Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта




Скачать 327.66 Kb.
НазваниеРеформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта
страница2/3
Дата конвертации21.10.2012
Размер327.66 Kb.
ТипДокументы
1   2   3
отказ от разделения бизнеса, и сегодня 11 из 12 распределительных сетевых компаний имеют в аренде или в лизинге генерирующие мощности в значительных объемах. Таким образом, противозатратное воздействие рынка заставило вернуться к вертикально интегрированной схеме управления. Со своей стороны генерирующие компании на аналогичных условиях занимаются сбытовой деятельностью и становятся совладельцами распределительных сетей. Так был фактически нарушен один из основных принципов реформ – разделение бизнеса, но зато повысилась финансовая устойчивость компаний и конкуренция на рынке [6]. Как уже говорилось, в США в настоящее время также активно обсуждается вопрос создания таких управляющих компаний, а также наблюдается тенденция в объединению и слиянию отдельных энергосистем и энергетических зон в более крупные образования, в первом приближении, напоминающие наши ОЭС. В этой связи, в качестве примера, можно упомянуть энергобассейн New England - регион на северо-востоке США, включающий 6 штатов, или же межсистемное объединение PJM, включающее штаты Пенсильвания, Нью-Джерси и Мэриленд [8].

Знаменательно в этой связи то, что в России, например, по-прежнему полным ходом идет совершенно противоположный процесс: первоначально существующая структура вертикальной интеграции на региональном уровне, в основе которой лежит организационное единство (территориальный принцип) и в направлении формирования которой, как было сказано выше, идет развитие энергетики в США, заменена системой объединения направлений хозяйственной деятельности в рамках отдельных управляющих компаний (функциональный принцип) [3].

Вообще, полезно более подробно рассмотреть исходные предпосылки, с которыми энергетика Англии подошла к осуществлению рыночных реформ.

Перед началом реформ был принят рад важных законов, регламентирующих деятельность всех участников реформ, а также издан т.н. системный кодекс, который определял поведение и обязанности всех участников создаваемого рынка. Крайне благоприятным фактом стало то, структура топливного баланса Англии имела явную перспективу улучшения за счет использования газа, получаемого с месторождений Северного моря. Не менее важным является то, что схема высоковольтных сетей Англии уже в начале 90-х годов имела большие возможности по максимальной загрузке эффективных электростанций. При этом принцип n-1 соблюдался в полной мере. Это предопределило развитие конкуренции производителей и свободный доступ потребителя к оптовым поставщикам. В дальнейшем был разработан еще целый ряд документов и выработаны механизмы, позволившие английскому правительству и регулирующим органам получить необходимые рычаги влияния на режим работы электростанций, уровень запасов топлива и защиту внутреннего рынка в использовании топлива и энергии, направленные, в конечном итоге, на защиту интересов потребителей.

Необходимо также учитывать следующее немаловажное обстоятельство. Свободное рыночное ценообразование в английской энергетике было принято только для стадии генерации. В свою очередь, стоимость генерации английских электростанций составляла в момент начала реформ лишь 35% конечного тарифа для потребителей по сравнению с 60% стоимости генерации в тарифе российских потребителей. Еще большее различие имеется по доле стоимости электроэнергии во внутреннем валовом продукте: стоимость электроэнергии составляет всего 1,4% в ВВП Англии по сравнению со стоимостью электроэнергии в ВВП США 2,1% (2001г.), а в России - 4,5% (2001 г.). Таким образом, радикальность мер, предпринятых английским правительством по поводу приватизации английской электроэнергетики была вполне обоснована малым экономическим риском. Перечисленные факторы позволяют понять, почему правительство в преддверии увеличения добычи собственного газа и предполагаемого строительства ПГУ приняло решение о свободном ценообразовании по наиболее радикальному методу - маржинальным ценам на спотовом рынке электроэнергии, когда тариф для потребителей определяется максимальной ценой продавца5. В этих условиях прибыльность электростанций, работающих на дешевом газе, позволила привлечь значительные инвестиции и обновить за десятилетний срок почти треть генерирующих мощностей без значительного увеличения тарифов на электроэнергию. Как известно, ни в России, ни в США аналогичных условий, стимулирующих реформы, не было.

Кроме вышесказанного, в Англии были созданы резервы реальных рабочих мощностей на уровне двадцати процентов (без учета возможных импортных перетоков из Франции и Шотландии); как упоминалось выше, увеличено количество генерирующих компаний до нескольких десятков вместо 5-7, как планировалось изначально, что позволило свести к минимуму возможность сговора в ценовой политике и сокрытия резервов; устранен диспаритет цен по видам топлива, позволяющий сблизить цены отдельных электростанций, что выравнивает положение не только потребителей, но и продавцов электроэнергии. И опять-таки, ни в Америке, ни в России ничего похожего мы не наблюдаем. При этом и в США, и в России защищенность потребителей с технической и юридической точек зрения обеспечена, по сравнению с Англией, в значительно меньшей мере.

В то же время, несмотря на наличие множества благоприятных факторов, способствующих успешному осуществлению реформ в Англии, принятых мер, а также усиления регулирующей роли государства в отрасли оказалось недостаточно для осуществления главнейшей цели реформы - снижения тарифов, которые в результате всех мероприятий уменьшились лишь на 50% от намеченных показателей. И это при столь благоприятных исходных условий, в которых находилась Англия перед началом реформ и которые столь выгодно отличают ее от ситуации в России и США! Поэтому с середины 2001 года был изменен весь механизм работы английского рынка электроэнергии. Теперь вместо т.н. Энергопула, который до сих пор лежал в основе рынка, был организован Новый энергетический рынок (NETA) [7]. Особенностью этой модели рынка является то, что при нем произошел отказ от работы по модели LMP. Новый рынок остается либеральным, но перешел на работу непосредственно по прямым договорам в условиях, когда система контроля цен в соответствии с действующими и новыми нормативными актами становится более строгой. Изменилась и система управления рынком, уровень объективности управления которым резко повысился из-за присутствия регулирующего органа и Ассоциации потребителей.

Еще одно соображение. Как уже говорилось, схема магистральных сетей Англии уже 15 лет назад отличалась большими возможностями по максимальной загрузке эффективных электростанций. Это предопределило развитие конкуренции производителей и свободный доступ потребителя к оптовым поставщикам. В отличие от Англии, в России потребители ряда регионов из-за наличия ограничений пропускной способности вынуждены зачастую покупать электроэнергию по тарифам, диктуемым монополистом-производителем своего региона. Вообще, большие пространства и относительная слабость электрических связей являются характерной проблемой, представляющей значительные трудности для развития российской энергетики. Недостаточная развитость сетевой инфраструктуры зачастую приводит к тому, что появляются некоторые регионы, характеризующиеся наличием т.н. "запертой мощности" ввиду невозможности передачи ее по существующим связям в полном объеме.

Тем не менее, мы слышим постоянные заявления высшего руководства российской энергетики (в том числе по ЦТ) о близком успешном завершении реформ, результатом которых станет то, что инвестиции мощным потоком хлынут в развитие генерирующих мощностей и в сектор распределения, и, тем самым, будет выполнена важнейшая цель и решена основная задача реформы - привлечение крупных инвестиций в отрасль. При этом необходимый объем государственного финансирования получат и передающие сети. Однако, последний лозунг никак не увязывается с общей концепцией предложенной модели реформы, т.к., во-первых, по плану, частный сектор и конкуренция будут развиваться только на стороне генерации и распределения/потребления, а все бремя забот по поддержанию и развитию инфраструктуры передающих сетей целиком и полностью ляжет на плечи государства, а во-вторых, ни в настоящее время, ни в дальнесрочной перспективе ничто не указывает на то, что у государства окажутся достаточные средства, позволяющие осуществлять финансирование развития магистральных сетей в необходимом объеме. И тогда, даже предположив, что генерация и сбыт найдут своих стратегических инвесторов, будем ли мы вправе удивляться, если у нас станут возникать ситуации, аналогичные тем, которые имели место в США во время аварии 2003 года и в годы Калифорнийского кризиса из-за недостаточного развития магистральных сетей. Как бы то ни было, главным представляется даже не это, а то, что, в отличие от той же Англии, где главной целью реформы была поставлена задача снижения тарифов для конечных потребителей, а все остальные мероприятия, в том числе инвестиции, рассматривались в качестве промежуточных шагов для достижения этого, у нас привлечение инвестиций определено как важнейшая и приоритетная задача, как самоцель. Но без решения других аспектов данной проблемы, упомянутых выше - без усиления связей, без улучшения доступа к центрам генерации - ни о повышении надежности, ни о снижении дефицита энергоснабжения и тарифов для конечных потребителей, не приходится говорить по определению. В то же время на повестку дня постоянно выносится вопрос о недостаточности нынешнего уровня тарифов на услуги энергетиков, о необходимости и неизбежности дальнейшего их повышения. Получается, что конечные цели реформы в Англии и у нас полностью противоположны? При этом, при постановке вопроса о необходимости дальнейшего роста энерготарифов, как-то упускается из виду тот факт, что тарифы для населения, например, давно сравнялись в реальном выражении со средним тарифов для населения в США? Однако, это уже тема для другой статьи.

В целом, краткий урок, который можно вынести из опыта рыночных преобразований в энергетике Англии, - в следующем.

Эффект любых реформ в энергетике должен достигаться в интересах потребителей и экономики страны, а не в интересах энергокомпаний, что, безусловно, приведет любые преобразования в тупик. Несмотря на все принимаемые меры, либеральная система ценообразования не позволяет полностью уйти от сговора энергокомпаний, что требует постоянного присутствия государства на рынке; возникшие многочисленные вертикально-интегрированные компании оказались способными эффективно работать не только при госрегулировании, но и при рыночных отношениях; оказалось возможным компенсировать отказ от прямого госрегулирования тарифов эффективной деятельностью государства как в плане разработки и совершенствования правил работы рынка, экономического стимулирования конкуренции, так и в плане экономического принуждения в отношении деятельности производителей энергии, сетевых компаний и организатора рынка, гарантирующих надежное энергоснабжение потребителей [6]. В условия отказа от режима обработки заявок по схеме «на сутки вперед» (“a day-ahead basis”) и перехода на новую схему, при которой баланс, формируемый по прямым договорам, окончательно составляется всего за 3,5 часа до расчетного времени по результатам торгов на бирже, создаются чрезвычайно тяжелые условия для возможностей технологического диспетчера сбалансировать неизбежные отклонения. Это неизбежно требует вложения значительных средств в разработку необходимого программного обеспечения, средств связи, мониторинга и диагностики. По примерным оценкам, стоимость вложений в инфраструктуру рынка составит несколько миллиардов долларов.

Возвращаясь к энергетике США и анализу мероприятий, направленных на исправление ситуации, сложившейся с реформированием отрасли, можно отметить еще целый ряд вопросов, на которые принятый недавно в стране новый Закон об энергетической политике не дает внятного ответа. Например, кто будет финансировать все мероприятия, необходимые для завершения рыночных преобразований, а также компенсировать последствия воздействия на окружающую среду? Можно ли считать, что такая дорогостоящая неудача, как та, что постигла Калифорнийский рынок, полностью изучена, что все уроки из нее извлечены и можно приступать к новым мероприятиям? В дополнение к перечисленным проблемам необходимо отметить следующее. В соответствии с требованиями нового закона, исследования причин, связанных с неудачей осуществления реформ в Калифорнии, должны были быть закончены к концу 2005 года. Действительно ли такое решение послужит на благо потребителю? Не возникнет ли ситуация, когда из-за недостаточно глубокой проработки причин кризиса в Калифорнии и непринятия всего комплекса адекватных мер по предупреждению их появления в будущем, похожее событие случится снова, на этот раз в другом регионе страны? Закон предполагает также усиление развития атомной энергетики и нетрадиционной энергетики, в частности, ветроэнергетики, которая до сих пор не была в почете. Можно ли, например, с уверенностью считать, что придание приоритета развитию ветроэнергетики является оправданным шагом? Достаточно ли у правительства припасено в запасе доводов, призванных убедить противников ядерной отрасли в необходимости ее развития сейчас? В этой связи наиболее разумным было бы несколько умерить созданный вокруг всей проблемы ажиотаж, спокойно оглядеться вокруг, присмотревшись к опыту решения аналогичных задач в других странах, например, в той же Англии, а также, взвесив и сопоставив все факты и доводы, принять непредвзятое решение по поводу дальнейшего пути реформ.


Выводы

Какие можно сделать выводы на основании анализа зарубежного опыта осуществления реформ в энергетике, которые бы можно было применить к нашим, российским, реалиям?

Использование рыночного опыта США в качестве примера рассмотрения обусловлено тем, что принятая в России модель реформирования энергетической отрасли во многом схожа со стандартной рыночной моделью, принятой в США, и многие ее элементы взяты за основу при построении ее российского варианта. Как видно из приведенного выше краткого обзора состояния дел с проблемой реформирования американской энергетики, общая ситуация выглядит весьма далекой от идеала. Безоглядное, скоропалительное форсирование мероприятий по внедрению рыночных отношений в отрасли (что вполне можно поставить в упрек и нашим архитекторам реформ) оказалось сродни нырянию в прорубь, причем без представления о характере дна. В виду того, что были плохо просчитаны все возможные последствия от применения тех или иных мероприятий как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, а также плохо проанализированы и оценены исходные условия и состояние дел в энергетике до начала реформ, в ряде регионов США возникли крайне негативные явления, связанные с существенным ростом как цен на электроэнергию для конечных потребителей, так и оптовых цен (в некоторых случаях многократным). Одновременно с этим, недостаточная пропускная способность сетей и дефицит генерирующих энергоисточников способствовали росту цены на генерацию и, как следствие, банкротству многих энергокомпаний-поставщиков электроэнергии. отсутствуют детально прописанные права, обязанности и ответственность каждой стороны,

Необходимость устранения и исправления возникших негативных результатов привела, в конечном счете, к появлению Закона об энергетической политике, который призван привести в порядок положение дел в отрасли, внести ясность в весь процесс и выработать более-менее строгий план дальнейших действий. В соответствии с законом, ставится задача усиленного развития сетевого хозяйства, предложены механизмы, призванные привлечь инвестиции в отрасль путем использования LMP-метода. Предприняты масштабные усилия по разработке правил рынка и регламента взаимоотношений всех его участников, а также сформулированы всеобщие национальные стандарты по надежности. Сделан упор на создание объединенных управляющих компаний, обеспечивающих централизованное управление на надрегиональном уровне и контролирующих состояние сетей с точки зрения надежности их функционирования. В последние годы прослеживается центростремительная тенденция к взаимному слиянию и поглощению территориальных энергокомпаний друг другом, а также их объединению в более крупные региональные образования типа межсистемных объединений PJM и New England.

Однако принятие такой серьезной, широкой программы мер не позволяет создать общей, во всех деталях, картины будущего состояния энергетики США, устранить все неизвестные, накопившиеся за предшествующий период проведения реформ. Закон, решая некоторые из возникших задач, плодит в то же время все новые и новые вопросы, заставляя усомниться в правильности в принципе избранного пути реализации столь масштабной и серьезной задачи, коей является перевод отрасли энергетики на рыночные отношения. Многие проблемы не получают должного, принципиального рассмотрения, а по-прежнему решаются в спешке, формально. Атмосфера, в которой в настоящее время оказалось большинство бизнес-единиц, может быть охарактеризована как стрессовая. В самом деле, ведь согласно Закону в ближайшие 12 месяцев должны быть пересмотрены все основные положения, нормы и правила, структурирующие рыночные отношения в отрасли, для решения многочисленных оперативных, рыночных задач, а также задач планирования должен быть проведен всеобъемлющий, комплексный анализ ситуации. А возможно ли разработать обобщенный свод правил в условиях, когда пересматривается вся структура взаимоотношений в отрасли, создаются новые и рвутся старые горизонтальные и вертикальные связи, когда компании чересчур озабочены проблемой слияния и поглощения бизнеса? Кто будет думать о каких-то «обобщенных правилах», когда решается его собственная судьба?

Несмотря на ряд положений Закона, свидетельствующих о возникновении у его авторов представления о действительно слабых местах, на которых в первую очередь должно быть сконцентрировано внимание, а именно - о проблеме сохранения надежности и вытекающих из нее задач усиления сетей и развитие генерации - создается впечатление, что авторы внедряемой в американскую энергетику стандартной модели рынка (SMD), пытаются как-то изменить ситуацию, заставить весь процесс развиваться в положительном направлении, а сами при этом остаются во власти старых догматических убеждений, стереотипов и принципов, которые, в конечном счете, обусловили теперешнюю ситуацию с рыночными преобразованиями. А, как известно, от перестановки мест слагаемых сумма не меняется. При этом, авторов реформ, похоже, не очень интересует опыт проведения аналогичных преобразований в других странах, например, на родине реформ - в Англии. А ведь даже в этой стране, где исходные предпосылки и условия, сложившиеся в энергетической отрасли перед началом реформирования, иначе, как максимально благоприятными, не назовешь, по мнению многих экспертов, были достигнуты лишь половинчатые результаты.

Что же нам показывает опыт Англии и США, и может ли Россия извлечь из него для себя какую-то пользу? А показывает нам этот опыт следующее.

Успех реформ должен обусловливаться
1   2   3


Похожие:

Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconСпасибо большое за возможность выступить на этой замечательной конференции в этом замечательном городе
Милов Владимир Станиславович, генеральный директор Института экономической политики. «Реформа «Газпрома»: замысел и провал»
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconКвантово-экономический Анализ (кэа). Но как ее ни назови, эта новая научно-практическая дисциплина помогает прогнозировать ошибки, свои и чужие
Обоснования" (Methodology for Feasibility Study), бизнес-аналитики и аудиторы "Аудитом Идеи" (Idea Audit), в университетской среде...
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconКвантово-экономический Анализ (кэа). Но как ее ни назови, эта новая научно-практическая дисциплина помогает прогнозировать ошибки, свои и чужие
Обоснования" (Methodology for Feasibility Study), бизнес-аналитики и аудиторы "Аудитом Идеи" (Idea Audit), в университетской среде...
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconКвантово-экономический Анализ (кэа). Но как ее ни назови, эта новая научно-практическая дисциплина помогает прогнозировать ошибки, свои и чужие
Обоснования" (Methodology for Feasibility Study), бизнес-аналитики и аудиторы "Аудитом Идеи" (Idea Audit), в университетской среде...
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconРуб. Описание отчета Цель исследования – анализ мирового, европейского и российского рынков биотоплива
Биоэтанол (bioethanol) – этанол, изготовляемый из биомассы и/или биологически разлагаемых
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconЛидеры ключевых отраслей российского и мирового бизнеса на радио
Выход новых игроков на сотовый рынок может обернуться снижением темпов его роста конкурсам и в Россвязьохранкультуре
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconApproximately 19: 00 Ukrainian time 31 December 2005
Аннотация: Ниже и/или выше – идеи, мысли, результаты, анализ моей жизни, моей борьбы за справедливость, а так же результаты моих...
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconŪ Займы, векселя; Проанализированы следующие вопросы: типичные ошибки при докумен
Типичные ошибки пользования отдельных операций для построения финансовой модели биз
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта icon1 Глобальные вызовы экономического роста Ответы на глобальные вызовы экономического роста Биотехнологии в промышленности Биотехнология как приоритет развития РФ до 2020 г
Заместителя Председателя Кабинета Министров Чувашской Республики министра промышленности и энергетики Чувашской Республики Ю. П....
Реформа энергетики провал идеи или ошибки роста? Анализ мирового опыта iconКомпания оказывает полный комплекс инжиниринговых услуг в сфере возобновляемой энергетики (сжигание биомассы) Обсуждения идеи
Ориентировочные сроки реализации проекта
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница