Оглавление хроника мапрял




НазваниеОглавление хроника мапрял
страница8/14
Дата конвертации21.10.2012
Размер1.68 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Архипкина О. С. Реконструкция субъективного семантического пространства, означивающего эмоциональные состояния// Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. 1981, № 2, с.40-44.


Бондарко А. В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка. М., 2002.

Задикян А. И. Сборник душевно-духовных проблем для познания жизни человека. М., 2000.

Изард К. Э. Психология эмоций. СПб., 1999.

Ионова С. В. Эмотивность текста как лингвистическая проблема: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Волгоград, 1998.

Краткий толковый словарь русского языка/ Под ред. В. В. Розановой. М., 1985.

Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб., 2000. С. 664-666.

Никольская И. Г. Интеллектуальная эмоция сомнения в русской языковой картине мира // XXXIV международная филологическая конференция. Вып. 17. СПб., 2005. С. 87–90.

Новый объяснительный словарь синонимов русского языка/ Под общим рук. акад. Ю. Д. Апресяна. М., Вена, 2004.

Орлов Ю. М. Стыд. Зависть. М., 2005.

Ортни А., Клоур Дж., Коллинз А. Когнитивная структура эмоций// Язык и интеллект. Пер. с англ. и нем./ Под ред. В. И.Герасимова и В. П. Нерознака. М., 1995.

Словарь русского языка: В 4-х т./ Под ред. А. П. Евгеньевой. М., 1981-1984. – МАС

Словарь синонимов русского языка: В 2-х т./ Под ред. А. П. Евгеньевой. М., 2001.

Словарь современного русского литературного языка: В 17 т./ Отв. ред. Ф. П. Сороколетов, Ф. Ф. Филин. М., 1950-1965. - БАС

Шаховский В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987.

Шадриков В. Д. Введение в психологию: эмоции и чувства. М., 2002.


ДЕБЮТ


Новые явления в употреблении формул приветствия

в современных средствах массовой информации


Пахомова И.Н. (Россия)


Приветствие – вербальное и / или невербальное этикетное действие, призванное выразить уважение, доброжелательность к адресату при встрече.

Приветствие обязательно при встрече со знакомым. Фразы: «Он со мной не здоровается», «Прошёл не поздоровался», «Не подал руки и т.п. означают остроконфликтную ситуацию: ссору, обиду, отчуждение. Вежливое или радушное приветствие в адрес знакомого, приятеля, родственника, как правило, сопровождается обращением к нему: Здравствуйте, Николай Петрович! Здравствуй, мама!

Нередко общение знакомых ограничивается обменом приветствиями. Этого оказывается достаточным для соблюдения норм этикета.

Во многих случаях приветствие как проявление вежливости необходимо и при встрече с незнакомыми. Например, когда человек оказывается в незнакомой компании, в которой ему предстоит повести какое-то время; при обращении к незнакомому с намерением расспросить или попросить его о чём-либо; при общении с должностными лицами или посетителями в учреждении, фирме и т.п. В некоторых русских деревнях и сёлах ещё сохраняется обычай здороваться не только со знакомыми, но и с незнакомыми людьми.

Во многих странах Европы здороваются с незнакомыми, входя в лифт, здороваются с продавцами и т.д., тем самым включая себя и партнёра в круг «своих», исполняющих соответствующую роль: пассажиры лифта, покупатель и продавец и т.д.

М.А. Кронгауз в докладе «Речевой этикет: внешняя и внутренняя типология» отмечает, что в настоящее время безусловный интерес представляют регулярные различия в области приветствия, особенно если говорить не о выборе той или иной формы, а о совершении или несовершении акта коммуникации, то есть о выборе между говорением и молчанием. Автор рассматривает три стандартных ситуации, которые можно условно обозначить как Дом, Безлюдная местность, Магазин.

В первом случае в городском7 многоквартирном Доме (в подъезде, в лифте, на лестнице и т. п.) встречаются два незнакомых человека, и при этом не предполагается никакая коммуникация. В этой ситуации европейцы, как правило, здороваются, а русские нет. Более того, двое незнакомых русских в лифте не здороваются, даже если предполагается минимальная коммуникация типа «Вам какой этаж?»

Во втором случае в Безлюдной местности (в горах, в лесу и т. п.) встречаются два незнакомых человека, и при этом, как и в первом случае, не предполагается никакая коммуникация. В этой ситуации европейцы также здороваются, а русские необязательно.

Первые две ситуации сходны в том смысле, что незнакомые люди встречаются в некоем пространстве, выделенном из «большого» мира. Дом или Безлюдная местность являются своего рода малыми пространствами, где для европейцев все незнакомцы как бы автоматически становятся «своими». Это не происходит, например, на площади в городе, даже если на ней в какой-то момент оказываются всего два человека. Для русских таким малым пространством становится не Дом, но, например, Квартира. Если, находясь в гостях, два незнакомых человека столкнутся на кухне или в коридоре, то они, безусловно, поздороваются. Интересно, что, по-видимому, такие же этикетные правила действуют в русской деревне, где два незнакомых человека обычно здороваются, встречаясь на пустынной улице.

В третьем случае речь идет о Магазине, где происходит стандартная коммуникация покупателя с продавцом, например «Мне двести грамм колбасы, пожалуйста» или «Мне, пожалуйста, вот этот кусочек сыра», или с кассиром при оплате покупки. Вежливая коммуникация на русском языке не подразумевает приветствия, для европейцев же обмен приветствиями практически обязателен. Ситуацию Магазин можно обобщить и рассматривать в целом ситуацию профессиональной коммуникации «клиент – лицо, выполняющее служебные обязанности». Сюда относится и общение в различных сферах сервиса, в транспорте (например, между водителем автобуса и пассажиром или между кондуктором и пассажиром). Если речь идет о стандартной профессиональной коммуникации (Ваш билет, пожалуйста, У вас можно купить билеты? и т. п.), в русском речевом этикете приветствия не только не обязательны, но, скорее, неестественны и выглядят странно.

Таким образом, в отличие от европейского этикета русский не требует приветствия от незнакомых людей в ряде ситуаций, а именно – ни при отсутствии дальнейшей коммуникации, ни при краткой стандартной коммуникации, в том числе коммуникации типа «лицо, выполняющее служебные обязанности – клиент». Приветствие в такой ситуации может восприниматься русским как в некоторой степени прелюдия к возможной агрессии, в лучшем случае – к нежелательному разговору (например в лифте).

Как и всякое социально заданное привычное поведение, вежливость контрастно обнаруживается при её нарушении. Нарушения фиксируются сознанием адресата а) при неисполнении ожидаемых знаков – не поздравил с праздником, не поздоровался, не поблагодарил, не извинился и т.д.; б) при выборе неуместного знака, не подходящего к ситуации, ролевым и личностным отношениям партнёров. Так Приветствую (вас)! может быть высказыванием либо интеллигента старшего/среднего поколения, чаще в официальной обстановке (в норме), либо языковой игрой коммуниканта с иными социальными признаками и в иной обстановке.

В настоящее время ведущие теле- и радиопрограмм нередко используют подобную стилистически повышенную формулу в обычной обстановке, как мы полагаем, для того, чтобы сделать отношения со слушателями или телезрителями более доверительными и свободными:

Приветствую вас, дорогие друзья! После рекламной паузы я расскажу вам, где и когда появился танец «Танго» (ведущая радиопередачи, «Авто Радио», 2006г.)

В настоящее время большее распространение получило еще одно телевизионное приветствие: Доброй ночи! Его возникновение связано с появлением новой по сравнению с советским временем реалии – ночного телевидения. Это приветствие стали употреблять телеведущие под влиянием разложения этикетных формул Доброе утро!, Добрый день! и Добрый вечер!, позднее оно было подхвачено телезрителями, задающими вопросы в прямом ночном эфире.

Формула Доброй ночи! возникла не только под влиянием формул приветствия Доброе утро!, Добрый день! и Добрый вечер!, но и под влиянием упомянутой уже формулы Спокойной ночи! Только этим может объясняться родительный падеж существительного, что как раз отличает новую формулу от трех уже существующих формул приветствия. Но родительный падеж фактически означает, что мы имеем дело с пожеланием: (желаю вам) спокойной ночи, а пожелания стандартно используются именно в качестве формул прощания, употребление многих из них уже закреплено в языке: Счастливого пути!, Удачи! и т.д. Например:

- Игорь, здравствуйте!

- Доброй ночи! (ведущий и гость радиопередачи «Неформат», «Русское радио», 2005г.)

Сегодня в текстах Интернета употребляются этикетные формулы: Доброго времени суток! и Доброе время суток! В прессе сейчас встречается приветствие Доброе время! Появление формулы Доброго времени суток! возможно связано с такой формулой, как Доброй ночи! (р. п.), а формул Доброе время суток! и Доброе время! - с формулами Добрый день! Доброе утро! Добрый вечер! (им. п.). В качестве приветственных фраз могут употребляться утвердительные (констатирующие) предложения, пожелания и поздравления.
В приветственных и контактоустанавливающих фразах существительные в основном употребляются в именительном падеже (например, Доброе утро! Отличная погода! и т. п.). Это можно объяснить тем, что произносящий такую фразу как бы констатирует, что утро доброе, а погода отличная, и ожидает получить приблизительно такой ответ: утро действительно доброе, погода действительно неплохая. Таким образом, устанавливаются отношения между собеседниками. Приветственные формулы могут выступать в виде поздравлений: С добрым утром! (творительный падеж).

Сегодня редко встречаются приветственные формулы в виде пожеланий (Доброго Вам дня), но в XIX веке такие приветствия были распространены: "Доброго дня желаю любезному другу и благодетелю Ивану Ивановичу!" - отвечал городничий (Н. Гоголь). Формулы-пожелания в современном этикете более характерны для прощания и напутствия собеседника, чем для приветствия: Доброй (вам) ночи (желаю)! Спокойной (вам) ночи! Хорошего (вам) дня! Хороших выходных и т. п. В связи с тем, что в последнее время пожелание Доброй ночи стало употребляться как ночное приветствие. Возможно, этикетной формуле Доброй ночи! обязано появлением приветствие Доброго времени суток! (наряду с Доброе время суток!). Может быть, появление фразы Доброго времени суток! восходит к приветствиям-пожеланиям XIX века.

Формулы Доброго времени суток! Доброе время! способствует созданию осо­бой атмосферы доброжелательности и непринужден­но­го общения. Основная цель журналиста или радиоведущего – с по­мо­щью этикетных высказываний выразить свое хорошее отношение к слушателю (читателю), привлечь аудиторию, не потерять прежних слушателей (читателей) и добавить новых. Например:

Доброго времени суток! С вами «Авто Радио» (ди-джей радиостанции «Авто Радио», 2006 г.).

Таким образом, в настоящее время в СМИ встречаются такие окказиональные формулы приветствия как: Доброе время! Доброго времени суток! Это связано с раскрепощённой, свободной манерой общения в современных средствах массовой информации. С появлением большого количества ночных программ сейчас нередко в качестве приветствия употребляется формула Доброй ночи!

Следует отметить также, что произошел определенный сдвиг русского речевого этикета в сторону европейского. Прежде всего, речь идет о стандартной ситуации Магазин. Эта ситуация, в отличие, например, от ситуаций в транспорте, в медицинских учреждениях и др., попадает в сферу корпоративного этикета. Во многих крупных магазинах Москвы действует свой обязательный корпоративный этикет. Так, продавец или кассир в таком магазине обязательно здороваются с клиентом. Не ответить в данном случае на приветствие было бы откровенной грубостью, поэтому, как следствие, постоянные покупатели сами начинают здороваться с продавцами и кассирами.


Лит-ра:

  1. Гольдин В.Е. Речь и этикет. – М.: Просвещение, 1983

  2. Формановская Н.И. Культура общения и речевой этикет. – М.: издательство ИКАР, 2002 а.



Образная парадигма с компонентом «глаза»

(на материале русского, английского, татарского языков)


Г.А. Садриева (Россия)


Наиболее ярко национально-культурное своеобразие языкового воплощения знаний человека о мире проявляется в образных средствах языка, реализующих в своей семантике уподобление различных объектов окружающего мира по принципу аналогии. При этом образное видение мира имеет лингвистическую детерминированность, поскольку базируется на закрепленных в языковых единицах образах, общепринятых для определённой языковой культуры, связанных с мифологическими, религиозными представлениями нации, с социально-историческим, духовно-нравственным и практическим, бытовым жизненным опытом народа. [4]

Комплексные единицы образного строя языка представлены различными типами образных парадигм. Под образной парадигмой понимается «как сам инвариант, так и множество образов, в которых он реализуется» [2: 53]. При этом под инвариантом образа понимается «сложный смысл X → Y; где X и Y – понятия, находящиеся в отношении противоречия, а стрелка показывает направление отождествления X и Y. При этом X и Y есть инварианты лексических рядов, X – того, что отождествляется, а Y – того, с чем происходит отождествление» [2: 52]. То, что отождествляется (X), принято называть левым компонентом парадигмы (референтом), а то, с чем происходит отождествление (Y), - правым компонентом парадигмы (агентом).

Н.В. Павлович выделяет 4 типа образных парадигм с учетом характера элементов X и Y : 1) имя → имя; 2) свойство → свойство; 3) действие → действие; 4) ситуация → ситуация.

В своей работе основное внимание мы уделяем рассмотрению первого типа образных парадигм «имя» → «имя» как наиболее распространенного типа отождествления. Другие виды образных парадигм встречаются не так часто и скорее дополняют данный тип парадигмы.

Внутри образной парадигмы наблюдается сложный комплекс гипо-гиперонимических отношений – отношений включений. Макропарадигмы включают в себя большие парадигмы, состоящие из малых парадигм. Малые парадигмы в свою очередь включают в свой состав микропарадигмы, в рамках которых выделяются частные модели. При рассмотрении образных парадигм применяется дедуктивный метод: от макропарадигмы к микропарадигме.

В статье впервые предпринята попытка подробного сопоставительного рассмотрения наиболее частотных образных парадигм с левым компонентом «глаза» в английском, русском и татарском языках. При этом объектом исследования являются английские, русские и татарские образные средства, репрезентирующие концепт «красота», поскольку именно метафоры, образные сравнения и метафорические эпитеты, больше чем какие-либо другие средства языка, дают нам возможность увидеть национально-культурную специфику языка, отраженную в особом семантическом функционировании языковых единиц. Еще Веселовский А.Н. об устойчивых образах сказал: «… это кадры, в которых привыкла работать мысль, и без которых она обойтись не может» [1]. Рассмотрение в сопоставительном аспекте образных средств, функционирующих в разноструктурных и разнотипных, генетически неродственных языках, в зеркале эстетической системы разных социумов дает ключ к объяснению основ мировоззрения, а также глубинных мотивов поведения как отдельного человека, так и нации в целом.

Данная работа посвящена сопоставительному описанию структурно-семантических особенностей образных парадигм, левыми компонентами которых являются наиболее употребительные соматизмы «глаз» в русском языке, «күз» в татарском языке и «eye» в английском языке. Эмпирически, исходя из материала исследования, все традиционные образы с данными соматизмами мы разделили на большие и малые парадигмы. Малые парадигмы в свою очередь делятся на микропарадигмы. При выделении больших, малых парадигм и микропарадигм мы руководствуемся процедурой вертикального анализа как одного из вариантов компонентного анализа. В вертикальном измерении мы сравниваем значения, стоящие на разных уровнях иерархии родовидовых отношений, т.е. значения гиперонимов со значениями гипонимов.

В рамках макропарадигмы глаза → y в сопоставляемых языках мы выделяем следующие большие парадигмы с левым компонентом «глаза»: глаза → свет, глаза → растение, глаза → животное, глаза → вещество, глаза → продукты, глаза → пространство.

Наиболее продуктивная большая парадигма в рассматриваемых языках глаза → свет имеет глубокие корни. Глаза олицетворяли солнце и луну. В западной традиции правый глаз считается символом активного и солнечного начала, левый – пассивного и лунного (система, противоположная восточной традиции) [3: 57]. Свет является символом рая, чистоты, мудрости, величия, радости и красоты.

Большая парадигма глаза → свет включает следующие малые парадигмы: глаза → огонь, глаза → звезда, глаза → луч, в основе которых лежит сема «яркий».

Сопоставление глаз с огнем характерно как для англичан, так и для русских и татар. Огонь – земное воплощение солнца, поэтому он во многом разделял символику солнца. В основе отождествления глаз с огнем во всех трех языках лежит сема «яркость».

Так, прямое указание на сложный образ глаза-огня происходит с помощью сравнений (күзләре ут кебек,, күзләре утлы күмер кебек в татарском языке; глаза как [раскаленные] угольки/угли в русском языке; eyes like live coals, eyes like cinders, eyes like fire, eyes like flame в английском языке), эпитетов (ут күзле (күз), утлы күзләр в татарском языке; огненные глаза, искрящиеся глаза в русском языке; fiery eyes, sparkling eyes, glowing eyes, burning eyes в английском языке), глагольных метафор (яну в татарском языке; гореть, искриться в русском языке; sparkle, glow в английском языке).

В английском и русском языках также происходит отождествление глаз со свечами: «Her eyes are candles burning in a shrine» (James Thuber, The Thirteen Clocks). «…И как роза румяна, а бела, что сметана; Очи светятся будто две свечки!» (А.С. Пушкин).

Малая парадигма глаза → звезда в исследуемых языках выражается с помощью сравнений: глаза как звезды/звездочки в русском языке; күзләре йолдыз кебек/ төсле в татарском языке; eyes like stars в английском языках. Только в татарском языке мы встречаем глагольную метафору йолдызлану (күзләр йолдызлану): «Егет сайлаучы кыз картайды… күзенең йолдызланган нурларын да ирсез үткән гомерләр урлаган» (Г. Тукай).

Отличительной особенностью английского языка является выражение искомой парадигмы с помощью эпитета starry: starry eyes.

В основе парадигмы глаза → луч лежат эпитеты (нурлы (күзләр) в татарском языке; лучистые (глаза) в русском языке), глагольные метафоры (нурлану (Бәхеттән күзләр нурланды) в татарском языке; лучиться в русском языке): «Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного …» (Толстой Л.Н. Война и мир).

По аналогии с парадигмой глаза → свет, в основе которого лежит сема «блеск», глаз ассоциируется со всеми предметами, которые так или иначе могут светиться, отражать свет, блестеть. Таким образом, развитие традиционной большой парадигмы глаза → свет в исследуемых языках идет от традиционного образа глаза → свет, к таким как глаза → огонь, глаза → звезда, глаза → луч.

Следующая образная большая парадигма глаза → растение также достаточно традиционна для англичан, русских и татар. Она включает следующие малые парадигмы: глаза → цветы, глаза → плоды.

Малая парадигма глаза → цветы существует только в английском и русском языках. Очень часто называются конкретные виды цветов. Набор цветов в целом повторяется: незабудки, колокольчики присутствуют как в английском, так и в русском языках (eyes like a bright blue-bell – глаза как колокольчики).

Данная парадигма выражается в основном с помощью сравнений. В большинстве случаев сравнения строятся на основе сходства цвета, чаще всего голубого или синего: eyes blue like forget-me-nots, eyes like dark blue pansies в английском языке; глаза как незабудки в русском языке.

Цвет может через посредство растения – типичного носителя цвета – выступать как идентифицирующий знак этноса и выражать национальные символы через свои цветовые составляющие. Так, василек и лен являются прототипами и выразителями любимого в России синего цвета (глаза голубые (синие) как васильки, глаза синие как лен): «Я бы хотела бульону, — несмело произнесла маленькая блондинка, с волосами, как спелая рожь, и с глазами, как васильки». (Куприн А.И. Яма).

Что касается Англии, то там огромной любовью пользуется фиалка (violet eyes, eyes like violets): «Your hair like gold, and your eyes like violets, and your lips like the rose; your round arms, your white throat…» (Conrad: Nostromo. A Tale of the Seaboard). Отождествление глаз с фиалками характерно и для русских, но только с помощью эпитета (фиалковые глаза): «….Ида подошла к каким-то ящикам, смахнула с одного из них снег муфтой, села и, подняв на господина свое слегка побледневшее лицо, свои фиалковые глаза…» (Бунин И.А. Ида).

Данная парадигма глаза → цветы отсутствует в татарском языке, татарам не свойственно сравнивать глаза с цветами.

Очень часто парадигма глаза → плоды, ягоды строится на основе семы «цвет». Так, например, черные ягоды кустарника смородина легли в основу обозначения цвета смородинный / currant«черный» (Такие же черные, смородинные глаза, как у отца и брата, весело блестели в молодом, старавшемся быть строгим лице. Л.Н. Толстой. Хаджи-Мурат).

Иногда сем для сопоставления может быть несколько. Так, в русском языке мы обнаружили сравнение глаза как клюквины/клюквинки, в котором совмещаются семы блеска и формы.

Только в татарском языке глаза сравниваются с костяникой (бөрлегән): «Бөрлегәндәй күзләреңне Бик сагындым, бер генәм. Сөям дигән сүзләреңне Кабатлыйм мин җыр белән» (М. Галлиев «Бөрлегәнем-бер генәм»). Это сравнение строится на основе семы «форма». Также только в татарском языке глаза отождествляются с плодами черемухи на основе семы «цвет»: шомырт төсле күзләр, шомырттай кара күзләр.

Для создания парадигмы глаза → плоды, ягоды используются в основном такие образные средства: сравнение (глаза как черешни, глаза как черносливы, глаза (черные) как вишни/вишенки, глаза как сливы, глаза (черные) как смородины/смородинки в русском языке; шомырт төсле күзләр, карлыгандай кара күзләр, бөрлегәндәй күзләр в татарском языке; eyes like currants в английском языке); эпитет (смородинные глаза в русском языке; шомырт кара күз в татарском языке; currant eyes в английском языке).

Образная большая парадигма глаза → вещество представлена несколькими малыми парадигмами: глаза → вода, глаза → металл, глаза →камень, глаза → материал.

Первая малая парадигма глаза → вода в английском языке встречается еще в Библии в виде образа глаз-лужа: your eyes like the pools (Bible).

Образ глаза - море находит свое место во всех трех рассматриваемых языках. Набор сем, на основе которых происходит сопоставление, достаточно разнообразен. В данном случае воплощение этой парадигмы происходит в образах сем «блестящий», «цветной», «глубокий», «большой»: «Все равно глаза твои – как море, Голубым колышутся огнем…» (Есенин С.А.).

Образ глаза-море строится в основном на основе сравнения: глаза как море в русском языке; eyes like the sea в английском языке и күзләр диңгез кебек в татарском языке.

В языковом сознании русских, татар и англичан глаза отождествляются с колодцем: глаза бездонные как колодец (два колодца) - күзләр тирән кое кебек – eyes like (deep) wells. Это отождествление происходит на основе семы «глубокий»: «"You guess?" responded Levin, his eyes like deep wells of light fixed on Stepan Arkadyevitch» (Leo Tolstoy Anna Karenina).

В перечисленных образах уподобление образов глаза и воды идет за счет таких реальных свойств воды, как возможность отражать свет, течь, иметь большую площадь, глубину. В наивной картине мира человека некоторые из данных свойств лишь умозрительно приписываются глазам и являются нереальными.

Малая парадигма глаза → металл была найдена только в русском и английском языках в образе глаза – золото. В данном случае основой для сопоставления является сема «яркий», «блестящий» (англ. golden eyes; рус. золотые глаза): «He was kneeling by her low chair holding her hand, as she lay back talking quickly in low, even tones, her golden eyes shining wonderfully» (E. Nesbit The Incomplete Amorist).

Помимо сравнений с металлом, глаза могут сравниваться с изделиями из него (глаза-монеты): eyes like pence в английском языке; глаза как червончики в русском языке.

В малой парадигме глаза → камень основные семы для сравнения – «ценный», «блестящий», «яркий», «цветной». В рассматриваемых языках обычным случаем является уподобление глаз какому-либо драгоценному камню. Названия камней зачастую используются для описания цвета глаз. Так, с изумрудами отождествляются зеленые глаза, с бирюзой – голубые глаза: Oh, she was magnificentpale skin, the color of marble in starlight, slender brows, and eyes that glittered green as emeralds in the blinding glare” (F. Scott Fitzgerald. This Side of Paradise).

В английском и русском языках о черных, блестящих женских глазах говорят eyes like agate - глаза как темный агат или agate eyes - агатовые глаза: «…пел он страстным голосом, блестя на испуганную и счастливую Наташу своими агатовыми черными глазами» (Толстой Л.Н. Война и мир). В данном случае значение развилось благодаря семантико-лексическому смешению слов «агат» и «гагат».

Кроме того, в данной парадигме представляется возможным выделить семы «яркий» и «блестящий»: «His face was ghastly white, and his eyes glittered like diamonds (Bierce: Can such Things be?). «Из ее больших открытых глаз будто искры сыпались; они сверкали, как алмазы, и никогда я не променяю таких голубых искрометных глаз ни на какие черные…» (Достоевский Ф.М. Маленький герой).

Очень продуктивны в английском и русском языках сопоставления с бисером, бусинками на основе признаков «маленькие», «живые», «выразительные» (глаза (блестящие) как стеклярус, глаза как бусинки – eyes like beads):”The sturdy landlord had a large pair of dull fish- like eyes, and the little man who had hazarded the remark about the moon (and who was the parish-clerk and bell-ringer of Chigwell; a village hard by) had little round black shiny eyes like beads” (Dickens: Barnaby Rudge. A Tale of the Riots of 'Eighty).

Образные средства, представляющие парадигму глаза → камень в английском и русском языках в основном совпадают. Это могут быть эпитеты (агатовые глаза – agate eyes; бирюзовые глаза - turquoise eyes), сравнения (глаза (голубые) как бирюза – eyes like turquoise, глаза как темный агат – eyes like agate).

В татарском языке данная парадигма представлена только одним образом глаза – бирюза (фирәзә күк күзләр): «Чәчләрең шул синең тонык алтын, Фирәзә күк — синең күзләрең...» (Гали Рахим).

Только в русском языке найдена образная микропарадигма глаза → ткань, которая является репрезентантом малой парадигмы глаза → материал. Она конкретизируется в образах глаза → бархат и глаза → шелк. Отождествление происходит за счет эпитета (бархатные глаза, шелковые глаза): «Мадам Лесерф прикрыла темные бархатистые глаза в безмолвном “да” и вслед за тем снова взглянула на мой подбородок» (В. Набоков Подлинная жизнь Себастьяна Найта).

Следующая большая парадигма глаза → пространство представлена в английском, русском и татарском языках в основном одним типом образов - глаза → небо. Общей семой в данном случае является сема цвета, как правило голубого или синего. Использование лексем синий/ зәңгәр/ blue при конструировании образов, соотнесенных с цветом глаз человека в пору расцвета его жизненных сил, обусловливает выдвижение в центр их семантических структур комплекса психологических ассоциаций, заданных ощущением молодости, силы, чистоты, неисчерпаемой полноты жизни. Образные средства в исследуемых языках в основном совпадают. Это могут быть эпитеты (небесные глаза - күк күзләр), сравнения (глаза как небо [голубые] – [аяз] күк төсле зәңгәр күзләр – eyes like a blue sky). Например: «Эти глаза, голубые, как небо, сияли такой любовью, что вся душа покорялась ей, невольно стремилась к ней. (Достоевский «Неточка Незванова»).

Большая парадигма глаза → животное представлена небольшим количеством образов. Следует сказать, что инвариант «животное» понимается широко, включая наименования разных классов фауны. При сопоставлении глаз с животным в основание образа кладется либо характеристика этого животного: внешний вид, повадки, либо качество, традиционно приписываемое этому животному. Одним из наиболее активно использующихся образов для выражения красоты глаз является голубь. Голубь – символ красоты, мира, чистоты, любви и безмятежности. Повсеместное почитание голубя как символа мира происходит, по всей видимости не от его природы (скорее задиристой, чем миролюбивой), а от внешней красоты. Однако отождествление глаз человека с голубями происходит только в английском языке с помощью эпитета dovelike (eyes),сравнения eyes as soft as doves: «She saw in a flash of clarity untouched by any petty emotion that beneath the gentle voice and the dovelike eyes of Melanie there was a thin flashing blade of unbreakable steel, felt too that there were banners and bugles of courage in Melanie's quiet blood» (Margaret Mitchell «Gone with the wind»).

На наш взгляд парадигма глаза → соматизм тесно связана с предыдущей парадигмой глаза → животное и является как бы его продолжением. Об этом свидетельствует не только то, что глаз уже сам по себе является соматизмом, но и то, что некоторые семы в обеих парадигмах совпадают. Наиболее распространенной является парадигма глаза человека → глаза животного. В ней в большинстве случаев указывается основание сравнения. Например, при отождествлении глаза человека и глаза лани в качестве tertium comparations выступают семы «большой» и «чарующий» (глаза как у лани – eyes like deers). Темные, бархатистые, мягкие девичьи глаза отождествляются с глазами газели (глаза как у газели- eyes mild as a gazelles).

Образная парадигма глаза → продукты представлена двумя малыми парадигмами глаза → сладкое и глаза → масло. В первом случае отождествление происходит на основе сем «нежный», «умильный», которые имплицируют положительную эстетическую оценку. В русском языке данная парадигма выражается в образах глаза → мед, глаза → сахар с помощью эпитетов (сахарные глаза, медовые глаза): А рассыпанные кудри и медовые глаза были у той единственной, которую однажды в юности так страстно полюбил птицелов и которая так грубо и открыто изменила ему с полупьяным офицером... ( В. Катаев Алмазный мой венец).

В английском языке набор образных средств, связанных с продуктами, более разнообразен. Наряду с эпитетом sweet (eyes) используются сравнения sweet as sugar, sweet as honey. В данном языке глаза также отождествляются с орехами: sweet as a nut.

Таким образом, основанием эстетической оценки глаз в данных парадигмах является вкусовая оценка. Красивые глаза ассоциируются с приятными вкусовыми ощущениями.

В татарском языке образная парадигма глаза→ сладкое не обнаружена.

Парадигма глаза→ масло реализуется во всех исследуемых языках с помощью эпитета (oily eyes - масленые глаза – майлы күзләр). Не во всех рассматриваемых языках данная парадигма репрезентирует концепт «красота». Семы, на которых основаны эти образные средства, различны. Так, в английском языке oily eyes воплощают умильные, слащавые глаза. В русском языке масленые глаза – чувственные, сластолюбивые глаза: «…продолжал он, облокотившись на стол и положив на руку свое красивое румяное лицо, из которого светились, как звезды, масленые, добрые и сонные глаза» (Толстой Л.Н. Анна Каренина).

В татарском же языке образ глаза - масло (майлы күзләр) – явно отрицательный: «Майлы күзле майор бу сыйдан кәефләнде, тәмам исерде» (М. Җәлил).

Таким образом, «каждый образ реализует некий закон или парадигму, которая состоит из двух смыслов, связанных отношениями отождествления» [2: 48]. Образные парадигмы связаны гипо-гиперонимическими отношениями: макропарадигма – большая парадигма – малая парадигма – микропарадигма. Также исследователями в этой области выделяются частные модели.

В рассмотренных образных парадигмах с левым компонентом «глаз» сохраняется преемственность не только образов, но и признаков сравнения. Этимологические исследования некоторых образов говорят об их традиционном характере. Отождествление может происходить по сходству функций, формы, действия или состояния. В некоторых случаях основание сравнения трудно определить.

Как видно из сказанного, в русском, английском и татарском языках имеются определенные соответствия между образами, описываемыми опосредованно через представления, взятые из одних и тех же фрагментов действительности. Однако необходимо иметь в виду, что в семантике и структуре образов имеются значительные отличия.

Проведя исследование, мы пришли к выводу, что большие парадигмы в основном представляют собой языковые универсалии, общие для словесного искусства разных культур (в нашем случае русской, английской и татарской). В макропарадигме глаза → y мы выделили 6 больших парадигм: глаза → свет, глаза → растение, глаза → животное, глаза → вещество, глаза → продукты, глаза → пространство.

Малые же парадигмы и микропарадигмы отражают своеобразие отдельно взятой культуры. В частности, англичанам и русским характерно сравнивать глаза с цветами (малая парадигма глаза – цветы). В татарском же языке эта парадигма отсутствует. Более четкие различия проявляются на нижнем уровне макропарадигмы с левым компонентом «глаза» - на уровне микропарадигм. Особенно ярко это выражено в малой парадигме глаза → плоды, ягоды.

Внутри одной культуры образный язык характеризуется специальными параметрами, в основе которых лежит понятие парадигмы образов:

  • «портрет образного мира» (список наиболее продуктивных парадигм, «характерных» парадигм и «любимых» парадигм);

  • «понятия, с которыми происходит сравнение в образном мире» (самые частотные понятия – правые элементы парадигм образов, «характерные и любимые» правые элементы) [2: 137].

Так, в исследуемых языках глаза чаще всего отождествляются со светом. Соответственно в рамках макропарадигмы глаза → y наиболее характерной для исследуемых языков парадигмой является глаза → свет. Парадигма представлена сравнительно небольшим количеством образов, но продуктивный характер парадигмы выражается наличием малых моделей с общим левым членом.

«Любимой» парадигмой татар можно назвать глаза → плоды, ягоды. Что же касается русского и английского языков, то здесь наиболее частотными, соответственно и любимыми парадигмами можно назвать глаза →камень и глаза → цветы.

Эстетические смыслы формируются самыми разнообразными образными средствами. Как показал анализ нашего трехъязычного материала, очень часто образы, выражающие эстетическую оценку глаз, в сопоставляемых языках совпадают. Однако образные средства, с помощью которых происходит отождествление, различаются.

Таким образом, «совокупность значений узуальных образных средств языка отражает типовые образные представления языковой культуры, составляющие образный строй языка. Эти образные представления, с одной стороны, отражают культурно-исторический опыт народа, а с другой – закладывают в языковую способность личности стереотипные для данного языкового коллектива модели образного ассоциирования. Вследствие этого образный строй языка предопределяет процессы индивидуального образного ассоциирования, реализующегося в процессе речевой деятельности говорящего и в продуктах этой деятельности – текстах». [4:184]

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


Похожие:

Оглавление хроника мапрял iconОглавление хроника мапрял
Итоговое сообщение о заседании Президиума мапрял в Вашингтоне (сша) 28- 30 декабря 2005 г и конференции американских славистов
Оглавление хроника мапрял iconОглавление хроника мапрял
Международный симпозиум “Инновации в исследованиях русского языка, литературы и культуры”
Оглавление хроника мапрял iconХроника мапрял к итогам работы Х конгресса мапрял "Русское слово в мировой культуре" (Санкт-Петербург, 30 июня 5 июля 2003 г.)
В ходе заседаний было представлено 132 доклада от 487 учебных заведений России, стран ближнего и дальнего зарубежья по современным...
Оглавление хроника мапрял iconН. С. Чохонелидзе (Грузия) международная научная конференция "сопоставление как метод исследования и обучения языкам" (Грузия, 15-19 июня 2005г.)
Петербургского университета, академик Вербицкая Л. А., вице-президент мапрял, президент Гос. Иря им. А. С. Пушкина, академик Костомаров...
Оглавление хроника мапрял iconОао «Кировэнергосбыт» 11 апреля 2007 года (протокол №27) оглавление оглавление

Оглавление хроника мапрял iconОглавление оглавление обращение к акционерам 2
Отчет Совета директоров о результатах развития Общества по приоритетным направлениям развития
Оглавление хроника мапрял iconКак добиться
Светская хроника
Оглавление хроника мапрял iconМеждународная ассоциация преподавателей русского языка и литературы статус юнеско
План работы мапрял на 2011 г
Оглавление хроника мапрял iconСписок литературы
Хх век. Хроника необъяснимого : От тайны к тайне / Прийма А. К. Москва : аст : Олимп, 2000. 508 с.; 21 см. Isbn 5-7390-0766 Isbn...
Оглавление хроника мапрял iconХроника оккупационного режима. Июнь 2010
В россии уничтожена демократия, происходят травля и убийства оппозиционеров, инакомыслящих, журналистов. Цель газеты «запорожская...
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница