Сибирь и дальний восток




НазваниеСибирь и дальний восток
страница8/15
Дата конвертации13.09.2012
Размер2.96 Mb.
ТипАнализ
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Л.А. Жарикова

РЕАЛЬНЫЕ ЛЮДИ И РЕАЛЬНЫЕ КАТАЛОГИ ГПНТБ СО РАН: ЭВОЛЮЦИЯ БИБЛИОТЕЧНОГО КАТАЛОГА

Начальную точку истории реальных каталогов ГПНТБ СО РАН (мы имеем в виду систематические и предметные каталоги) легко определить – это решение Совета Министров СССР от 17 октября 1958 г. о соз­дании при Сибирском отделении АН СССР библиотеки на базе Государственной научной библиотеки Министерства высшего образования (ГНБ).

В истории найдется не так уж много примеров переезда библиотеки такого масштаба на такое дальнее расстояние. Вот как пишет об этом Николай Семенович Карташов, возглавлявший ГПНТБ СО РАН с 1965 по 1979 г. В относительно короткий срок коллективу Библиотеки необходимо было перебазировать более чем 3-миллионный фонд из Москвы в Новосибирск, организовать его для использования сначала во временных приспособленных помещениях, а затем в новом здании ГПНТБ, дать научную оценку перебазированным фондам с точки зрения их соответствия профилю научных исследований Сибирского отделения, разработать новый тематический план комплектования и мероприятия по очищению фондов от непрофильной Сибирскому отделению, а также многодублетной и устаревшей литературы .

Перебазирование каталогов и картотек продолжалось 3 года – с 1962 по 1965 г. Это был период решения организационных задач: размещения и оформления фонда, освоения технологии и методики его каталогизационной обработки, подбора, расстановки и обучения кадров. Прибывавшие в Сибирь каталоги (всего 1 989 ящиков) были не в лучшем состоянии.

Для оценки этого состояния была создана специальная комиссия отдела обработки, которая признала его неудовлетворительным, отметив следующие недостатки:

– незаконченное редактирование каталогов в свете решений XXII съез­да КПСС;

– наличие большого количества карточек, не изъятых из каталогов на списанную литературу;

– плохое состояние каталогов после транспортировки 2.

Основным недостатком систематического каталога (СК), осложняющим его дальнейшее ведение, была разнородность классификационных таблиц, определяющих его структуру. В рабочие таблицы в разное время включались отдельные разделы, они неоднократно перерабатывались, но выборочно, бессистемно. Рабочие таблицы были разработаны сотрудниками ГНБ на основе таблиц Добржинского и представляли собой семь переплетенных машинописных "увесистых" книг.

Предметный каталог также требовал планового редактирования, выработки единой методики предметизации, обновления языка предметных рубрик.

Это была только часть проблем, стоящих перед отделом обработки тех лет, который возглавляла Валентина Аполлоновна Семенова. Дело осложнялось тем, что параллельно поступали новые издания, сроки обработки в среднем составляли 2–3 месяца, особенно трудно было работать с иностранными изданиями – не хватало опыта, квалификации, и они порой лежали на полке по 5–6 месяцев, дожидаясь своей очереди.

В такой ситуации администрация библиотеки в 1966 г. приняла решение разделить отдел обработки на два – отдел каталогизации и отдел научной систематизации (ОНС). Возглавляла последний Ольга Илларионовна Леопа вплоть до 1975 г.

Вспоминая это десятилетие, Ольга Илларионовна выделяла три этапа в развитии реальных каталогов 1. Про первый мы уже говорили, это переезд каталогов из Москвы в Новосибирск. Ключевыми моментами второго этапа (1966–1968 гг.) являются:

– переезд в новое здание ГПНТБ СО РАН;

– подготовка реальных каталогов к использованию читателями;

– создание каталогов на фонды отраслевых читальных залов;

– подготовка и принятие решения о переходе на новую классификационную систему ББК, начало создания нового ряда СК;

– совершенствование организационной структуры отдела, укомплектование его новыми сотрудниками, повышение их квалификации, отлаживание технологического процесса.

Все эти преобразования стояли в одном ряду событий, которые сопутствовали начальному периоду создания еще одного отделения АН на сибирской земле, особого сообщества людей с атмосферой свободомыслия и демократизма, особого города, а вернее одного из районов города Новосибирска, названного в житейском обиходе Академгородком.

Ветераны библиотеки вспоминают те времена, когда академик Собо-лев заходил в отдел комплектования справиться об ожидаемой книге, а в обеденный перерыв библиотекари играли в теннис с научными сотрудниками (будущими известными учеными) в коридорах здания, где все вместе временно находились в ожидании переезда в новые институты.

Переехав в новое здание, сотрудники ОНС приняли решение, поддержанное дирекцией библиотеки, о переводе СК на таблицы ББК. Этому предшествовали серьезные дискуссии, в которых принимали участие и сибирские ученые, о достоинствах и недостатках наиболее распространенных тогда в СССР универсальных классификационных системах – УДК и ББК.

Итак, с 15 мая 1967 г. новые поступления книг систематизируются по полным таблицам ББК для научных библиотек. Отныне история СК ГПНТБ СО РАН, а в дальнейшем и ЭК связана с историей развития ББК. Она достаточно подробно отражена в публикациях прошлых лет, отметим только наиболее значимые события, связанные с переходом на ББК:

– освоение методики систематизации;

– создание нового ряда СК на основе ББК и алфавитно-предметного указателя (АПУ) к нему;

– создание систематических каталогов на фонды отделения ГПНТБ СО РАН (в Академгородке) и читальных залов;

– реклассификация "старых" разделов СК ГНБ на ББК;

– начало централизованной систематизации по ББК для библиотек научно-исследовательских учреждений СО РАН, которые также приняли решение о переходе на ББК (с января 1973 г.).

Для выполнения столь сложных и трудоемких задач нужны были подготовленные кадры. Одним из способов повышения их квалификации были в то время командировки в Государственную библиотеку СССР им. Ленина (сейчас РГБ). Практически в семидесятые–восьмидесятые годы почти все систематизаторы прошли двухнедельную стажировку в СПК РГБ.

Это была не только хорошая школа, но и возможность согласования методик, таблиц, каталогов. Законодательных директив не было, было методическое сотрудничество библиотек, работавших по одной классификационной системе. Это не гарантировало абсолютной совместимости систематических каталогов, но развитие их шло в едином русле.

Если за основу взять 1967 г., год перехода на ББК, то следующий период можно определить такими временными рамками: 1967–1977 гг. В 1977 г. закончилась реклассификация всех отделов "старого" ряда СК, т.е. СК ГНБ. Основными задачами этого периода, на которых сосредоточились усилия коллектива ОНС, являлись следующие:

– плановое редактирование "старого" ряда СК с последующим переводом его на таблицы ББК;

– формирование оптимальной системы каталогов ГПНТБ СО РАН, составной частью которой являлись и реальные каталоги.

Отличительной чертой данного периода явилось изменение характера деятельности отдела: в ней все больший удельный вес занимала методическая и научно-методическая работа, углублялась и расширялась ее проблематика, все большее число сотрудников вовлекалось в ее решение.

Если в предшествующие годы (до 1967 г.) в деятельности отдела превалировали организационно-производственные вопросы (кроме момента выбора классификационной системы), то в следующий период планировались и решались следующие проблемы:

– выбор оптимальной для условий ГПНТБ СО РАН методики реклассификации;

– выбор технологической последовательности операций, разработка инструктивной документации;

– формулировка критериев качества СК и разработка на их основе системы оценки его качества;

– ведение и оптимизация рабочих таблиц ББК;

– исследование эффективности использования СК.

Основной состав каталогов определялся формировавшейся организационной структурой библиотеки и задачами ее системы библиотечно-библиографического обслуживания.

Уже к началу 1975 г., по данным паспортизации, велось 37 каталогов. Из них по своей структуре 23 каталога (64%) – алфавитные, 13 (34%) – систематические и предметные, 1 – нумерационный 3.

До сих пор мы говорили о систематических каталогах, но в числе других в Сибирь был перевезен и предметный каталог (ПК), но его судьба в ГПНТБ СО РАН была менее удачной – его перестали вести и изъяли из обслуживания в 1975 г.

Уже при приеме ПК после переезда его состояние определялось как неудовлетворительное и отмечались следующие недостатки: "создавшаяся разобщенность в формулировках и комплексировании материала, отсутствие плановой редакции не дает возможности использовать централизованную предметизацию, принять предметные рубрики и подрубрики (словник Всесоюзной книжной палаты)" 2.

Кроме того, он отражал не весь фонд, так как ГНБ еще в 1953 г. приняла решение об исключении из ПК общественно-политической, исторической, философской тематики, и опять же не был своевременно отредактирован в свете решений XXII съезда КПСС.

Надо сказать, что в истории этого каталога в ГПНТБ СО РАН отразилась история взаимодействия СК и ПК в библиотеках тех лет. В крупных библиотеках оба эти каталога, как правило, входили в состав справочно-библиографического аппарата, выполняя одну и ту же функцию. При этом не утихали дискуссии об их роли и взаимодействии в системе каталогов – то СК объявлялся ведущим, а ПК вспомогательным, то наоборот. Вот и О.И. Леопа пишет о ПК: "Иногда он выполняет функции подсобного справочного аппарата, как бы являясь "ключом" к систематическому каталогу, когда по предметной рубрике и подрубрике выделяются необходимые издания, и по систематическому шифру читатель или дежурный библиотекарь находят соответствующий раздел в систематическом каталоге, где размещен разыскиваемый материал" 2.

Ведение двух каталогов требовало больших трудозатрат. Очевидно, что для эффективного их использования была необходима постоянная работа со словарем. Язык предметных рубрик, как говорили раньше, более гостеприимен к новым понятиям и доступен для неподготовленных читателей. Систематический каталог имел свои преимущества, и оба каталога взаимодополняли друг друга при поиске, но не каждой библиотеке было под силу параллельное ведение двух каталогов.

Для того чтобы определить целесообразность ведения двух каталогов, ОНС ГПНТБ СО РАН предпринял исследование эффективности их использования, в цели которого, кроме вышесказанного, входило следующее:

– получение сведений о полноте реальных каталогов с точки зрения содержания в них необходимой читателю информации (степень удовлетворения запросов;

– установление степени использования каждого из них 4.

Была разработана подробная анкета и опрошено 503 читателя. Результаты анкетирования не преподнесли открытий, некоторые из них можно было предвидеть и до исследования, например, одной из основных причин затрудненного поиска по СК было наличие двух рядов каталога и отсутствие АПУ к нему или то, что время работы читателей с СК превышает время его работы с алфавитным. Но исследования подобного рода ценны тем, что дают сиюминутный "срез" взаимодействия конкретного читателя с конкретным каталогом, причем не изнутри, с точки зрения ведущих его сотрудников, а с точки зрения конечного пользователя. Причем в данном исследовании попытались дифференцировать читателя: как зависит его поисковое поведение от образования, цели обращения к каталогу, источника, откуда он черпает информацию и т.д. Интересно, что уже тогда задавали вопрос о перспективах поисковых средств библиотеки и 52% высказались за электронные каталоги.

Что касается ПК, то, основываясь на результатах данного исследования, его решили "законсервировать", т.е. перестать его вести, а вновь поступающие издания не предметизировать. Среди выявленных недостатков ПК перечислялись следующие: "он не обеспечивал полноту и оперативность информации, терминология предметных рубрик не соответствовала современному уровню развития и техники; не соблюдались межотраслевые и внутриотраслевые связи; имелось большое количество "широких" предметных комплексов, поглощающих множество предметно-тематиче­ских понятий 5.

Действительно, состояние ПК на момент проведения анкетирования было далеко не лучшим и тому были объективные причины.

При таких характеристиках ПК он, безусловно, не выдерживал сравнения с СК по степени обращения читателей, и поэтому определенным "лукавством" представляется вывод библиотекарей: "из реальных каталогов на первом месте находится систематический: больше половины всех тематических запросов удовлетворено по этому каталогу" 4. За ПК обиделся В.В. Власов и откликнулся следующими строками: "Изучение возможностей отказа от ПК говорит об отсутствии энтузиазма к делу предметизации со стороны коллектива библиотеки. Вместо закрытия каталога напрашиваются другие решения: провести основательную методическую редакцию каталога, начать с определенного срока вести новый каталог по определенной методике, шире использовать рубрики централизованной предметизации" 6.

Эта атмосфера соперничества утихла и ушла в прошлое по мере накопления опыта работы с машиночитаемыми каталогами, когда по желанию и умению пользователя ЭК в каждый данный момент, говоря привычным языком, становится то систематическим, то предметным или алфавитным. На первом этапе развития ЭК имела место некоторая эйфория по отношению к эффективности поиска по ключевым словам и предметным рубрикам. По-видимому, объясняется это тем, что основными разработчиками программных возможностей ЭК были тогда специалисты в области компьютерной техники, а библиотекари к тому времени уже имели вполне реальное представление о проблемах тематического поиска.

Итак, после закрытия ПК все силы ОНС были направлены на ведение и совершенствование СК, и эта задача полностью определяла структуру и технологию отдела, его кадровый состав и направление его научно-методической деятельности. В рассматриваемый период (1967–1977 гг.) численность отдела составляла уже 45 человек (по сравнению, например, с 1966 г. – 26 человек).

Если в первой половине данного периода основным содержанием научно-методической работы отдела была выработка методического и технологического механизмов реклассификации СК, то следующими, более сложными, стали задачи изучения эффективности использования СК и совершенствование таблиц ББК.

Уже в 1975 г. вышел сборник трудов сотрудников отдела, полностью посвященный каталогам и ББК 7. В нем подвели итоги реклассификации СК, дали характеристику системы каталогов библиотеки, поделилась опытом создания АПУ Е.И. Ремезова, стоявшая у истоков указателя еще в те времена, когда он существовал в виде картотеки на ее столе – сейчас это объемный словарь, ставший основой языка предметных рубрик электронного каталога.

Показательно, что уже на этапе внедрения таблиц ББК сотрудники видели возможности развития и предлагали обоснованные варианты дополнений и исправлений. В этом же сборнике появилась работа Л.А. Тараил о применении системного подхода к исследованию ББК – одна из первых отечественных работ по формализации в теории библиотечных классификаций вообще.

И еще одна очень важная работа была опубликована в сборнике трудов ГПНТБ СО АН СССР, которая открывала ставшую впоследствии очень популярной тему эффективности и качества библиотечных каталогов. З.И. Тырышкина предложила "10 показателей для определения качественной характеристики систематического каталога в количественном выражении" 8. Предполагалось, что первые 5 коэффициентов охватывают степень соответствия содержательного построения и наполнения СК "духу и букве" ББК. Другие 5 коэффициентов охватывают те требования, которые предъявляются к ведению и организации каталога с точки зрения библиотекарей. Формализацию оценки качества СК диктовали практические нужды систематизаторов. Дело в том, что после окончания реклассификации СК требовалось его сквозное редактирование, которое планировалось в те годы поэтапно, по разделам. Для оценки выполнения плановых заданий и контроля качества отредактированных разделов СК нужны были количественные показатели. Здесь уместно вспомнить и еще одну реалию прошлого – социалистическое соревнование. Подведение его итогов требовало механизма учета и сравнения не только внутри отдела в условиях "однородной" технологии, но и на межотдельском уровне. Не последнюю роль в условиях соревнования играли эти коэффициенты для оценки качества работы отдельных сотрудников при подсчете так называемого коэффициента трудового участия.

Внедрение этих показателей в жизнь осуществлялось уже в следующий период, определим его с 1977 по 1991 г. – год создания ЭК. Надо отдать должное нашим ветеранам – они сделали это первыми среди сотрудников крупнейших отечественных библиотек. В то время существовала практика редактирования СК с последующим приемом отредактированных разделов, например в БАН СССР, но без применения при этом количественных показателей.

Организационно процесс "приема-защиты" осуществлялся на трех уровнях:

– отраслевой сектор;

– отдел;

– библиотека.

На последних двух уровнях качество оценивали комиссии, причем самым ответственным, безусловно, считался третий уровень, в комиссию которого входили представители отделов библиотеки, отвечающих за обслуживание читателей.

Уже обобщение работы первых четырех лет (1979–1982 гг.) позволило ответить на такие вопросы, как: каковы оптимальный объем оцениваемого раздела СК, объем контрольной выборки, цифровые значения показателей, величина суммарного коэффициента и т.д. 9

Вообще, весь этот период идет под знаком качества: определились структура отдела, состав реальных каталогов, система повышения квалификации сотрудников. Все это позволяло говорить о том, "что в отделе сложилась определенная система средств, органов и методов управления качеством создания и ведения СК" 10.

Все, что накопил отдел за годы своего существования в области управления, технологии и научно-методической деятельности, было осмыслено как звенья единой системы. Все имело свое место и функцию и выступало либо в роли метода, либо средства, либо органа.

Так, например, на уровне отдела органами контроля качества систематизации являлись:

– научно-методический совет;

– редакционно-методический сектор;

– комиссия отдела по "приему-защите" СК.

К методам управления на этом уровне относились:

– метод "приема-защиты" отредактированных разделов СК;

– проведение дней качества.

А к средствам на отдельском уровне управления отнесена вся инструктивно-методическая документация, ГОСТы, журнал регистрации брака, печатная карточка Всесоюзной книжной палаты и т.д.

Попыткам формализации трудно поддавались такие факторы, как условности методики систематизации по ББК, в частности условия размежевания и, безусловно, человеческий фактор – эмоции людей. Что стоило, например, внести запись в "Журнал регистрации брака" или заполнить персональную карточку дня качества. Но тем не менее система работала и обеспечивала высокий уровень качества СК и АПУ, так, например, в течение четырех лет коэффициент качества СК держался на уровне 97–98,8% 8. Забегая вперед, можно сказать, что именно в эти годы (1977–1991 гг.) благодаря стабильному, хорошо отлаженному механизму управления поддерживалось высокое качество ведения и организации СК, которое впоследствии не удавалось поддерживать на том же уровне, но уже по объективным причинам, на которых остановимся ниже.

В отношении научно-методической работы этот период также был очень плодотворным. Статьи сотрудников печатались и в местной, и в центральной печати. Темой большинства из них является совершенствование отдельных разделов ББК, работа эта осуществлялась в тесном сотрудничестве с методистами научно-исследовательского отдела (НИО) ББК и систематизаторами из Библиотеки им. В.И. Ленина. Проходили Всесоюзные конференции и совещания по ББК, на которых обсуждалась перспектива второго издания ББК. В 1986–1990 гг. в ГПНТБ СО АН СССР было проведено масштабное исследование системы каталогов и картотек по единым программно-методическим материалам для всех структурных подразделений библиотеки, ведущих и использующих каталоги.

Уже в этот период в библиотечной технологии ГПНТБ СО РАН начали применять компьютеры, но процесс их внедрения шел довольно стихийно. Постепенно приоритеты определились, и основным стержнем компьютеризации стал электронный каталог. В числе других задач надо было решить вопрос о лингвистических средствах тематического поиска. К тому времени (1990-е гг.) отечественная практика накопила достаточно обширный опыт использования разнообразных ИПЯ в автоматизированном поиске и можно было сформулировать предварительные выводы.

Поэтому, приступая к определению состава лингвистического обеспечения (ЛО) ЭК, методический совет отдела руководствовался двумя основными принципами:

– наибольшую эффективность при поиске обеспечивает сочетание нескольких ИПЯ (как правило, классификационных и дескрипторных);

– целесообразность сохранения совместимости ЛО ЭК с лингвистическими средствами традиционного справочно-поискового аппарата библиотеки.

Учитывая вышесказанное, а также стремление максимально использовать опыт ведения систематического каталога в сочетании с алфавитно-предметным указателем (АПУ), было принято решение о том, что начиная с 1991 г. каждому документу, вводимому в ЭК ГПНТБ СО РАН, присваивать:

– индексы ББК;

– индексы рубрикатора ГРНТИ;

– рубрики АПУ;

– ключевые слова (для документов на иностранных языках).

С 1996 г. ЭК стал доступен для читателей, а с 1998 г. с ним можно работать через Интернет.

Таким образом, с 1991 г. началось параллельное существование карточных и электронного каталогов. Это десятилетие совместного их ведения и использования в условиях библиотеки позволяет посмотреть на них с точки зрения общности и/или различия проблем в области тематического поиска. Мы говорили уже о том, что в предыдущий период СК достиг стабильно высоких показателей качества. Величина суммарного коэффициента качества в эти годы колеблется от 96 до 98%. Применение этого показателя безусловно удобно наглядностью и сопоставленностью при оценке результатов проделанной работы, но говорит ли его величина действительно о высоком качестве СК? Ведь оценивает он каталог в основном с точки зрения библиотекаря, очевидно, что о "потребительских" свойствах каталога речь не идет.

Противоречивость данной ситуации, заключающейся в неадекватности затраченных усилий на ведение и развитие каталога, эффективности его использования, осознавалась уже и в то время. В чем конкретно выражались проблемы справочно-библиографического аппарата (СБА) в целом к моменту организации ЭК?

С одной стороны:

– вынужденное увеличение состава каталогов и картотек, их пространственная и коммуникативная разобщенность (практически единственным связующим звеном был дежурный библиограф-консультант);

– растущая во времени по мере наполнения сложность структуры СК;

– технологическая разобщенность служб, ведущих отдельные подсистемы СБА;

– несогласованность лингвистических средств тематического поиска по СБА.

А самое главное противоречие, с которым сталкивается реальный каталог любой крупной библиотеки, – это универсальность его тематического охвата, нивелирующая глубину отражения содержания документов и разнообразие, как видовое, так и содержательное, запросов читателей публичной библиотеки (а в нашем случае еще и академической библиотеки, где заявлено о приоритетности обеспечения научной проблематики). Ведь теория лингвистического поиска и практика библиотечных каталогов существуют параллельно. Учеными давно разработаны и внедрены в практику передовые технологии поиска. А специфика реальных каталогов диктует свои реальные ограничения вполне объективного характера.

Сознавая сложности, возникающие перед реальными библиотечными каталогами, мы "уповали" на ЭК, полагая, что многие проблемы решатся с его помощью. Вот уже 6 лет наш ЭК обслуживает поток читателей и небезынтересно сравнить надежды поры проектирования и организации ЭК с предварительными итогами его эксплуатации в условиях библиотеки. Безусловно, ЭК – это другой уровень технологии, предлагающий неизмеримо большие возможности документального поиска. Это единый банк данных, снявший, в частности, проблему громоздкой многозвенной системы каталогов и картотек и заменивший ее проблемой доступа. Но некоторые проблемы тематического поиска он унаследовал от традиционных библиотечных каталогов. Для того чтобы пояснить данный тезис, воспользуемся идеей Л.А. Тараил о факторах, сокращающих время функционирования библиотечной классификации и каталога, построенного на ее основе, и факторах, удлиняющих его 11.

Применим данное положение к ЭК, который можно рассматривать, с нашей точки зрения, как поисковую систему, основанную, в частности, на языке классификационного типа. К факторам, вызывающим "старение" ИПС, автор относит развитие науки и поток документов, поступающих на обработку. И если поток документов – относительно стабильная величина в условиях библиотеки, то в науке наблюдаются следующие тенденции: нарастает процесс интеграции знаний, появления междисциплинарных отраслей – все это требует постоянной работы по обновлению, актуализации языков ЭК. Из всех факторов именно наука, постоянно обновляющееся и развивающееся знание об окружающем мире, является наиболее мощным фактором "устаревания" ИПС.

К факторам, удлинняющим жизненный цикл поисковой системы, Л.А. Тараил относит способность классификации принимать новые понятия и списание устаревшей литературы, сдерживающей рост наполняемости каталога. Применительно к нашей ситуации это означает способность языковых средств отражать новые понятия, явления, образовывая для них новые индексы, рубрики без кардинальной ломки структуры. Это очень сложный вопрос качества языка, который включает в себя такие понятия, как растяжимость, вариативность, альтернативность и возможность быстрого пересмотра и изменения рабочих таблиц. Из языков, применяемых в ЭК ГПНТБ СО РАН, язык предметных рубрик более всего отвечает этим последним требованиям, он более гибок. И по структуре своей приближен к естественному языку.

Что касается второго фактора, то его можно сформулировать так: ИПС "старится" по мере роста поискового массива, и это общеизвестно и даже называют количественный порог этого массива (около 8 тыс.). Другими словами, можно сказать, что сложности ЭК нарастают во времени по мере эксплуатации его в реальных условиях, когда начинают проявляться противоречивые взаимоотношения между полнотой и точностью поиска.

Мы повторяем эти общеизвестные положения для того, чтобы подчеркнуть, что и на другом технологическом витке ИПС сталкиваются с теми же проблемами, причины которых кроются в особенностях человеческой психики, языка, передачи и восприятия смысла в процессе коммуникации.

ЭК только тогда будет эффективной системой, когда налажен механизм по обеспечению его жизнеспособности. В рамках рассматриваемой темы это ведение словарей, постоянное редактирование накопленного массива, совершенствование средств диалога с пользователями и многое другое. В условиях ведения и традиционного, и электронного каталогов все труднее поддерживать их высокий уровень качества и эффективности. И если старение карточного каталога в какой-то мере неизбежно и вынужденно, то ЭК должен стать объектом объединенных усилий всех служб библиотеки, отвечающих за его эффективное использование.

Неизмеримо более трудоемкой является задача поддержания жизнеспособности ЭК, в частности процесс ведения словарей ИПЯ, обеспечивающих тематический поиск. В нашем случае их три: ББК, язык предметных рубрик алфавитно-предметного указателя к СК и ГРНТИ. В части методического обеспечения в наиболее выгодном положении находятся ББК и язык предметных рубрик (ЯПР), благодаря отлаженной и традиционно поддерживаемой практике актуализации рабочих таблиц в ЦНОД, контроля качества индексирования, развернутой системе методической документации и, наконец, многолетнему опыту использования их в библиотечном каталоге. По поводу ГРНТИ можно сказать, что он в настоящее время является отечественной универсальной системой классификации НТИ, которая поддерживается, совершенствуется и внедряется на удовлетворительном уровне. Тем не менее в наших условиях оперативной обработки текущего потока документов неизбежен процесс внесения дополнений как в таблицы рубрикатора, так и в указатель к нему.

Даже библиотеке такого масштаба, как ГПНТБ СО РАН выполнение таких, в общем-то рутинных, процедур дается с большим напряжением из-за нехватки финансовых и кадровых ресурсов. Эти же причины являются одним из сдерживающих факторов при реализации всех потенциальных возможностей ЭК при вводе информации (мы имеем в виду раскрытие содержания документов) и при выводе (поиск информации). В частности, мы говорим сейчас о технических и программных возможностях автоматизированного поиска: именно на них возлагали мы большие надежды в прошлом, сталкиваясь с ограничениями карточного каталога.

Наша методика по размежеванию и дублированию содержит ряд казуистических приемов, ограничивающих многоаспектное отражение содержания документов из-за боязни "разбухания" объема каталога в пространстве. В качестве примера попытки преодоления линейности физического представления полииерархии классификации в каталоге можно вспомнить предложение прошлых лет В.Г. Зущина о целесообразности ведения нескольких параллельных рядов в СК: так, например, в разделе "Экономика растениеводства" "одновременно могут быть созданы комплексы трех типов: отрасль – проблемы – территория, проблема – отрасль территория, территория – отрасль – проблема" 12.

Казалось бы, сейчас сняты эти ограничения и можно было бы и отступить от принятой когда-то методики и "продублировать" документы в несколько разделов ЭК, повышая его шансы "послужить" многим читателям, специалистам в области самых различных отраслей знания (наиболее плодотворным и целесообразным это было бы в случае сборников статей и докладов конференций).

Ведь в карточном каталоге есть вероятность хотя бы и случайной встречи с потенциально полезной книгой, тогда как в ЭК необходимо точное совпадение языков пользователя и системы. Тем более, что тенденция к интеграции и целостности знаний сохраняется и растет, потому что "закон многомерного информационного пространства гласит, что мерность пространства наших знаний увеличивается с глубиной, в соответствии с этим информационные признаки (читай: рубрики классификации) становятся все менее взаимоисключаемыми и все более параллельными" 13.

Тем не менее наша практика и практика других крупнейших библиотек (а мы нередко сверяем свои решения с ЭК РГБ и РНБ) показывает, что не отступают библиотекари от традиционной методики, что, как правило, присваиваются документу один-два индекса (это наблюдение справедливо и для предметных рубрик). Мы понимаем, что для строгих выводов нужны более достоверные исследования (и, очевидно, есть смысл провести их для углубленного изучения этого явления), но тенденция прослеживается.

По нашему мнению, объясняется это как минимум двумя факторами: инерцией профессионалов и дефицитом кадровых и финансовых ресурсов. Причем, где-то эти факторы сливаются, так как инерция профессионалов объясняется, в частности, тем, что пока не происходит интенсивной смены поколений систематизаторов, не хватает притока молодых специалистов, а не идут они в библиотеку потому, что зарплата… и т.д.

Выход общеизвестен – корпоративная каталогизация, предполагающая использование библиотечными сообществами единых компонентов информационной среды. В конце концов закончится выяснение отношений между форматами и системами, и станет реальностью взаимное использование результатов каталогизационной обработки. Не вдаваясь в подробности возможностей унификации средств создания и поддержания ЭК, хотелось бы остановиться на следующих моментах.

Мы уже говорили о трудоемкости ведения и поддержания в рабочем состоянии словарей лингвистических средств ЭК (тем более, что количество их в ЭК возросло). В этих условиях неизбежно встает проблема выбора, – несколько упрощая, ее можно сформулировать так – продолжать ли дальше решать эту задачу самостоятельно либо брать готовые решения принятой ГПНТБ СО РАН единой системы (мы имеем в виду только ту часть наполнения формата, которая связана с классификационными данными). Для ГПНТБ СО РАН это не простая дилемма, это вопрос не только модификации технологии, но и смены идеологии, которая прежде всего касается самих кадров систематизаторов.

Дело в том, что библиотек такого масштаба, как ГПНТБ СО РАН, не так уж и много в России. В течение десятилетий в них сформировался уникальный тип профессионала, назовем его обобщенно – систематизатор. Уникальность его – в особенностях профессионального менталитета, в его опыте и навыках работы с содержательной стороной документа, методах преобразования информации, ее анализа и синтеза. Иными словами, применяя терминологию Э.Р. Сукиасяна, систематизатор – это специалист по организации знаний. И организует он знания в соответствии с теми классификационными системами, которые приняты в данной библиотеке для раскрытия содержания ее фонда. А фонд библиотеки универсален и достаточно огромен, и данные качества также определяют специфику профессионального сознания систематизатора, так как он в своей повседневной деятельности имеет дело с универсумом знаний и, следо­вательно, с тезаурусами и потоком документов универсального содержа­ния. Оперируя такими данными ежедневно, систематизатору приходится искать ответы на нетрадиционные специфические вопросы, над которыми и не каждому узкому специалисту положено задумываться: как вписываются новые понятия и явления в общую картину мира, какие отрасли знания могут иметь статус междисциплинарных.

Об этом можно много говорить, но есть и другая сторона: взаимосвязь профессионального опыта систематизатора с умением и навыками информационного поиска. Мы имеем в виду его диалог с пользователем при поиске по ЭК. Безусловно, тот, кто организует поисковый массив ЭК и знает возможности и невозможности его лингвистических средств в процессе обработки документов, точнее переведет запрос пользователя на язык системы и извлечет из нее максимум полезной информации. Безусловно, не каждый пользователь нуждается в таком тщательном и кропотливом сеансе поиска, требующем манипуляций не только с программными возможностями ЭК, но и уточнения, углубления либо расширения смысловой зоны поиска.

Если систематизатор будет пользоваться готовым классификационным решением и будет выключен из активного процесса отслеживания и согласования рабочих таблиц (словарей) с содержанием потока документов, очевидно, это не самым лучшим образом повлияет и на его навыки и способности поиска точной и полной информации.

Здесь уместно вспомнить, что и в условиях традиционных каталогов узкая специализация – разделение служб ведущих каталоги и обслуживающих по ним читателей – также осознавалась как проблемная ситуация, требующая корректировки.

Можно коснуться и другой особенности современной поисковой ситуации. Многие специалисты самых разных подразделений ГПНТБ СО РАН отмечают изменения состава читательского контингента, в котором преобладают студенты. И эту "волну" специфического читателя (как правило, это неопытный пользователь, сезонно посещающий библиотеку) первым принимает на себя ЭК. Специфику их запросов и требований к ЭК мы уже отмечали: это быстрота и доступность. Процесс уточнения их запросов затруднен, так как содержание их жестко ограничено заданными рамками, а обращение к поисковой системе глубоко не мотивировано и сиюминутно.

И тем не менее это массовый пользователь ЭК, требующий внимания и усилий информационного посредника и поглощающий большую часть его рабочего времени. Создается впечатление, что это и есть главная функция каталогов библиотеки: удовлетворение такого рода запросов. Постепенно происходит адаптация ЭК к этим требованиям: быстро и доступно, и, как следствие, по умолчанию снижается качество поиска и не полностью используются ресурсы каталога и профессиональные навыки библиотекарей.

Справедливости ради надо отметить, что тенденция эта наблюдается и вне стен библиотеки: "К сожалению, те интерфейсы и средства навигации, которые мы имеем сегодня для облегчения и использования в Web, являются «молчаливым падением процесса» поиска. Web – это отличное средство для поиска некоторой информации по теме, для поиска очень свежей и быстроменяющейся информации и общения друг с другом по схожим интересам. Однако она меньше всего подходит для человека, ищущего серьезную информацию" 14.

И закончить хотелось бы еще одной цитатой: "Парадоксально, но факт, что самый плохой доступ к информационным ресурсам в условиях информационного общества имеют ученые. Неформальные, часто меняющиеся интересы делают их обслуживание трудной задачей… Необходима полная перестройка традиционных систем информационного обслуживания с переориентацией отраслей и организаций на «штучное» обслуживание каждого ученого" 14.

Литература

 15 лет в составе Сибирского отделения АН СССР // Сб. науч. тр. ГПНТБ СО РАН. – 1971. – Вып. 21. Развитие библиотечно-библиографического обслуживания ученых и специалистов научно-исследователь­ских учреждений СО АН СССР. – С. 5–17.

2 Реальные каталоги ГПНТБ СО АН СССР за 10 лет (1958–1967) // Науч. б-ки Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1971. – Вып. 1 (7). – С. 199–209.

3 Леопа О.И., Студенкова К.Ф. Система каталогов и картотек ГПНТБ СО АН СССР // Организация каталогов и внедрение библиотечно-биб­лиографической классификации в ГПНТБ СО АН СССР. – Новосибирск, 1975. – С. 5–34.

4 Леопа О.И. Эффективность использования реальных каталогов ГПНТБ СО АН СССР // Организация каталогов… – С. 35–49.

Ветошкина З.С., Тырышкина З.И. Каталоги ГПНТБ СО АН СССР и повышение их информационно-поисковых качеств // История становления и развития библиотечно-библиографического обслуживания научно-исследова­тельских учреждений Сибирского отделения АН СССР. – Новосибирск. 1978. – С. 52–71.

Нам пишут // Науч.-техн. б-ки. – 1977. – № 3. – С. 40.

Организация каталогов и внедрение библиотечно-библиографической классификации в ГПНТБ СО АН СССР: Сб. науч. тр. ГПНТБ СО РАН. Вып. 22. – Новосибирск, 1975. – 140 с.

8 Тырышкина З.И. Методика оценки качества систематического каталога // Эффективность работы научной библиотеки. – Новосибирск, 1976. – Вып. 30. – С. 51–59.

Колесникова З.П., Медведева Т.И. Внедрение критериев оценки качества в практику редактирования систематического каталога ГПНТБ СО АН СССР // Оптимизация информационно-поисковых качеств справочного аппарата библиотеки. – Новосибирск, 1982. – С. 25–36.

10 Пушкарева Л.В., Тырышкина З.И. К вопросу формирования системы управления качеством каталогов // Оптимизация информационно-поисковых качеств… – С. 15–24.

11 Тараил Л.А. Свойства библиотечной классификации как фактор качества систематического каталога // Оптимизация информационно-поисковых качеств… – С. 36–43.

12 Зущин В.Г. Таблицы классификации и систематический каталог // ББК и практика перевода систематического каталога на схему ББК. – Л., 1971. –
С. 33–55.

13 Воробьев Г.Г. Наука как информационная система // НТИ. Сер. 1. – 2002. – № 2. – С. 1–14.

14 Гриффитс Х.М. Почему Web не является библиотекой // Междунар. форум по информ. – 2000. – Т. 25, № 1. – С. 17–23.

О.В. Кулева

Ссылки на труды сотрудников ГПНТБ СО РАН
как показатель их активности
в научно-образовательном пространстве


Оценка качества деятельности отдельного ученого и научных коллективов с момента зарождения самой науки как таковой и во все времена, так или иначе, являлась одной из актуальнейших и в то же время труднейших проблем. Экспертная оценка не всегда может быть объективной. Поэтому важны простые "количественные" способы оценки деятельности ученых и ее результатов. Самым точным из них является индекс цитирования.

"Публикаторская" активность ученого, на наш взгляд, является одним из важнейших индикаторов качества научно-образовательного пространства региона.

В ГПНТБ СО РАН как научно-исследовательском учреждении также имеется необходимость в оценке труда научных сотрудников и выявлении ссылок на их публикации, т.е. в формальном описании научно-образова­тельного пространства в области библиотековедения, библиографоведения и книговедения. Эта статистическая информация используется при аттестации библиотечных и научных сотрудников библиотеки и при подготовке статистических отчетов в целях определения качества научной деятельности. В 1967 г. был создан читальный зал библиотековедения, который работал в структуре научно-методического отдела*2. В этом же году была организована картотека "Труды сотрудников ГПНТБ СО РАН", и начали выявлять ссылки на их публикации, но эта работа проводилась нерегулярно. На основе картотеки в 1992 г. была создана БД, которая доступна через Интернет, сбор ссылок стал проводиться регулярно и наиболее полно, но ссылки выявлялись только на труды работающих в данное время сотрудников, а учет велся только по общему количеству карточек. Дифференцированный учет в табличной форме стал проводиться с 1998 г., и, наряду со ссылками на публикации работающих сотрудников, учитывали и ссылки на труды уволившихся сотрудников. К настоящему времени сложилась технология формирования массива данных о публикациях сотрудников ГПНТБ СО РАН, который является источником информации о публикаторской активности исследователей в области библиотековедения, библиографоведения и книговедения. Технология включает следующие основные этапы:

1. Сбор информации. В процессе разметки статей в сборниках, периодических изданиях выявляются ссылки на труды сотрудников непосредственно в текстах статей и в списках литературы при статьях. При сборе ссылок для определения индекса цитируемости учитывается число авторов (если публикация подготовлена в соавторстве) и самоцитирование.

2. Распечатка ссылок на каталожных карточках.

3. Статистическая обработка собранной информации. На этом этапе ведется подсчет ссылок и затем отмечается в таблице 1.

Таблица 1
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15


Похожие:

Сибирь и дальний восток iconОбзор средств массовой информации
КоммерсантЪ: «Русгидро» переоценило Дальний Восток. Компания возьмет «рао эс востока» в полтора раза дороже рынка
Сибирь и дальний восток iconАгентства «Интерфакс» состоялась пресс-конференция Губернатора моя кандидатура будет внесена победу на чемпионате мира и Европы по гиревому спорту
Дальний Восток не показывал никогда! Наш знаменитый земляк Василий Павлович Скоробач – почетный
Сибирь и дальний восток iconВалерий Кравников1 Некоторые итоги развития туризма в Архангельской области в 1995 1999 годах
С открытием Северного морского пути через нашу область пролёг маршрут на Дальний Восток и в Америку. А сегодня ее можно назвать и...
Сибирь и дальний восток iconОоо «Русские инвесторы Сибирь» Июнь 2005 ООО «Русские Инвесторы Сибирь»
Содержание
Сибирь и дальний восток iconТуристический развлекательный комплекс на базе развития озера и прилегающих территорий ксуп «Комбинат «Восток» Recreation & Entertainment Complex Developed On The Basis Of
...
Сибирь и дальний восток iconБизнес-планирование в лесной отрасли ООО «Русские инвесторы Сибирь»
Содержание
Сибирь и дальний восток iconКомплексная переработка молока
Сельскохозяйственный производственный кооператив «Сибирь», председатель Буркевич Наталья Матвеевна
Сибирь и дальний восток iconКомплексная переработка молока
Сельскохозяйственный производственный кооператив «Сибирь», председатель Буркевич Наталья Матвеевна
Сибирь и дальний восток iconБизнес-среда «Большой скачок» под вопросом руп «Редакция журнала «Дело (Восток + Запад)» 19

Сибирь и дальний восток iconРан. Элеонора Черная, риа новости Сибирь
Томского государственного архитектурно-строительного университета (тгасу) и
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница