Журавли и карлики




PDF просмотр
НазваниеЖуравли и карлики
страница16/165
Дата конвертации12.09.2012
Размер2.01 Mb.
ТипДокументы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   165

сравнялась  со  стоимостью  двух  бутылок  шампанского,  оконча-
тельно  сдал  позиции.  Попросить  в  долг  у  Марика  значило  утра-
тить его доверие раз и навсегда. Он, может, и даст, но после этого 
лучше не обращаться к нему с деловыми предложениями. 
Отец шестой год лежал на кладбище в районном городе на 
Урале, бывшем железоделательном заводе князей Всеволожских, 
откуда  Жохов  четверть  века  назад  уехал  учиться  в  Москву,  на 
мать  рассчитывать  не  приходилось.  Он  сам  посылал  ей  деньги, 
когда были. На седьмом десятке она по большой любви выскочи-
ла замуж за бежавшего из Баку нищего армянского инженера мо-
ложе себя на десять лет, и тот камнем повис у нее на шее. Посто-
янной работы у него не было, летом он за копейки шабашил в пе-
редвижной мехколонне, зимой перебивались на одну ее зарплату. 
Мать  до  сих  пор  не  вышла  на  пенсию  и  продолжала  работать 
глазным врачом в городской поликлинике. 
Из  уральской  родни  в  столице  прижился  только  дядька  по 
матери,  слесарь-лекальщик  седьмого  разряда  и  фанатичный  ну-
мизмат. Эта страсть выжгла в нем все человеческое. Он был хо-
лост, при немалых заработках одевался как нищий, питался кон-
центратами  и  супом  из  пакетиков,  годами  взамен  отпуска  брал 
денежную компенсацию, чтобы потратить ее на очередной рари-
тет, а выходные проводил на нелегальных сходках в Битцевском 
парке или Тимирязевском лесу. Там собирались знатоки импера-
торских профилей на серебре, специалисты по монетным дворам 
и  гуртовым  насечкам.  Казалось,  только  смерть  вырвет  у  него  из 
рук  эти  каталоги  и  кляссеры,  но  дух  времени  проник  и  в  его 
пыльную келью на Сретенке. Еще до путча он продал свою кол-
лекцию, купил однокомнатную квартиру на Юго-Западе и сдавал 
ее жуковатому парижанину с бухарскими корнями, возившему в 
Москву французский маргарин под видом сливочного масла. Сам 
по-прежнему жил в коммуналке. 
Жохов знал его с детства, но последние годы почти не под-
держивал с ним отношений. Это была давняя семейная история. 
После войны дядька работал на единственном в их городе заводе, 
вообще-то  пушечном,  но  со  своим  металлургическим  производ-
ством, тогда же его арестовали за то, что выносил из цеха приве-
зенные  на  переплавку  немецкие,  венгерские  и  румынские  моне-
ivagant.ru 
38

ты. Никому, кроме дядьки, они на дух были не нужны. Державы 
оси, чтобы сэкономить никель и медь, чеканили их из какого-то 
невесомого синюшного сплава по цене грош за тонну. На румын-
ских леях вместо свастики красовалась невинная кукуруза, тем не 
менее они считались фашистскими. Дядьке впаяли пять лет и от-
правили строить город Воркуту. Жохов помнил, как шестилетним 
пацаном  прибежал  со  двора  домой  и  увидел  в  кухне  коротко 
стриженного  серолицего  человека,  молча  хлебавшего  окрошку. 
Он  запускал  ложку  в  дальний  конец  тарелки,  деланно-вялым 
движением подгребал к себе квасную жижу с розовыми кубиками 
колбасы,  бережно  зачерпывал  ее  и  вдумчиво  отправлял  в  зарос-
ший щетиной рот. Колбаса плавала в окрошке густо, как гренки в 
гороховом  супе,  но  бабушка  на  разделочной  доске  резала  еще  и 
еще. Глаза у нее были заплаканные. 
Пришли с работы мать с отцом. Налепили пельменей, вечером 
всей семьей собрались за столом. Жохову налили полрюмки каго-
ра. Дядька рассказывал про северное сияние, про огромные, от зем-
ли до неба, дымно-красные облака, которые в полярный день при 
полном безветрии столбами простаивают над тундрой по нескольку 
часов,  совершенно  не  меняя  очертаний.  Не  было  ни  бараков,  ни 
вертухаев, ни рвущихся с поводков конвойных овчарок. Только ве-
личественная северная природа, ковры из разноцветных лишайни-
ков, песцы, олени, лемминги, перелетные птицы. 
Все  сидели  как  на  лекции.  Жохов  заскучал  и  поставил  на 
проигрыватель  пластинку  с  песней  о  веселом  Чико,  лучше  всех 
умеющем танцевать самбу, румбу и фокстрот: 
Ах Чико, Чико! Веселый Чико! 
Веселый Чико прибыл к нам из Порто-Рико... 
Дядька  криво  засмеялся  и  сказал,  что  это  про  него.  Потом 
Жохова  отправили  спать,  он  уснул,  но  среди  ночи  проснулся  от 
скрежета железа по железу. Окно было открыто, возле него стоя-
ла мать и, всхлипывая, кухонным ножом соскребала присохший к 
жестяному  карнизу  воробьиный  помет.  За  стеной  отец  и  дядька 
матом орали друг на друга. 
Причину Жохов узнал уже студентом. После фронта у дядьки 
водились деньги от продажи трофейного барахла, незадолго до аре-
ivagant.ru 
39
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   165


Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница