивает свой суверенитет, как меняются его функции. В действительно-
сти,  изменения  касаются  фундаментальных  основ  развития  мировой  цивилизации. 
Они на протяжении многих веков были связаны с эволюцией и совершенствованием 
государства. Именно государство выступало главным структурообразующим факто-
ром человеческого социума. Оно взаимодействовало с обществом на контролируе-
мых  территориях,  влияя  на  него – и  меняясь  в  соответствии  с  его  требованиями  и 
запросами.  Взаимоотношения  государств  определяли  характер  международных  от-
ношений,  их  тип  и  эволюцию.  Такая  ситуация  сохранялась  вплоть  до  середины  ХХ 
века. 
 
Затем, исподволь, постепенно и не очень заметно для современников, начал-
ся процесс эрозии государства, т.е. утраты им способности выступать системообра-
зующим звеном мировой цивилизации. Этот процесс можно сравнить с постепенным 
разрушением несущих конструкций очень старого дома из-за действий жильцов, не-
продуманно модернизирующих свои квартиры. 
 
Государства  добровольно  передавали  часть  своих  функций  наднациональ-
ным,  международным  организациям,  принимая  обязательства  выполнять  их  реше-
ния; либерализовывали внешнюю торговлю и международные финансовые транзак-
ции, порой получая от этого немалые дивиденды. 
 
В итоге уже сейчас начала складываться парадоксальная ситуация, когда го-
сударства  мира  формально  суверенны,  по  форме  выступают  системообразующей 
структурой  мировой  цивилизации,  но  по  сути  дела,  большинство  из  них  начинают 
превращаться в беспомощные «пустышки». 
 
Прежде всего, при достигнутом уровне международного разделения труда они 
стали  экономически  взаимозависимыми  и  взаимоуязвимыми,  что  уже  ограничивает 
свободу не только маневра на международной арене, но и выбора внутренней соци-
148 
 

 
ально-экономической политики. Ключевые позиции в мировой экономике перешли в 
руки ТНК и ТНБ, которые далеко не всегда действуют в интересах стран своего про-
исхождения,  обладают  ресурсами,  позволяющими  им  диктовать  свою  волю  многим 
правительствам  формально  суверенных  государств.  Последние  уже  утратили  кон-
троль  над  транзакциями  капитала,  их  «утечка»  или  «приток»  поддаются  лишь  при-
близительным оценкам. Потеряна монополия и на применения насилия: частные во-
енные  и  охранные  структуры  действуют  вполне  самостоятельно,  более  того,  госу-
дарство  часто  прибегает  к  их  услугам.  В  значительной  мере  стал  неэффективным 
контроль и над миграционными процессами, большинство ранее однонациональных 
государств,  регионов  и  городов  уже  превратились  в  конгломераты  конфликтующих 
этносоциокультурных общин. 
 
Самостоятельную роль в мировой политике приобрели неправительственные, 
негосударственные структуры, что уже, фактически, получило официальное призна-
ние. Так, США, сильнейшее государство современности, де-факто состоят в состоя-
нии войны с «Аль-Каидой» и иными структурами наркокриминального и террористи-
ческого  «Интернационала»,  не  имеющими  ни  государственности,  ни  собственной 
территории. 
 
В  ситуации  информационной  глобализации  государства  не  в  состоянии    кон-
тролировать  контент  Интернета,  в  том  числе  и  несущий  вызовы  властным  структу-
рам.  На  национальной  и  международной  арене  все  чаще  в  качестве  влиятельных 
субъектов  политики  выступают  различные  сетевые  сообщества,  НПО,  НГО,  имею-
щие собственные соответствующие сети.  
 
Если суммировать происходящие перемены, то, вероятно,  придется говорить 
не о «десуверенизации» государства, а о «деэтатизации» мирового развития,  огра-
ничении  возможностей  государства  влиять  на  ход  процессов,  протекающих  в  том 
числе и на его территории.  
 
Наиболее  точно  передает  суть  протекающих  процессов  термин  «глокализа-
ция», предолженный английским социологом Р. Робертсоном в 1992 г. в книге “Glo-
balization: Social Theory and Global Culture”. Он предполагает, что глобализация, по-
вышающая роль наднациональных политических, военных и экономических институ-
тов  сочетается  с  партикуляризацией  регионов  (областей),  стремящихся,  помимо 
своих  государств,  принять  участие  в  глобализационных  процессах  и  в  то  же  время 
усиленно проявляющих стремления к сохранению собственной самобытности. 
 
Речь  не  идет  об  «отмирании»  государства.  Исторические  аналогии,  конечно, 
относительны, но происходящее в современном мире напоминают трансформации, 
произошедшие в Европе на рубеже перехода от средневековья к Новому времени. В 
Европе (особенно, в раннем средневековье) главной системообразующей силой вы-
ступала  католическая  церковь.  Континент  был  раздроблен  на  сотни  и  тысячи  коро-
левств,  герцогств,  графств,  баронств,  живущих  преимущественно  натуральным  хо-
зяйствам.  Крупные  протогосударственные  образования  возникали  в  результате  за-
воеваний, династических браков, по праву наследований – и столь же быстро распа-
дались. Единственным стержнем, консолидирующем европейскую цивилизацию вы-
ступала католическая церковь. Она не только имела представительство во всех про-
тогосударствах Европы, но и обладала контролем над их вооруженной силой (право 
привлекать  их  к  крестовым  походам),  собственными  вооруженными  силами  (подчи-
нявшиеся Ватикану рыцарские ордена)  судебной властью на территории всей Евро-
пы (суды инквизиции), возможностью собирать налоги (церковная «десятина»), пра-
вом ниспровергать светских владык отлучением их от церкви. 
 
Становление более или менее стабильных государств с сильной централизо-
ванной  властью  монархов,  обретающем  единство  внутренним  рынком,  централизо-
ванной  системой  сбора  налогов,  собственной,  достаточно  сильной  армией  объек-
149 
 

 
тивно  сужало  власть  римско-католической  церкви,  с  чем  она  мириться  не  желала. 
 
Решение вопроса о том, какая структура – церковь или государство будут до-
минантными,  заняло  несколько  веков,  породило  религиозные  расколы  и  кровопро-
литные войны. Спор был формально завершен с окончанием Тридцатилетней войны 
(1618-1648 гг.) и заключением Вестфальского мира, одно из важнейших его положе-
ний гласило – «чья власть, того и вера». Светские, основанные на государственном 
суверенитете  принципы  построения  общественно-политической  жизни  восторжест-
вовали. 
 
Что  в  данной  исторической  аналогии  обращает  на  себя  внимание?  Прежде 
всего, римско-католическая церковь не прекратила своего существования, более то-
го, во многих странах (Южная Европа, Латинская Америка, Ирландия, Польша и др.) 
она  не  только  сохранила  большое  значение  как  имманентная  часть  национальной 
культуры,  но  и  обладает  существенным  политическим  влиянием.  Далее,  обращает 
на  себя  внимание  то,  что  попытки  Ватикана  противостоять  силой  порожденными 
объективными  тенденциями  перехода  ключевых  рычагов  контроля  над  Западной  и 
Центральной  Европой  в  руки  светской  власти  возникающих  национальных  госу-
дарств  привели  к  массовому  кровопролитию,  истощившему  ресурсы  многих  стран. 
Так, по разным оценкам, в итоге Тридцатилетней войны погибло от 1/3 до ½  насе-
ления германских государств. 
 
Разумеется,  исторические  аналогии  весьма  условны,  но  извлекать  уроки  из 
прошлого необходимо. В современном мире, бесспорно, налицо тенденция «перете-
кания»  властных  полномочий  во  всех  сферах  общественной  жизни  от  государств  к 
наднациональным  и  транснациональным  структурам,  а  одновременно – роста 
стремлений районов крупных государств к автономии или даже независимости. Так-
же очевидно, что многие политические лидеры, как и Ватикан в свое время, стремят-
ся противостоять трендам, которые они рассматривают как противоречащие нацио-
нально-государственным  интересам  своих  стран  и  их  народам.  При  этом  не  учиты-
вается, что данные тренды существуют как объективная реальность, они «просчиты-
ваются» на базе современных методик мир-экономического, социологического и со-
циокультурного анализа. Стремления противостоять тенденциям к переменам лишь 
делают осуществление этих перемен более тернистым, чреватым дестабилизацией 
на обширных территориях.  
 
Современный, переходный период характеризуется наибольшей турбулентно-
стью и непредсказуемостью. Но вполне вероятно, что к концу XXI века значительная 
часть  функций  современного  государства  перейдет  к  органам  местного  самоуправ-
ления различных уровней, а само государство станет своего рода исполнительным 
органом выполнения решений, принимаемых наднациональными, международными 
и региональными институтами. 
Трансформация государства приведет к изменению структуры и функций гра-
жданского общества. С одной стороны, его активность сконцентрируется на низовом 
уровне,  решении  местных,  локальных  проблем.  С  другой,  влиятельной,  системооб-
разующей силой нового века, способной влиять на глобальную повестку дня надна-
циональных управляющих структур  станут реальные и виртуальные трансграничные 
сетевые  сообщества.  Противоборствующие  трансграничные  сетевые  структуры, 
способные организовывать спонтанные массовые акции на территории десятков го-
сударств, скорее всего, заменят современные политические партии.  
 
 
 
 
 
 
 
 
150 
 

1   ...   98   99   100   101   102   103   104   105   106


Похожие:

Российской академии наук iconОбщего собрания российской академии наук
«О работе Комиссии Президиума ран по совершенствованию структуры Российской академии наук»
Российской академии наук iconРоссийская академия наук институт государства и права
Ибадова Лейла Тофиковна кандидат юридических наук, научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук
Российской академии наук iconАнтикризисное управление
В. А. Баринов — д-р экон наук, профессор кафедры государствен­ного управления и менеджмента Российской экономической ака­демии им....
Российской академии наук iconФедеральная целевая программа «интеграция» Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Академия управления и предпринимательства
Камышов В. М., ректор Уральского государственного экономического университета, профессор, д-р хим наук
Российской академии наук iconБаринов В. А. Б24 Антикризисное управление: Учебное пособие
В. А. Баринов — д-р экон наук, профессор кафедры государствен­ного управления и менеджмента Российской экономической ака­демии им....
Российской академии наук iconО проведении первого открытого конкурса
Конкурс проводится при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, Сибирского отделения Российской академии...
Российской академии наук iconУправление качеством
А. Я. Киоанов; канд техн наук, акад. Академии проблем качества рф, д-р коммерции, зав кафедрой Академии стандартизации
Российской академии наук iconАктуальные проблемы экономического взаимодействия
Нис) и Российской академии наук (ран) в Институте международных экономических и
Российской академии наук iconКраткая справка по выступающим экспертам
Заслуженный деятель науки рф, действительный член Российской академии естественных наук
Российской академии наук iconДействительный член Российской академии наук
Уважаемые коллеги, большое спасибо за возможность поделиться с вами отдельными соображениями
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница