Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд




НазваниеBoss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд
страница7/27
Дата конвертации14.09.2012
Размер4.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27
Глава 7


– Племена? – переспросил Дэннис. – При чем здесь племена? Мы что, будем раскладывать священный костер посреди завода и танцевать вокруг него в набедренных повязках и с копьями в руках? – Дэннис забавно замахал руками и очень лихо исполнил танец войны прямо возле стола для совещаний. Из кармана его рубашки вылетела ручка.

В этот момент в дверь заглянула Мэгги. Увидев, что Дэннис пляшет, подпрыгивает и бьет себя руками по груди и по животу, она замерла, раскрыв рот от изумления.

– Входи, женщина! – закричал Дэннис. – Станцуй со мной новый танец войны!

Дэннис схватил Мэгги за руку и потащил ее в комнату.

Глаза Мэгги блеснули озорным огоньком – она сразу включилась в игру. Вдвоем с Дэннисом они пустились в пляс – это была странная смесь вальса с чирлидингом. Вскоре они запыхались и, громко хохоча, упали на стулья.

Грэг наблюдал за ними с некоторым удивлением.

– Слушайте, нам надо почаще устраивать такие танцы! – воскликнула Мэгги. – Будет гораздо веселее работать.

Дэннис показал на Грэга:

– Вот кого надо благодарить. Это в его голову пришла такая роскошная идея.

Все еще улыбаясь, Мэгги поднялась.

– Я зашла напомнить, что производственное совещание – через час. Снова надумаете потанцевать – позовите меня! – она подмигнула Дэннису и ушла.

Дэннис посмотрел на Грэга.

– Что ты там говорил про племена? Объясни-ка мне еще раз.

Грэг пересказал ему свой разговор с Батчем, стараясь не пропустить ни одной детали. Дэннис внимательно слушал, наморщив лоб.

Когда Грэг дошел до замечаний Батча и своих собственных наблюдений, Дэннис посмотрел на Грэга с явным одобрением.

– Звучит заманчиво! И как бы нам создать такое племя на «Тэралоджик»? Племя с сильной мотивацией.

– Не знаю, – ответил Грэг. – Я знаю только, что «Кэйп Индастриз» – действительно мощная организация, хотя и небольшая. Если мы сможем создать что-то похожее – победа будет за нами. Как же Батч всего этого добился? А? Я все равно узнаю! Даже если ты меня не поддержишь.

Дэннис поднял брови, и они почти исчезли под челкой.

– Я поддержу, – ответил он сдержанно. – Давай уже начнем.

Грэг широко улыбнулся:

– Я знал, что ты примешь вызов!

– Надо бы найти какое-нибудь племя для изучения. Вот все характеристики племени и вычислим, – придумал Дэннис.

– Пошли сначала сходим на производственное совещание, – усмехнулся Грэг. Он встал и подошел к двери.

В комнате было людно. Грэг начал совещание.

– Приветствую всех. Давайте сразу перейдем к делу. Как обстоят дела с заказом для «АзияКомНэт»? – спросил он, глядя на Рона, который в ответ, как обычно, поправил очки.

– Дата отправки заказа по-прежнему шестое августа, – пробормотал он, покрываясь испариной.

– Это на две недели позже назначенного срока, – резко сказал Грэг.

По комнате разнесся шум. Грэг вспомнил о племенах. Где искать общего врага?

– Мне каждый божий день звонят из главного офиса и выясняют, что с заказом. Если мы не придумаем, как выполнить заказ быстрее, мы все не задержимся на этом заводе.

Повисла гнетущая тишина.

– Но наш самый большой враг – это даже не главный офис. Гораздо больше меня тревожит другое. «Тэралоджик» – один из лучших заводов в стране по производству плат, но мы никак не можем объединить наши усилия. Наши конкуренты только и ждут, чтобы мы провалили заказ для «АзияКомНэт» – тогда они смогут отнять у нас выход на китайский рынок и дискредитировать нас в глазах остальных заказчиков.

Он посмотрел на коллег. Все они внимательно слушали его.

– Если это случится, мы потеряем множество выгодных сделок. И это загонит нас в такую пропасть, из которой мы никогда не сможем выбраться.

Теперь уже все взгляды были прикованы к Грэгу.

– Сейчас я расскажу вам о наших конкурентах.

Грэг стал описывать производственные мощности, маркетинговые стратегии и размеры конкурирующих компаний, которые размещались по всему миру.

Слушали его с таким безраздельным вниманием, что становилось ясно: никогда прежде никто не говорил с людьми об этом.

– Если мы не сплотимся и не дадим отпор этим хищникам, они нас уничтожат.

В комнате наступила полная тишина.

– Я знаю, многим кажется, что новое руководство завода представляет для вас какую-то угрозу. И я почувствовал это, когда приехал сюда. Это нормальное желание – ощущать себя в безопасности в своем коллективе. Чтобы жизнь шла в привычном ритме. И все-таки ваш противник – не я.

В комнате послышались смешки.

– Главный офис тоже нам не враг. Да, они любят совать нос в наши дела. Но они вовсе не хотят погубить нас. А вот наши конкуренты не теряют ни минуты – все ищут, как бы выбить у нас почву из-под ног. Мы должны дать им отпор. Не позволим использовать наши слабости против нас самих!

Атмосфера в комнате заметно изменилась. Исчезла настороженность. Возникла настоящая озабоченность судьбой завода.

– Я постараюсь сообщить каждому из вас как можно больше о наших конкурентах. Тогда нам будет легче одолеть их.

Все в комнате закивали головами.

– Сможете найти о них еще какую-нибудь информацию – пожалуйста, сообщите нам.

Эл, руководитель отдела технической эксплуатации, поднял руку:

– Мы поищем информацию в Интернете и доложим о результатах.

Грэг удивился и порадовался: Эл, постоянно мрачный, угрюмый и замкнутый, вдруг проявил активность. Глаза его сверкали: он рвался в бой! Дэннис посмотрел на него с искренним изумлением и подмигнул Грэгу.

– Ну… это отличная идея! – нашелся Грэг.

– Кстати, многие наши конкуренты используют технологию, которую мы сейчас пытаемся внедрить, – заметил Дэннис.

И снова ответил Эл:

– Эта технология поможет нам справиться с конкурентами?

– Безусловно! – воскликнул Дэннис, – прежде всего применение этой технологии ускорит выполнение заказа для «АзияКомНэт».

– Кто занимается внедрением новой технологии? – уточнил Эл.

– Мы с Майком, – ответил Дэннис.

– Дайте мне взглянуть на технические характеристики, и я подумаю, как это получше сделать, – сказал Эл. Грэг не смог удержаться от улыбки. Атмосфера в комнате стала совершенно другой. Впервые он почувствовал: настрой людей изменился!


* * *


Грэг и Дэннис возвращались с совещания и обсуждали эту резкую перемену в отношении людей к делу.

– Как все это здорово! – сказал Дэннис. – Если такой эффект вызван всеми этими штуками, связанными с племенем, то мы должны создать это злополучное племя как можно скорее!

Грэг одобрительно кивнул.

– Сначала мы должны определить для себя, что же это такое – племя, а потом уже будем разбираться, какую группу мы будем рассматривать в качестве условного племени.

Вернувшись к себе, Грэг позвонил в отдел финансов и попросил добыть как можно больше сведений о конкурентах.

– Я хочу, чтобы наш общий враг был осязаем, – объяснил Грэг. – Нужно, чтобы все знали, против кого мы боремся.

Целый час они с Дэннисом обсуждали свои представления о племенах. Грэг с удивлением обнаружил, что в обществе насчитывается огромное количество различных племен: посетители оздоровительных клубов и фитнесс-клубов, участницы женских добровольческих групп, каменщики, выпускники бизнес-школ, пилоты и многие другие.

– Да, похоже, общество в самом деле состоит из племен, – задумчиво произнес Дэннис.

– Когда Батч впервые это сказал, я просто растерялся. Я не готов был сразу согласиться с этой теорией. Он вообще утверждает, что люди не могут эффективно взаимодействовать, если не используют некоторые моменты племенного поведения. Образование и жизненный опыт здесь значения не имеют.

– В этом есть определенный резон, – пробормотал Дэннис.

В качестве условного племени они решили рассмотреть какую-нибудь баскетбольную команду из НБА. Но какую именно выбрать? Грэг болел за «Чикаго Балз», а Дэннис – за «Бостон Кэлтикс». Они поспорили и даже чуть не поругались.

Дэннис кричал:

– Твоя команда не в состоянии даже…

– Неправда! – спорил Грэг. – Это твоя «Кэлтикс» не может…

Внезапно Грэг закрыл рот двумя руками. Дэннис тоже замолчал и посмотрел на него с удивлением.

– Боже мой, что же мы делаем! – воскликнул Грэг и схватился за голову.

– Кажется, ты наконец-то понял, что защищать твою дурацкую команду совершенно не стоит! – съязвил Дэннис.

– Нет, нет! – Грэг вскочил на ноги. – Посмотри, ведь мы ведем себя, как враждующие племена! Разве ты не видишь? Мы даже не умеем играть в баскетбол, зато и у тебя, и у меня полно собственных идей, как нужно играть. Это нам урок! Настоящий урок! Его стоит запомнить.

Грэг глубоко задумался.

– Скажи, а что мы получаем взамен, когда болеем за какую-нибудь команду? – спросил он, вперившись в стену невидящим взглядом.

Дэннис потер подбородок и тоже посмотрел на стену.

– Когда мы болеем за футбольную или какую-нибудь другую команду, у нас возникает чувство принадлежности, сопричастности. И мы сами себе кажемся значительнее. Мы можем важно обмениваться мнениями и не бояться, что нас сочтут дураками.

– И все-таки твоя команда совсем паршивая! – выпалил Дэннис.

Он пригнулся и – как раз вовремя – успел увернуться от желтого блокнотика, пролетевшего над его ухом.

– А теперь пора поговорить серьезно, – постановил Грэг.

– Хорошо, – согласился Дэннис.

Он залез под стол и достал тот самый блокнотик.

– Чем мы отличаемся от баскетбольной команды? – спросил Грэг.

– Ну, нам не нужно каждый день носить смешную разноцветную форму, – ответил Дэннис.

– Угу, – пробормотал Грэг, – а зачем они ее вообще носят?

– Чтобы их все узнавали, дурачок, – саркастически хмыкнул Дэннис.

Грэг насмешливо посмотрел на него.

– Форма, конечно, очень важна. Фанаты покупают футболки, кепки и кучу всякого барахла с логотипом и сочетанием цветов любимой команды.

– Этим самым они демонстрируют приверженность своей команде, – сказал Дэннис. – Одним из признаков принадлежности людей к племени является использование его символов.

– Точно! – воскликнул Грэг, – как показать, что ты принадлежишь к какому-нибудь племени? Единственным способом – использовать те же символы, что и остальное племя!

– Да, вот мой брат, к примеру, ездит только на «Шевроле». Каждый месяц он отправляется на встречу с другими владельцами «Шевроле», и они все время поливают грязью «Форды».

– Передай мне тот желтенький блокнот, – попросил Грэг.

И в тот же миг блокнотик просвистел у него над ухом, громко стукнулся о стену и шлепнулся прямо на стол. Дэннис улыбался довольной улыбкой. Грэг сделал запись на листочке и прилепил его к белой доске рядом с первой записью – желтым листком, который он принес из дома. Новая надпись гласила:


Характеристика племени № 2.

У сильного племени есть свои СИМВОЛЫ


Грэг смотрел на нее.

– Знаешь, это правда. Ну, как американский флаг. Когда я вижу, что в какой-то стране третьего мира жгут наш флаг, мне хочется сбросить на них атомную бомбу. Ведь флаг – это символ одного из моих племен – американского народа.

– Но преуспевающие капиталисты-американцы – это общий враг для всех этих несчастных поджигателей флагов, которые едва сводят концы с концами где-нибудь в пустыне, – заметил Дэннис. – Сжигая символ вражеского племени, они просто демонстрируют свою враждебность. Это такое правило.

Грэг кивнул. Внезапно лицо его помрачнело.

– Что случилось? – заволновался Дэннис.

– Если наш вывод верен, тогда получается, что противник тоже прав. Мы действительно создаем племена, когда обзаводимся собственной символикой.

Дэннис молча почесал затылок.

– Вот смотри, мы все жалуемся на недоверие наших рабочих к руководству, но мы сами заставляем их носить униформу на заводе и нагрудные значки с именами и должностями. Однако сами-то мы не носим форму и значки. Мы носим то, что хотим. Уже эта разница в одежде делит нас на два разных племени: мы сами проводим черту между руководством и всеми остальными. Вынуждая их носить значки с именами, мы как будто говорим им: «Мне ни к чему запоминать твое имя – ты должен носить этот значок, чтобы я видел, как тебя зовут. Я здороваюсь с тобой и чувствую себя отлично. Никакой неловкости! А еще я заставлю тебя носить такую же одежду, какую носят все – чтобы ты чувствовал себя униженным! В довершение всего я хочу, чтобы ты знал, как меня зовут, но значок со своим именем я носить не собираюсь», – сказал Грэг, покачав головой.

– Если мы правильно понимаем эту вот потребность племени в общем враге, то… Посмотри, что получается: мы хотим, чтобы они носили некие символы и форму, но ведь они объединяют их в одно племя против нас – как против общего врага! – удивленно заметил Дэннис.

– Ты в чем-то прав. Я приведу тебе еще один пример. Производственники постоянно жалуются на эксплуатационщиков, которые относятся к продукции так, словно они сами ее произвели или хотя бы помогали ее производить. Производственники и эксплуатационщики ведут себя как два разных племени, одежда у них тоже разная: одни носят синие рабочие костюмы, другие – белые.

– Помнишь, когда Батч посоветовал понаблюдать за поведением подчиненных, что мы первым делом записали? Мы поняли: у представителей одной группы есть некое сходство. Вот одна из причин возникновения такого сходства: общая одежда или символика помогают создать племя, а уж потом в племени развиваются и другие общие черты. Становясь членом племени, каждый ощущает свою сопричастность ему.

Грэг выпрямился. В его глазах загорелся огонек азарта.

– Вот на заводе возникают группы, сами возникают и мешают нормальному развитию компании. Но никто еще не объяснил, почему люди объединяются в эти группы. Самодостаточные группы! Я считаю, что они просто собираются в племена: по принципу общей деятельности или профессиональной квалификации. Только в таких группах они могут эффективно взаимодействовать друг с другом.

Грэг ткнул пальцем в Дэнниса.

– Бьюсь об заклад, что ты принадлежишь к целой куче племен!

– Кто, я? – удивился Дэннис.


Дэннис принадлежит к:

• племени Университета Мичиган;

• племени университетской футбольной команды;

• племени корпорации «Интекол»;

• племени руководства «Интекола»;

• племени производителей микропроцессоров;

• племени старожилов «Интекола».


Грэг подошел к белой доске, взял маркер и начал писать.

Грэг оглянулся и указал на Дэнниса маркером.

– Скажи мне, чем ты увлекаешься, чем интересуешься?

Дэннис задумался.

– Ну, я состою в членстве гольф-клуба «Лэйк Форест», это за городом. Еще я оказываю финансовую помощь Чикагскому симфоническому оркестру. Я член Американского общества инженеров-технологов. Член Национальной стрелковой ассоциации…

Грэг быстро записывал. Через полчаса они составили список из двадцати различных племен, к которым Дэннис имел то или иное отношение, – от школьного научного клуба до кредитного общества «Интекола». Потом они принялись записывать племена Грэга. И тоже получили внушительный список.

Дэннис нахмурился:

– Я чувствую, что мы пришли к чему-то важному, но уловил ли я суть?

Грэг зашагал по кабинету.

– Помнишь, мой сын сделал на цоколе нашего дома надпись: «Девчонкам вход запрещен»? – спросил он.

– Да, а что? – Дэннис был совсем сбит с толку.

– Мне кажется, на протяжении жизни человек что-то заимствует изо всех племен, с которыми он себя мысленно и эмоционально ассоциирует. Если бы я стал критиковать инженерную школу Университета Мичиган, как бы ты отреагировал?

– Я бы очень рассвирепел, – ответил Дэннис, – это же одна из лучших инженерных школ в стране, и я работал до изнеможения, чтобы получить диплом этой школы! Так что – руки прочь от нее!

– Ну конечно! – продолжил Грэг. – Некоторые из твоих собственных ценностей сформировались под влиянием Инженерной школы, и твой диплом – просто символ принадлежности к этому миру. Именно поэтому ты бы почувствовал себя оскорбленным, если бы я вдруг стал поносить твой университет.

Дэннис охотно закивал:

– Фанаты баскетбольных команд ведут себя очень похоже. А вспомни, как дерутся футбольные болельщики! Видел, небось, по телевизору? Зрители настолько отождествляют себя со своей командой, что даже пузатые добропорядочные дядьки лезут в драку с болельщиками команды противника. Такие племена втянуты в постоянную, бесконечную войну.

Грэг сразу согласился.

– Батч рассказывал о поведении болельщиков на финальных матчах чемпионата по американскому футболу. Он сказал, что при переходе из одного племени в другое поведение людей резко меняется. Наше чувство собственной значимости, самосознание и поведение во многом зависят от того, в каких группах мы состоим. Чем к большему количеству групп принадлежит человек, тем увереннее он себя чувствует и тем лучше развита его личность. Еще Батч рассказал мне об атаке Легкой бригады во время Крымской войны. Свой рассказ он закончил тем, что в конце первого дня этой ужасной стычки русские выслали офицера с белым флагом для временного перемирия, чтобы захоронить павших британцев и позаботиться о раненых. Этот жуткий пример свидетельствует, как сильно меняется поведение, когда люди переходят из одного племени в другое. В разгар битвы они вели себя как воины Британской и Русской армий, но потом они действовали как члены солдатского братства и не мешали противнику забрать раненых и похоронить мертвых.

Дэннис изумленно покачал головой. Он испытывал смешанные чувства.

– Но какое же отношение все это имеет к нашему заводу? Мы-то сможем применить эти знания у себя?

Грэг призадумался.

– Я считаю, нам нужно создать такие условия, чтобы у рабочих сформировалось самоуважение. Как принадлежность к нашему племени может в этом помочь? Вот в чем надо разобраться!

Дэннис стал ходить по комнате:

– Но ведь многие рабочие говорят, что им ничего больше не нужно – только получить зарплату и уйти домой. Они совершенно не хотят участвовать в групповой деятельности или в жизни компании. Как ты это объяснишь?

Грэг немного помолчал.

– Ну, предположим, если человек, находясь в каком-то племени, получает от этого выгоду, то принадлежность к другим племенам может ему повредить.

Он кивнул своим мыслям и продолжал рассуждать.

– У многих рабочих нет достаточной квалификации, чтобы перейти на другую работу, и они вынуждены работать здесь. Они недовольны и собой, и ситуацией.

– Тогда именно они будут первыми, кто присоединится к новому племени, – предположил Дэннис.

– Да, скорее всего, – ответил Грэг.

Он оторвал еще один желтый листок, сделал на нем надпись и приклеил рядом с двумя другими листками. Надпись гласила:


Особенность племенного поведения № 1.

Социальная, эмоциональная и психологическая жизнь человека определяется тем, к какому племени он принадлежит.


Дэннис задумался. Затем он поднял голову:

– Знаешь, Грэг, когда мы нанимаем людей «с улицы», мы тратим кучу времени на то, чтобы показать им, как нужно выполнять различные операции. Но мы ничего не рассказываем им об истории и развитии компании. И совсем ничего не делаем, чтобы воспитать чувство принадлежности к племени. Вот почему среди новичков самая высокая текучесть кадров! Им не объясняют, как они должны вести себя в новом племени. Ведь то, что в их прежнем племени было хорошо и поощрялось, у нас может быть абсолютно неприемлемо. Если рабочий ведет себя неправильно, он либо выслушивает нотации от непосредственного начальника, либо получает официальное предупреждение. Опыт – негативный! Самоуважение – падает! А надо бы сделать так, чтобы чувства возникали положительные, позитивные! И чтобы эти чувства были связаны с нами, с нашим заводом. Наверное, этим должны заниматься менеджеры по управлению персоналом. Вместо того, чтобы перебирать свои безликие, скучные бумажки – документы по найму и увольнению, – они должны сплотить отдельных людей в единое племя.

Грэг все еще думал о чем-то своем, затем сказал:

– Видимо, во многих компаниях возникает проблема, какие стимулы предложить рабочим. Мне запомнился интересный эпизод в заводском цехе на «Кэйп Индастриз». Группа людей собралась вокруг одного рабочего. Батч объяснил мне, что этот человек усовершенствовал сложный технологический процесс и что все собрались поздравить его. Для чего это нужно? Разумеется, чтобы повысить его самооценку!

Он открыл ящик стола и достал оттуда вырезку из газеты:

– Эту статью опубликовали в газете «USA Today» на прошлой неделе, – сказал он, протягивая Дэннису вырезку, истрепанную по краям. Заголовок гласил: «Фирмы тратят миллионы, пытаясь улучшить отношение рабочих к труду! Но успеха нет!»

Дэннис принялся читать статью с большим интересом. В ней описывалось, как многие компании тратят миллионы долларов на то, чтобы заставить сотрудников работать с большей самоотдачей и увеличить производительность труда. Некоторые даже заставляли рабочих ходить по раскаленным углям. Несмотря на такие крайние меры и огромное количество истраченных денег, производительность осталась низкой, и самоотдачи как таковой по-прежнему нет.1

– На «Кэйп Индастриз» не занимаются такой ерундой, – заметил Дэннис.

– Вот именно! – воскликнул Грэг. – Батч говорил, что нельзя специально придумать мотивацию для рабочих. Она появляется сама, когда человек осознает свою принадлежность к сильному племени, именно это повышает его самооценку. На «Кэйп Индастриз» сразу бросается в глаза, что у всех рабочих есть чувство собственного достоинства.

– Ничего удивительного, что миллионы, о которых говорится в статье, оказались выброшенными на ветер, – сказал Дэннис, ткнув пальцем в вырезку. – Племя руководителей заставляет племя рабочих более усердно трудиться. Это еще больше усиливает раскол между племенами. Людям хочется работать, когда они чувствуют себя частью сильного племени, а не когда каждым из них в отдельности кто-то манипулирует! В статье говорится, что лишь двадцать шесть процентов рабочих искренне интересуются своей работой. Меня это совершенно не удивляет. Он продолжал читать.

– Здесь еще вот что написано. Большая часть рабочих получает персональное вознаграждение. Это как некоторым детям родители дают деньги за помощь по дому. Зато те, кому не досталось премии или вознаграждения, чувствуют себя обиженными. Они недовольны или начальством, или собой.

Он удовлетворенно хмыкнул.

– Это очевидно! А вот принадлежность к неформальному племени повышает их самооценку. Руководство даже не догадывается, что компания делится на два враждующих племени: управленцы и рабочие.

Грэг согласился с Дэннисом:

– Мне кажется, часто люди отказываются что-то делать просто из протеста: ах, вы не замечаете меня, вы покупаете мое терпеливое послушание, я вынужден целый день торчать у станка – так вот, я тоже личность! И если я захочу, я сорву вам план, и вот тогда вы попляшете! Они не просто халтурят, они самоутверждаются! А руководство этого совершенно не понимает.

– Как же нам эти выводы применить на практике? – спросил Дэннис.

– Есть два пути. Первый – определить, какие племена есть на нашем заводе, и понять, почему они выделились в отдельные группы. Второй – начать создавать новое племя. У его членов самооценка должна быть выше, чем у членов наших заводских племен. Тогда «Тэралоджик» превратится в такое же успешное предприятие, как «Кэйп Индастриз».

– Хорошо. Но мы пока выделили всего две характеристики племени. Их будет достаточно?

– Будем отталкиваться от них и искать новые.

Дэннис был согласен.

– Ты уже определил общего врага – конкурентов, которые ждут не дождутся, чтобы перехватить нашу часть рынка.

– Я думал об этом, – заметил Грэг. – Нам нужно создать как можно более полный образ общего врага. Наверное, нам понадобятся фотографии их заводов, генеральных директоров и топ-менеджеров, данные о финансовой деятельности, уровне производительности и ассортименте услуг. Словом, вся визуальная информация. С ее помощью мы превратим конкурентов в осязаемую, живую угрозу.

Дэннис потер лоб.

– Слушай, какие же мы с тобой тупые! Ты понимаешь, мы ведь все делаем с точностью до наоборот. Мы распространяем информацию о наших достижениях! Мы составляем графики, которые отражают уровень производительности, данные о качестве, объеме выпускаемой продукции и тому подобное. Мы, руководители, не понимаем, что этими действиями еще больше усиливаем раскол между руководством и рабочими. Мы для наших же рабочих становимся врагами, и они объединяются в борьбе против нас! Мы их оцениваем, отчитываем, наказываем и этим подрываем доверие к себе!

– Вот почему Ли Танака предпочел уйти, – сказал Грэг. – Не только потому, что он считал меня противником своего племени, но и потому, что я унизил его в глазах окружающих.

Он вздохнул.

– А что мы будем делать с символами племени?

– Будем носить такую же одежду, как и все остальные, – решительно сказал Грэг. – Если мы хотим, чтобы они носили униформу и значки с именами, то нам тоже придется носить форму и значки.

Грэг улыбнулся:

– Что, прощайте, ботинки от Гуччи?

Дэннис кивнул:

– Знаешь, я вспомнил о большой компании, производящей продукты питания. Я был там пару недель назад. У них было два вида фирменной одежды. Все в главной конторе были одеты в брюки цвета хаки и стильные рубашки с логотипом компании, аккуратно вышитом на кармане. А те, кто работал на заводе, носили тяжелые белые комбинезоны из грубой ткани, застиранные и поношенные. Логотип компании находился на спине, словно номер у заключенных. В этой компании сложились очень плохие отношения между руководителями и рабочими. Хотя я повидал немало разных компаний, хуже отношений я не встречал. По одежде было совершенно ясно, кто к какому племени принадлежит.

– Я тоже сталкивался с такими вещами, – сказал Грэг. – Как-то я ездил на большой фармацевтический завод. Все руководство носило белые лабораторные халаты, даже те, кто занимался не научной работой, а финансами или продажами. А те, кто был занят на производстве, носили светло-бежевые комбинезон и блузу. У меня возникло неприятное чувство: менеджеры, одетые в белые халаты, воспринимались как этакие чистюли. А те, кто работал на производстве, даже сами себя воспринимали как второй сорт!

Дэннис поднялся.

– Ладно, договорились, – сказал он, – как можно скорее переходим на одинаковую одежду. Я займусь этим. Давай разберемся, сколько тут у нас племен на заводе.

Теперь пришел черед Дэнниса записывать. Через двадцать минут они составили внушительный список племен, обитавших на «Тэралоджик». В списке были:


1) племя производственников;

2) племя отдела контроля качества;

3) племя тех, кто работает в первую смену;

4) племя тех, кто работает во вторую смену;

5) племя диспетчеров;

6) племя руководителей;

7) племя плановиков;

8) племя снабженцев;

9) племя закупщиков;

10) племя распространителей продукции;

11) племя мужчин;

12) племя женщин;

13) племя старожилов;

14) племя новичков;

15) племя администраторов;

16) племя бухгалтеров;

17) племя ИТ-шников;

18) племя рабочих чистого цеха;

19) племя агентов по сбыту.


Грэг тихо присвистнул.

– Да уж, теперь понятно, почему нам так сложно договориться между собой. У нас получилось девятнадцать племен! Нужно выработать определенную стратегию, чтобы объединить их всех в одно племя, как это сделал Батч в своей компании.

Дэннис почесал подбородок. Казалось, его мысли витают где-то далеко.

– О чем задумался? – поинтересовался Грэг.

– Да я тут вспомнил, как разговаривал пару лет назад с одним консультантом по вопросам управления. Он работал на государственном исследовательском проекте и изучал, как люди проводят время на рабочем месте. Он пришел к выводу, что только пятьдесят три процента всего рабочего времени уходит на продуктивный труд. Остальное время рабочие тратят на другую деятельность. Например, двадцать пять процентов времени – на общение. Итак, сорок семь процентов – это деятельность непродуктивная. Если предположить, что она связана с племенными аспектами поведения, то выходит, причина низкой производительности – в племенном поведении!

Грэг понимал, что он прав.

– Да, и мы теперь знаем, почему так происходит. Чем быстрее мы уясним, как объединить наши племена, тем лучше!

Разговор снова зашел о форме одежды.

– Надо продумать, как будем вводить новую униформу. Чтобы в ней не было этого злополучного противопоставления: руководство – рабочие!

Они обменялись идеями, затем Дэннис ушел. Почему-то у него было озорное выражение лица. Он улыбался так, как будто что-то задумал.

После обеда Грэгу доставили пакет, в котором оказался аккуратно выглаженный костюм. На нагрудном кармане было вышито его имя. Уходя домой, он захватил с собой пакет.


* * *


Грэг оставил свой «Лексус» в гараже и, насвистывая, пошел к парадному входу. Он чувствовал, что сегодня они с Дэннисом сделали что-то действительно важное.

Кэтрин хлопотала на кухне.

– Я вижу, у тебя сегодня удачный денек! – улыбнулась она и поцеловала его в щеку.

Дети тянули Грэга за руки: им ужасно хотелось, чтобы отец с ними пообщался. Они что-то рассказывали наперебой, пытаясь перекричать друг дружку.

– Тише! Тише! – засмеялся он и схватил детей в охапку.

Они завизжали от восторга. Грэг покружил их, и они завизжали еще громче. У Грэга закружилась голова, он поставил детей на землю и присел на кушетку. Дети тут же уселись к нему на колени.

После ужина он снова вернулся к своим мыслям. «Интересно, Батч сейчас дома?» – подумал Грэг. Ему ужасно хотелось поделиться с ним сегодняшними достижениями. «Да ведь он сказал мне, что я могу звонить ему в любое время», – напомнил он сам себе, пошел в библиотеку и набрал знакомый номер.

– Джонсон, – донеслось из трубки.

– Привет, Батч, это Грэг. Я не отрываю вас от дел?

– Нет, но через час мне нужно будет уйти из дома.

– Тогда я быстро.

Грэг принялся перечислять свои открытия: общий враг, влияние самооценки рабочих на их поведение, символы племени…

Батч слушал его, не перебивая. После того как Грэг закончил свой монолог, Батч немного помолчал, а потом произнес:

– Молодец! Неплохо поработал. Я сейчас выскажу свои соображения, но прежде спрошу тебя вот о чем. Как ты думаешь, почему возникли племена?

– Из нашего прошлого разговора я помню, что племена возникают потому, что большая часть организаций пребывает в стабильном состоянии. Люди объединяются в племена, потому что это естественная форма существования общества.

– Это все так, но ты не ответил на мой вопрос.

Грэг стал лихорадочно соображать.

– Ну, может, племена позволяют людям чего-то достигнуть?

– Хорошо. Чего они могут достигнуть?

– М-м-м, например, они могут испытать чувство единения, – предположил Грэг.

– Уже ближе к истине. Я тебе дам подсказку. Твоя семья ведь тоже маленькое племя, верно?

– Да.

– Что ты получаешь в семье? Самое важное?

– Это легко! Любовь и доверие.

– А что еще?

Грэг немного подумал:

– Любовь в племенах, возникающих на работе, не совсем уместна, а вот доверие очень важно.

– Точно. В сильном племени между людьми складываются доверительные отношения. Когда я тренировал десантников, мы придерживались железного правила: никогда не оставляй друга в беде. Это высшая форма проявления доверия. Все знали – что бы ни случилось в бою, рядом всегда окажется тот, кто поможет. Никто ни разу не нарушил это правило. Мы вытаскивали раненых и мертвых под шквальным обстрелом, не думая о собственной безопасности. Я пришел к выводу, что в обычной жизни в сильных племенах возникают такие же крепкие доверительные отношения. Может, они не так прочны, как между солдатами на войне, но самоотдача есть только там, где есть доверие. В племени люди куда больше доверяют друг другу и больше ответственны друг перед другом, чем в организации формальной. Во многих организациях нет вообще никакого доверия между руководством и рабочими. Поэтому люди ищут эмоциональную поддержку в своих племенах. И находят ее!

Грэг подумал о племени эксплуатационщиков на «Тэралоджик». Они вместе работали и отдыхали: ездили на рыбалку, устраивали барбекю и охотились. Они были членами одного сильного племени, поэтому полностью доверяли друг другу.

– У меня в голове появились кое-какие примеры, – сказал Грэг.

– И?

– Что – и? – не понял Грэг.

– И как ты собираешься применить эти примеры на практике?

Грэг задумался.

– Думаю, чтобы создать сильное и дружное племя, мне нужно сформировать доверительные отношения с подчиненными.

– Верно. Как ты думаешь, они тебе сейчас доверяют?

– Да, наверное, не очень.

– Я так и думал. Чтобы вызвать у подчиненных доверие к себе, тебе следует обсудить с ними корпоративные обязательства.

– Обязательства?

– Да, это соглашение о том, что ты будешь выполнять свои обязательства по отношению к ним, если они станут выполнять свои обязательства по отношению к компании. Обязательства в корне отличаются от пустых программных заявлений, которые руководство составляет, чтобы потешить свое самолюбие. Обязательства – гарантия того, что о сотрудниках компании позаботятся, даже если грянет экономический кризис. Составить соглашение о взаимных обязательствах не так легко, как может показаться. Но от этого соглашения выиграешь и ты, и вся твоя компания.

Грэг быстро делал пометки в записной книжке.

– Я займусь этим, – пообещал он.

– Давай теперь опять вернемся к тому, что ты мне рассказал. Я рад, что ты понял, как важно использовать символы. Это серьезный момент! Но твою идею насчет того, чтобы всех одеть в одинаковую одежду, следует немножко видоизменить. Символы нужны нам для того, чтобы достигнуть двух целей. Первая цель – сделать так, чтобы рабочие еще больше почувствовали принадлежность к своему племени. Вторая цель – дать им почувствовать собственную значимость. Вот один пример. Как-то я ездил в одну компанию, которая занималась изданием школьных учебников. У владельцев этой компании были еще какие-то предприятия, и ради экономии накладных расходов они решили объединить небольшие производства в один крупный комплекс. Среди этих предприятий была маленькая переплетная мастерская, которую создали лет десять назад. Почему-то ее расположили в каком-то темном углу. Старые, седые рабочие вручную переплетали красивейшие детские книжки. И хотя в здании не было даже перегородок между разными производствами, всем было ясно, что переплетчики не чувствовали никакой общности с другими рабочими. Даже через десять лет после объединения они вели себя отстраненно. Да и другие производства продолжали работать сами по себе. Неспособность руководства объединить разные племена в одно привела к краху всего комплекса. Все эти предприятия сами по себе были успешными, процветающими и, главное, самостоятельными, а объединение их в единое целое закончилось катастрофой. У человека есть здоровая потребность – находиться среди тех, кто разделяет его ценности. Эта потребность и привела к внутренней борьбе и крушению всего предприятия.

Грэг торопливо записывал его слова.

– Когда я осознал, что человек стремится почувствовать общность с другими, я стал подмечать такие же явления и в других местах. Например, в 1971 году два крупных японских банка объединились в банк «Дайичи Канджио», но у них ушло двадцать пять лет на то, чтобы полностью интегрироваться. А все потому, что банковские работники были втянуты во внутреннюю борьбу за власть.1Я пришел к выводу, что племена не так-то просто объединить и что они продолжают существовать как отдельные самостоятельные подразделения. Например, если ты поработаешь в какой-нибудь крупной корпорации, которая захватила другие компании путем поглощений и слияний, ты обнаружишь, что люди все равно ассоциируют себя со своей прежней компанией. Это хорошо заметно в случае со слиянием «Хьюлетт Паккард» и «Компак». И хотя все усилия высшего руководства направлены на создание интегрированной компании, люди психологически чувствуют себя кто победителем, кто побежденным. А это еще больше укрепляет племена, которые существовали до слияния.

– Как с этим бороться? – спросил Грэг.

– Создать новое могущественное племя, которое будет отличаться от всех уже существующих племен. Если оно окажется сильным, то люди смогут эмоционально оторваться от прежнего племени и присоединиться к новому, более мощному. В таком случае не будет победителей и побежденных – все выиграют!

Грэг перевернул страницу в блокноте и продолжал записывать.

– Как же создать новое племя, которое превзойдет прежние? – спросил он.

– Когда ты сможешь определить двадцать две важнейшие характеристики племени, тогда и найдешь ответ.

– У меня пока всего две.

– Уже три, – ответил Батч. – Давай вернемся к твоей идее об одинаковой одежде для всех сотрудников завода. Вообще-то это правильный подход, но в таком случае возникает риск деления на победителей и побежденных. Если ты начнешь носить такую же одежду, как и рабочие, то проиграет племя руководителей. Если одежду руководителей начнут носить рабочие, то тогда проиграют они: у них сразу возникнет недовольство, ощущение, что руководители ими манипулируют.

– Что же тогда делать?

– Начни с самого начала. Введи новую форму одежды. Пусть она отличается от той, которую сейчас носят руководители и рабочие. Найди новые знаки отличия, если тебе это действительно нужно. Хороший пример – военная форма. Все одеты одинаково, но есть знаки отличия. Они указывают на разницу в звании.

Грэг радостно ухватился за эту идею.

– Я вполне могу это сделать! Можно ввести знаки отличия! Сразу будет видно, у кого какие обязанности.

– Только нужно, чтобы форма отражала не только субординацию, как в армии.

– А что еще?

– У себя на производстве я ввел знаки отличия, которые отражают уровень квалификации. А еще – качества, которые важны в нашем бизнесе. Например, вождение грузового и легкового транспорта. Это умение и множество других умений создают некую иерархию – профессиональные уровни. Они дают рабочим стимул расти. Пусть добиваются успехов в компании – им не нужно будет свое племя, чтобы там чего-то достигать и самореализовываться. Получить знак отличия у нас – не менее почетно, чем получить докторскую степень! Моим рабочим очень нравится, что их заслуги признаются руководством, что методов награждения много, что поощряется профессиональное развитие. Их самоуважение растет, а на «Кэйп Индастриз» повышается производительность труда и становится все больше квалифицированных рабочих.

Грэг напряженно думал. В словах Батча было много дельного.

– Я сразу вспомнил, как я был скаутом, – заметил Грэг. – Когда меня награждали значком за то, что я умею ставить палатку или вязать морские узлы, я чувствовал себя просто на седьмом небе! Это было счастье!

Батч рассмеялся:

– Почему-то считается, что взрослые не нуждаются в таком поощрении. Но армия доказывает, что нуждаются. В других организациях нет таких достижений! Особенно во время кризисов.

Грэг перебил его:

– В общем, мне следует заняться племенными символами: ввести новую форму одежды и знаки отличия, показывающие успехи каждого из рабочих.

– Это еще не все, – заметил Батч. – Тебе нужно выработать символ, общий для всего племени. Вспомни американский флаг. Он венчает крыши многих домов – оповещает всех вокруг: в этом доме под этим флагом живут люди, принадлежащие к самому сильному и самому большому племени в мире! Вот и твоей компании нужен похожий символ. Твои рабочие будут любоваться на него и чувствовать себя членами одного племени. И будут гордиться этим! В японской автомобильной промышленности есть тому два крупных примера. Когда компания «Хонда» открыла свои заводы в США, на них внедрили такую же среду, как и на японских заводах. Хотя японский образ жизни очень отличается от американского, японцам все же удалось создать сильное племя. Успех автомобилей на американском рынке доказал, что сильнейшим движущим механизмом для достижения финансового успеха является мощное племя. Зато когда компания «Мазда» открыла свой новый завод в Флэт-Роке, там все случилось с точностью до наоборот. Японские инженеры, пытаясь добиться от местных рабочих максимальной производительности, все внимание уделяли методам работы. Американские рабочие чувствовали, что с ними обращаются, как с машинами. Очень быстро образовалось два враждующих племени: японские руководители и американские рабочие. Противостояние между ними привело к крупным конфликтам. В 1998 году нововведения японских менеджеров были отменены.1Форма рабочей одежды, которую ввели японцы, тоже перестала быть обязательной.

– Так что же мне делать?

В трубке опять стало тихо.

– Простите, – пробормотал Грэг, – я подумаю, как надо действовать.

– Хорошо. Кстати, ты верно подметил: очень важно поддерживать чувство собственного достоинства у рабочих. Это один из пяти основополагающих принципов, на которых держится сильное и сплоченное племя. Важно, чтобы ты определил остальные четыре принципа. Я дам тебе еще одну подсказку. Помнишь о противостоянии Давида и Голиафа, описанном в Библии?

– Да.

– Я хочу, чтобы ты перечитал это место. Если сможешь прочесть зашифрованное между строк послание, ты сможешь определить все остальные особенности племенного поведения.

На этом Батч закончил разговор.

Следующие двадцать минут Грэг записывал все идеи, которые подкинул ему Батч. Он знал, что Дэннис устроит ему завтра допрос с пристрастием.

Грэг подумал, что Батч никогда не повторяет дважды, и решил записать впечатления от разговора еще и для себя – на будущее. Затем он положил свои записи в портфель. На глаза ему попался знакомый желтый блокнотик с клейкими листочками.

Он вытащил его из портфеля, оторвал листик, подумал минутку, взял ручку и написал:


Характеристика племени № 3.

Сильное племя наделяет все свои кланы внутренним сходством.


Он прилепил записку к своему портфелю.

В постели Грэг читал Библию, снова Книгу Исхода. Он улыбался, читая, как Моисей горько жаловался Богу, что израильтяне ропщут и жалуются, скитаясь по пустыне. Точь-в-точь недовольные рабочие на «Тэралоджик»!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27


Похожие:

Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconДень рождения школы
Рутина или прорыв. Стандарт или инновации. Настоящее или будущее. Для тех, кто готов к переменам и рискам
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconУчимся на практике тенденции бизнес-образования
Рутина или прорыв. Стандарт или инновации. Настоящее или будущее. Для тех, кто готов к переменам и рискам
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconНиколай Козлов. Истинная правда, или учебник для психолога по жизни
Знаете, когда мне тяжело из-за общения с людьми, то я читаю или Библию, или Вашу книгу
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconОтветы ответы на насущные вопросы: как складывается судьба у выпускников
Рутина или прорыв. Стандарт или инновации. Настоящее или будущее. Для тех, кто готов к переменам и рискам
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconНетбук в подарок ! ! ! Стоимость нетбука возвращается в виде банковской карты. Заявка по sms или e mail: iA +Код "мтс" 90uah или 10usd через
Или e mail: iA +Код "мтс" 90uah или 10usd через Liqpay com на №: +380953190068
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconО правовых механизмах реализации государственной политики в области библиотечного дела
Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается...
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconСообщение о существенном факте
Вид и краткое содержание сведений, направляемых или предоставляемых эмитентом соответствующему органу иностранного государства, иностранной...
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconОсновные принципы, относящиеся к правомочности заявлений от ищущих убежища лиц из Ирака
Это также важно по той причине, что определенные группы населения подвергаются преследованиям на основе их реальной или вменяемой...
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconГуманитарных и естественных наук журнал научных публикаций
Полное или частичное воспроизведение или размножение, каким бы то ни было способом
Boss: бесподобный или бесполезный Иммельман Рэймонд iconЭкономика Памятка для желающих получить кредит
Если Вы намереваетесь вложить собственные или заемные средства в создание или развитие
Разместите кнопку на своём сайте:
Бизнес-планы


База данных защищена авторским правом ©bus.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Бизнес-планы
Главная страница