Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд




НазваниеBoss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд
страница2/27
Дата конвертации14.09.2012
Размер4.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Глава 2


Неоновую вывеску с надписью «Тэралоджик» окружал ореол; шел проливной дождь, и близость моря почти совсем не чувствовалась. Грэг припарковал взятую напрокат машину на гостевой стоянке, схватил портфель и, втянув голову в плечи, побежал к входной двери. Администратор широко улыбнулась деланной улыбкой. Грэг сразу почувствовал ее беспокойство: слухи распространяются быстро.

После его встречи с Сэнди прошло два дня. События развивались с удивительной скоростью. Вернувшись на завод, он освободил свой стол, оставил всю информацию, какую мог, генеральному директору, продублировал все свои личные файлы, затем удалил их из локальной сети, собрал в коробку награды, завоеванные им на турнирах по гольфу, дипломы и семейные фотографии и поехал домой. Упаковав дорожную сумку, он поцеловал жену Кэтрин и детей и отправился в Сан-Франциско. Жена все еще не могла смириться с неожиданным поворотом событий.

Пока администратор дозванивалась до генерального директора, Грэг снял промокший пиджак. Дожидаясь ответа, он от нечего делать рассматривал дипломы, развешанные на стене у входа. Вот какая-то неизвестная тренинговая компания присуждала награды за высокое качество продукции. Еще – потускневшие обязательства улучшить обслуживание клиентов, гарантировать качество продукции и повысить производительность. Внизу – подписи генерального директора и двенадцати других руководителей высшего ранга. А вот фотография лучшего сотрудника месяца, сфотографированного полароидом, если честно, он выглядел на снимке просто ужасно. Под стеклом, засиженным мухами, красовалось программное заявление компании. Местами оно покрылось плесенью.

Перед тем как ехать в Сан-Франциско, Грэг собрал всю возможную информацию. Он знал, что генеральный директор Джек Рэнк закончил Массачусетский технологический институт по специальности «микроэлектроника», он проработал на «Тэралоджик» около десяти лет и принимал активное участие в создании завода в Сан-Франциско.

Внутренняя дверь отворилась, кто-то вошел, и Грэг обернулся, чтобы поздороваться. Вошедший мужчина был невысокого роста, его густые черные волосы были уложены в модную прическу. Они пожали друг другу руки, и Грэг почувствовал смутную тревогу.

– Рад познакомиться с вами, – Джек улыбнулся, но в глазах его не было даже тени улыбки.

– Взаимно, – улыбнулся в ответ Грэг.

Они проследовали через вестибюль. Кабинет Джека выглядел пустым. Грэг повесил пиджак на спинку кресла и сел. Личного помощника у Джека не было, поэтому, пока Грэг доставал блокнот и электронную записную книжку, Джек в коридоре наливал кофе из автомата.

Он аккуратно поставил перед Грэгом чашку с дымящимся напитком и сел в кресло напротив.

– С чего начнем? – спросил он без церемоний, но в глазах его было великое множество вопросов!

– Ну, для начала замечу, что эта встреча происходит не по моей инициативе. Все это свалилось на меня как снег на голову, – ответил Грэг.

– Добро пожаловать в корпоративный мир рациональных решений, – сухо бросил Джек. – Сэнди сказал мне, что вы умеете чудесным образом повышать производительность на заводах. Конечно, нам пригодится любая помощь. Когда нас поглотил «Интекол», нам сразу начали присылать экспертов по модернизации, но они быстро выдохлись. Они, как испанские конкистадоры, почему-то считали, что мы можем внедрять их планы по улучшению производства и при этом совсем не участвовать в разработке этих планов. Сэнди говорит, что вы больше склонны к сотрудничеству.

Грэг почувствовал себя неловко: что еще мог сказать Сэнди?

– Боюсь, Сэнди преувеличивает. Он меня с кем-то путает, – Грэг посмотрел в свои записи: – Вы здесь еще долго пробудете?

Джек почесал подбородок:

– Думаю, недели две.

– Хорошо, тогда вы мне будете нужны почти все это время. Мне необходимо изучить компанию как можно лучше. До того, как вы уйдете!

– Я же не на Марс улетаю, – улыбнулся Джек. – Вы всегда сможете связаться со мной по телефону.

– Ну, до отъезда вы должны загрузить меня информацией по полной программе, а времени осталось немного.

Джек кивнул:

– Давайте начнем. Я отменил сегодня все встречи, чтобы помочь вам освоиться и войти в курс дел. С завтрашнего дня вы начнете работу с другими членами руководства. Если вам что-то будет неясно, я готов помочь.

Остаток дня пролетел быстро. Они занимались стратегиями, бюджетами, бизнес-планами, поставщиками и кадрами. На улице уже стемнело, когда Джек, потирая глаза, откинулся на спинку стула и сказал:

– На сегодня все. Я выжат, как лимон.

Грэг собрал папки и сложил их в портфель. Выходя из здания, они поздоровались с ночным сторожем – тот сидел за столиком при входе. Грэг поехал в отель, зарегистрировался там, а потом позвонил домой. Как приятно было услышать звонкий голос дочери! Дочка радовалась простым вещам: у нее новое платье! А еще ее проект принят на городскую научную выставку! Потом к телефону подошла жена, и он услышал в ее голосе гордость за дочь. И только сынок был недоволен: злюка-мамочка опять отняла игровую приставку!

И вдруг Грэгу стало ужасно одиноко в маленьком гостиничном номере. По складу характера и образу жизни он совсем не был похож на героя. Он открыл портфель, достал из папки самый верхний документ и начал читать. Свет выключил только в два часа ночи.

В семь утра Грэг уже был на заводе. Приехал как раз вовремя: занял последнее свободное место на парковке. Смена заканчивалась в шесть утра, и мест уже не было. Вокруг кипела жизнь.

Джек дал ему копию платежной ведомости, чтобы он знал имена других руководителей. Грэг попросил администратора связаться с Ли Танака, вице-президентом по управлению. Администратор набрала номер и указала на телефон с другой стороны стола. Грэг поднял трубку. И услышал хороший английский с легким восточным акцентом.

– Здравствуйте, Ли, это Грэг. Можно с вами увидеться?

– Конечно, – ответил Ли. – Мой кабинет – на втором этаже. Проводить вас сюда?

– Не беспокойтесь, я найду дорогу.

Он прошел по галерее. Двери за спиной Грэга герметично закрылись при помощи сжатого воздуха. Он поднялся по лестнице – на втором этаже его встретил Ли. Они пожали друг другу руки. Грэг принялся осматривать завод. Это было впечатляющее зрелище! Заводы, производящие микроэлектронику, работают в искусственной и почти стерильной среде: элементы печатных плат нанометрового диапазона1необходимо тщательно оберегать даже от мельчайших соринок. Кроме того, предприятие работало почти бесшумно. В тишине лишь влага капала с кондиционеров да звякала автоматическая система загрузки-разгрузки деталей. Все оборудование до мельчайших элементов сверкало нержавеющей сталью или белоснежной эмалью. И только кабели, протянутые вдоль столбов и потолочных перекрытий, были цветными. Белое оборудование пронизывали мириады труб – в них подавали очищенную воду, электричество, сжатый воздух, газ, кислоту, разряженный воздух. Трубы для тушения пожаров тянулись через весь производственный этаж. У Грэга перехватило дыхание – вот махина этот завод! Да, Джек говорил ему накануне, что это один из самых крупных заводов в «Интеколе» и что другие заводы гораздо меньше.

Грэг долго рассматривал огромное помещение, запоминая, что где находится. У него возникало так много вопросов к Ли, что тот не успевал ответить на один вопрос, а Грэг уже задавал следующий. Через два часа Грэг стоял у тройной стеклянной стены, отделяющей кабинеты от производственного помещения, и улыбался Ли:

– Вы действительно хорошо знаете завод! Я надеюсь, вы поможете мне в работе.

Ли улыбнулся – он явно почувствовал такое облегчение, словно сдал важный экзамен.


* * *


Остальные дни недели Грэг работал с отделами, вникал в их функции и задачи. Он встречался со служащими, забирался в вентиляционные колодцы, ходил по складам и складским помещениям, проверял подземные коммуникации, выдергивал сорняки в заводском дворе и даже забирался на крышу. Оттуда открывался потрясающий вид на побережье Тихого океана.

– Было бы неплохо перенести сюда мой кабинет, – улыбнулся Грэг. У менеджера из отдела эксплуатации, который сопровождал его, закружилась голова, и он смог лишь слабо кивнуть в ответ.

В пятницу вечером Грэг возвращался домой на самолете. Он так интенсивно работал всю неделю, что от напряжения ныли мышцы рук и плеч.

Теперь ему казалось, что размещать заводы следует именно в глубинке. «Там намного тише и спокойнее», – думал он, растирая затекшую шею. Он закрыл глаза и стал анализировать ситуацию на заводе. Персонал хорошо обучен. Недавно введена новая система управления предприятием, которая позволяет руководить всеми поставщиками. Никогда прежде Грэг не видел такой эффективной и перспективной системы! Спрос превышает предложение. Если судить по книге заказов, то ближайшее будущее не внушает никаких опасений! Найти уязвимые места куда труднее – именно это его и беспокоит! У него возникло ощущение, словно все идет слишком хорошо. По опыту он знал, что на успешных предприятиях события могут развиваться весьма драматически. А непрерывная активность вызывает постоянное напряжение. Правда, на «Тэралоджик» он этого не почувствовал. И все-таки Грэгу показалось, что работники разговаривали с ним как-то слишком осторожно. Вроде бы они и хотели сотрудничать, но их дружелюбие могло быть показным. Грэг чувствовал тщательно скрываемое недоверие. На заводе существовали какая-то своя жизнь, свои правила, которые он пока не мог постигнуть. Ему было не по себе: что же происходит на самом деле?

Весь полет он думал только о заводе, о своей работе и о последних рабочих днях. Он думал об этом даже за обедом. Потом он отодвинул тарелку с вилкой в сторону и уснул. Проснулся он только когда пришла стюардесса – забрать поднос и попросить, чтобы он опустил сиденье перед посадкой.

Самолет остановился у платформы. Грэг снял с верхней полки две коробки: подарки в нарядных ярких упаковках. Представил, какую радость они доставят детям, – и улыбнулся счастливой улыбкой.


* * *


В субботу утром он отправился в гольф-клуб. День выдался замечательный, солнечный. Грэг решил, что такой день надо провести на природе. Накануне, приехав домой, он весь вечер провел с детьми. Это было так чудесно! Они ужасно обрадовались его возвращению!

Утром позвонил Эндрю Карлсон (его старый друг по колледжу, а ныне – специалист по разработке программного обеспечения) и пригласил сыграть партию в гольф. Кэтрин тут же сказала, что ему непременно нужно отдохнуть и поупражняться. Грэг был благодарен жене: все-таки она отлично его понимала!

Они с Эндрю вместе играли в гольф со времен учебы в колледже. И сейчас, ярким солнечным утром, Грэг шел по изумрудно-зеленому фэрвею,1и ему казалось, будто он вернулся в студенческие годы. Он наслаждался этим днем! Так дорожат тем, что скоро придется потерять. Он знал, что после переезда в Калифорнию партии в гольф будут редкими. Если вообще будут. Эндрю отправил мяч на неровную часть поля и недовольно сморщился.

– Ты настоящий хакер – что в офисе, что тут, – улыбнулся Грэг.

– А вот тебе нечем похвастаться, – парировал Эндрю, – чтобы загнать мяч в последнюю лунку, тебе понадобится водолазное снаряжение.

Грэг засмеялся. Так здорово было отвлечься от мыслей о «Тэралоджик» – хоть ненадолго!

На восьмом фэрвее они опять заговорили о делах. Эндрю рассказал об открытии в сфере программируемых логических контроллеров, а еще – что он пытается найти средства и открыть новое дело. Он с уверенностью и энтузиазмом твердил, что у новой технологии, только что появившейся на рынке, большое будущее.

– Расскажи-ка мне о своем новом приключении, из-за которого ты собрался на запад, – попросил Эндрю.

И Грэгу пришлось снова вспомнить о «Тэралоджик». Эндрю был человеком здравомыслящим, и Грэг решил поделиться с ним своими страхами, сомнениями и гнетущими предчувствиями насчет компании.

– Давай я опишу тебе ситуацию на «Тэралоджик», может, ты сможешь помочь мне. Я хочу понять, что же там все-таки происходит.

– Конечно, – ответил Эндрю, – уж я постараюсь сорвать твое повышение!

– Послушай, я серьезно!

– Да ладно, помогу я тебе, помогу!

И Грэг стал рассказывать, в какую историю он попал по воле Сэнди.

– Меня очень беспокоят подводные течения на предприятии, – он наморщил лоб. – Я не могу в этом разобраться. Завод может производить тонны продукции! Что этому мешает? Ничего! Оборудование там первоклассное, завод в замечательном состоянии, рынок требует все больше и больше, управленцы там очень способные – во всяком случае, такое у меня сложилось впечатление. Но они почему-то никак не могут выйти на максимальную мощность. Эндрю задумался:

– А они пытались внедрять программы для повышения производительности?

Грэг воскликнул:

– Дружище, да у них уйма таких программ! У них на стенах полно всяческих лозунгов, плакатов, дощечек, графиков, табло, наград, трофеев, флагов и даже статуэток! Они перепробовали кучу программ: реорганизацию бизнес-процессов, управление в условиях жестких ограничений, работу в группах рабочего самоуправления и, наконец, системы «Шесть сигма» и «Точно вовремя».1

– И что в итоге?

– Эффект был, но непродолжительный, – так сказал мне вице-президент по управлению. Ведь всякое новшество дает всплеск активности – это заранее известно. Потом энтузиазм спадает и производительность возвращается на прежний уровень. Они обращались к нескольким консультантам со стороны, но их вмешательство тоже ни к чему не привело. Сначала производительность несколько повышалась, а потом возвращалась к исходному уровню.

– Похоже на эффект Хоторна.2

– Что-что? – удивленно переспросил Грэг.

– Я говорю об экспериментах, которые проводил в двадцатых годах прошлого века Элтон Мэйо, профессор Гарвардской бизнес-школы. Он и его коллеги выясняли, как усталость и монотонность влияют на производительность труда. Исследования проводили на заводе «Вестерн Электрик Хоторн» в городе Цицеро, штат Иллинойс. Работали с небольшой группой женщин. Их изолировали от привычной заводской среды и стали производить эксперименты. Меняли количество перерывов в работе, длительность рабочего дня, уровень температуры и влажности. Это удивительно, но производительность труда возрастала после каждого изменения! Даже в конце эксперимента, когда женщины вернулись к прежним условиям работы: к 48-часовой рабочей неделе без перерывов, с работой по воскресеньям, без сдельной оплаты труда и обедов за счет предприятия – производительность все равно увеличилась! Через три месяца после окончания эксперимента производительность труда вернулась к прежнему уровню! Отсюда вывод: производительность труда в этой группе повышалась только от одного внимания, которые ученые оказывали работницам.3

– Да, да! Теперь я вспомнил! – воскликнул Грэг. – Я не сомневаюсь, что наше руководство искренне пыталось улучшить обстановку, но эффект кратковременный! Точно! Как в Хоторне!

– Если бы ты знал, сколько компаний столкнулись с такой же проблемой! Мы поставляем заводам системы компьютеризованного мониторинга и системы контроля, – сообщил Эндрю. – И для большей части заводских начальников это последняя надежда. Они пытаются при помощи этих систем контролировать своих подчиненных, поддерживать производительность на высоком уровне и заставить людей отвечать за нарушение стандартов. А ведь наши системы – это весьма дорогое удовольствие! Но многие убеждены, что тщательный контроль обеспечит высокую производительность.

Грэг смущенно проговорил:

– У меня есть определенный опыт работы с электронным мониторингом. Этот метод совсем не стимулирует рабочих. Они чувствуют себя униженными, когда каждый их шаг отслеживают компьютеры. Раз руководство следит за ними, значит, не доверяет! Рабочие ломают устройства слежения: ведь каждый человек – личность, а не винтик! Почему это его контролирует какая-то электронная система?!

– Да, это правда, – согласился Эндрю. – К нам поступает много звонков по поводу ремонта электронных сенсоров, которые или внезапно вышли из строя, или просто исчезли, или по каким-то необъяснимым причинам вдруг испортилась электропроводка. И это происходит регулярно, раз за разом, на одном и том же заводе.

– Я бы тоже так сделал на месте рабочих, – признался Грэг. – Постоянный, ежечасный, ежедневный контроль ужасно действует на нервы. Единственное, что остается, – поломать это проклятое оборудование.

Они молча шли по полю.

– Черт меня подери! – сказал Грэг. – Я должен понять это, Эндрю! Что-то происходит на «Тэралоджик», и это что-то у скользает от меня! Все то, чему меня учили в бизнес-школе, здесь не подходит! Традиционные бизнес-практики, которые я собирался применить, уже используются там, но от них нет никакого проку!

Он приготовился к удару по десятой лунке, тщательно прицелился и ударил по мячу, но тот полетел в заросли. Эндрю чуть не расхохотался, но, видя, как переживает Грэг, попытался сохранить бесстрастное выражение лица. Грэг размашисто послал мяч в высокую траву и немного погодя снова вернулся на фэрвей. Стиснув зубы, он направился в центр. Эндрю осторожно продолжил беседу:

– Ну, если традиционные методы не помогают, почему бы не посмотреть на ситуацию с другой стороны?

Оставшуюся часть поля они прошли, обсуждая, отчего такое творится на «Тэралоджик». Было понятно, что совершенно ни при чем здесь нечеткость целей, выдвинутых корпорацией. Ни при чем и плохая формулировка стратегий и путей их выполнения. Ни при чем неудачное планирование и проектирование. Слабые управленические способности тоже ни при чем! Все это Грэг уже изучил и проанализировал. У Грэга оставалось неприятное чувство, что дело, скорее всего, в людях, а не в бизнес-системах.

– Между «Интеколом» и «Тэралоджик» назрел конфликт? – спросил Эндрю.

– Ничего такого я не почувствовал. На следующей неделе, когда опять поеду в Сан-Франциско, попробую снова понаблюдать. Ну подскажи еще что-нибудь! – взмолился Грэг.

– Извини, но я просто не знаю, что тебе посоветовать, – вздохнул Эндрю. – Ты собери побольше информации.

Когда они подходили к восемнадцатой лунке, Эндрю вдруг замолчал и в раздумье остановился.

– Эй! Может, поделишься своей мыслью? – Грэг нетерпеливо дернул его за рукав.

Эндрю посмотрел на него серьезно и задумчиво:

– У меня нет ответа, но я подумал о человеке, который мог бы ответить на твой вопрос.

– Ну так скажи же, кто он?! – потребовал Грэг.

– Давай сначала переоденемся, и, может быть, за пивом я поделюсь своей блестящей мыслью! Ты пиво мне поставишь? – лукаво улыбнулся Эндрю.

Небо отражалось в водных преградах возле восемнадцатой лунки, превращая их в ярко-голубые заводи. По стенкам высоких пивных бокалов стекали капли.

– Ну вот, ты выпросил пиво… – Грэг снова вернулся к беседе.

Эндрю снова улыбнулся, поставил стакан на стол и слизнул пену с верхней губы.

– Я многое видел в поездках по разным заводам, которым я продавал автоматизированные системы управления технологическими процессами. Большая часть этих заводов была уныло одинаковой: люди-роботы, похожие на зомби, передвигали детали от машины к машине. Но однажды я попал на предприятие, которое произвело на меня потрясающее впечатление – энтузиазм там бил фонтаном! И это был именно тот тип бизнес-партнера, с которым всегда приятно работать. Энтузиазм был настолько заразителен, что мы сами постарались сделать для них все, что только могли.

Эндрю сделал еще глоток и продолжил разговор:

– Да, впечатление неизгладимое! Это небольшое предприятие. Оно выпускало печатные платы. И развивалось оно по каким-то своим законам. У меня было ощущение, что даже колебания бизнес-цикла, которые то и дело сотрясают жизнь заводов, над этим предприятием совершенно не властны. Даже в отделе снабжения со мной говорили так, будто я – сотрудник компании, а не их злейший враг. Это было так непривычно! Они купили у нас немного, но мы расстались с таким приятным чувством, будто мы работали не ради своей выгоды, а делали доброе дело: вносили весомый вклад в развитие их бизнеса. Здоровый азарт во всем, что они делали, приводил меня в восторг! Это было очень приятное место, хотя вся отрасль их промышлености находилась в плачевном состоянии. Я часто раздумываю о том, что именно отличало их от других компаний. Они – как маяк в сером тумане. Если бы завтра они позвонили и попросили помочь, мы бросились бы помогать просто потому, что работать с ними – одно удовольствие.

Грэг сразу завелся:

– Расскажи, как они этого достигли! – потребовал он.

Эндрю снисходительно улыбнулся:

– Я частенько вспоминал их, но так и не смог понять, почему они так отличались от других.

Лицо Грэга вытянулось.

– Ты что, шутишь?! Сколько разговоров и никакого толкового совета! Отдавай назад мое пиво! – он ткнул пальцем в пустой стакан.

– Да я же еще не закончил рассказ, – заметил Эндрю. – Кажется, один фактор все-таки сыграл свою роль. Владелец компании – очень интересный и необычный человек! Яркая личность! Он сумел создать атмосферу joie de vivre,1и это отразилось на всем его бизнесе. Знаешь, это трудно объяснить. Это всего только чувство, мое инстинктивное чувство. Просто мне показалось, что владелец компании как-то совершенно иначе выстраивает отношения в организации. И что в основе этих отношений лежит его собственный энтузиазм.

– И как это, скажи на милость, должно помочь мне решить проблему? – сердито спросил Грэг.

– Не знаю, – спокойно ответил Эндрю, – но я знаю, что есть нечто, что может привести нас к решению твоей проблемы.

Грэг недовольно фыркнул:

– Сейчас мне нужно именно решение, а не сказочка о далеком и прекрасном будущем.

Эндрю пожал плечами:

– Я думал, тебе будет полезно взглянуть на свою проблему с другой стороны.

Они встали, спустились с террасы и пошли к стоянке. Грэг обнял друга.

– Не обижайся, я ценю твою помощь, – сказал он, – просто я надеялся, что ты произнесешь какие-нибудь волшебные слова…

Эндрю принялся дурачиться:

– Вот так? – он скорчил смешную рожицу сказочного злодея.

– О! Прочь от меня! – Грэг изобразил на лице ужас и отпрянул назад.

Они хохотали и валяли дурака, укладывая клюшки для гольфа в багажники.

Кэтрин готовила ужин, когда он припарковался у дома. Дети побежали ему навстречу. За ними понесся пес. Он радостно залаял, замахал хвостом и принялся облизывать всех. Грэг схватил детей в охапку и поволок их в кухню. Дети визжали от восторга, пытаясь вырваться из его объятий, пес покусывал Грэга за пятки.

Кэтрин любила смотреть, как он играет с детьми. В глубине души она очень волновалась за мужа: столько перемен за последнее время. Морщинки в углах его губ сделались еще глубже, а сам он стал раздражаться по пустякам. «К счастью, дети помогают ему снова стать прежним», – думала Кэтрин. Она очень беспокоилась: каково-то будет Грэгу в Сан-Франциско?!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


Похожие:

Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconДень рождения школы
Рутина или прорыв. Стандарт или инновации. Настоящее или будущее. Для тех, кто готов к переменам и рискам
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconУчимся на практике тенденции бизнес-образования
Рутина или прорыв. Стандарт или инновации. Настоящее или будущее. Для тех, кто готов к переменам и рискам
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconНиколай Козлов. Истинная правда, или учебник для психолога по жизни
Знаете, когда мне тяжело из-за общения с людьми, то я читаю или Библию, или Вашу книгу
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconОтветы ответы на насущные вопросы: как складывается судьба у выпускников
Рутина или прорыв. Стандарт или инновации. Настоящее или будущее. Для тех, кто готов к переменам и рискам
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconНетбук в подарок ! ! ! Стоимость нетбука возвращается в виде банковской карты. Заявка по sms или e mail: iA +Код "мтс" 90uah или 10usd через
Или e mail: iA +Код "мтс" 90uah или 10usd через Liqpay com на №: +380953190068
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconО правовых механизмах реализации государственной политики в области библиотечного дела
Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается...
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconСообщение о существенном факте
Вид и краткое содержание сведений, направляемых или предоставляемых эмитентом соответствующему органу иностранного государства, иностранной...
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconОсновные принципы, относящиеся к правомочности заявлений от ищущих убежища лиц из Ирака
Это также важно по той причине, что определенные группы населения подвергаются преследованиям на основе их реальной или вменяемой...
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconГуманитарных и естественных наук журнал научных публикаций
Полное или частичное воспроизведение или размножение, каким бы то ни было способом
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconЭкономика Памятка для желающих получить кредит
Если Вы намереваетесь вложить собственные или заемные средства в создание или развитие
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница